Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Кино и театр // «3x3D»: Годар, Гринуэй, Пера боятся будущего

«3x3D»: Годар, Гринуэй, Пера боятся будущего

«Неделя критики» последнего Каннского фестиваля закончилась показом долгожданного и амбициозного альманаха «3x3D», приуроченного к 1000-летнему юбилею португальского города Гимарайнш. Здесь, в трех короткометражках британец Питер Гринуэй, француз Жан-Люк Годар и португалец Эдгар Пера пообещали разобраться в перспективах «третьего измерения» в кино. Обещание не сдержал, наверное, никто.


0 фото к материалу  3x3D   Годар  Гринуэй  Пера боятся будущего1 фото к материалу  3x3D   Годар  Гринуэй  Пера боятся будущего2 фото к материалу  3x3D   Годар  Гринуэй  Пера боятся будущего

«Аватар» Джеймса Кэмерона, заработавший в мировом прокате почти три миллиарда долларов, продемонстрировал коммерческие возможности нового формата, однако обещанная «кинематографическая революция», сопоставимая с приходом звука и цвета, еще впереди. Эстетические возможности 3D еще ждут своих первооткрывателей. Несколько выдающихся режиссеров - Энг Ли («Жизнь Пи»), Мартин Скорсезе («Хранитель времени»), Вим Вендерс («Пина»), Вернер Херцог («Пещера забытых снов») – попытались творчески освоить «объемное изображение», но весьма робко. По понятным причинам. Стереоформат – это не только новейшая техника, но и принципиально иное сюжетостроение, и новое визуальное мышление.  

Казалось бы, «гимарайншский альманах» должен был бы выгодно отличаться от предыдущих опытов хотя бы тем, что изначально нацелен на экспериментальное исследование 3D. Руки трех выдающихся режиссеров развязаны – можно не думать о сюжете, а сосредоточиться на форме. Однако, и здесь мы встречаем те же проблемы. Все три режиссера пришли к новому формату с неподъемным грузом своего предыдущего наследия на плечах.

Больше всех повезло Питеру Гринуэю – его трансгрессивное творчество, направленное на размывание границ между видео-артом и традиционным нарративным кино, более всего восприимчиво к новациям. Более того, как справедливо отмечает Мария Кувшинова в своей статье в журнале «Сеанс», его работы последних лет десяти кажутся блестящей подготовкой к происходящим в кино изменениям.

«Самое время» («JustinTime») – бессюжетное 20-минутное путешествие по древнему городу, где все десять веков спрессованы в одно мгновение и все великие личности гимарайншской истории проживают свои героические жизни одновременно. Камера гуляет свободно сквозь года и стены, восстанавливая старые фрески и оживляя мертвецов, объемные буквы повествования слагаются в слова, фразы, абзацы, элегантно проплывая мимо прекрасной португальской архитектуры под скрипичный минимализм. Не только красиво, но, несомненно, познавательно – как минимум, пригодится португальским педагогам в преподавании школьникам родной истории.

В «Трех катастрофах» («Three Disasters») вечный бунтарь великий Жан-Люк Годар пытается осмыслить 3D теоретически, отчасти продолжая линию «Истории французского кино», которую он снял в 1995 году по заказу Британского киноинститута. Дерзкий, парадоксальный монтаж кусков из мирового кино, от Сергея Эйзенштейна до молодежного ужастика «Ночи страха» 2011 года, призван убедить нас в довольно пессимистичном утверждении – кино, как и весь мир, идет не туда, 3D – всего лишь фикция, за которой ничего не стоит. Самого формата в короткометражке Годара почти нет, как и города Гимарайнша.

То же самое относится и к киноэссе «Cinesapiens» менее известного режиссера Эдгара Пера, где выдвигается любопытная теория об эволюции киновосприятия. Традиционно в истории кинематографа выделяют два полюса эволюции – «линию Люмьер» и «линию Мельеса», воспроизведение реальности и конструирование иллюзий. Пера закономерно предполагает, что кино соответственно сформировало и два типа зрителя – «зрителя поверившего» и «зрителя удивленного», которые с приходом 3Dмогут слиться в качественно новое явление.

Как итог – явственное ощущение, что будущее слишком быстро стало настоящим. И если простому смертному простительно чего-то не знать, теряться в догадках и воображать самое страшное, то великие обязаны по своему положению формулировать обнадеживающие ответы. Когда же и они застревают в прострации – в пору пугаться не на шутку.

Выскажись!

LORDI


!