Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Интервью // Интервью с Айдан Салаховой

Интервью с Айдан Салаховой

На сегодняшний день сфера современного искусства одновременно развивается огромными темпами и постоянно испытывает трудности, встречает преграды и барьеры. К сожалению, если в оценке классики все обычно сходятся, то оценки актуального творчества часто диаметрально противоположны. Об этом (на вполне конкретных примерах) мы поговорили с Айдан Салаховой, художницей и скульптором, основателем и владельцем "Айдан–галереи", а также преподавателем и просто человеком мира и человеком искусства.

0 фото к материалу Интервью с Айдан Салаховой1 фото к материалу Интервью с Айдан Салаховой

Сегодня культурная среда достаточно сплочённая, поэтому активно реагирует на любые неожиданные препятствия на пути коллег по цеху. Но мне бы хотелось узнать, как вы оцениваете действия Министерства Культуры Азербайджана в отношении вас и ваших работ, а также достаточно злобное обсуждение вашего фото в сети? И в чём, собственно, причина такой бурной реакции?

Айдан: Думаю, что за последнее время на постсоветском пространстве сформировалось общество, и в России и в странах бывшего СНГ, в котором странно смешались остатки коммунистических ценностей, на освободившееся от веры в коммунизм место в головах пришли религия и материальные ценности. Результат этого странного смешения можно было видеть по реакции на мои скульптуры на биеннале. Сначала Министерство культуры Азербайджана утверждает список моих работ на выставку в январе, а за день до открытия от боязни, как бы чего не вышло, принимает решение закрыть тканью работы, которые до этого уже дней 5 фотографировала пресса.

Скульптуру женщина в парандже, не хотели показывать, объясняя тем, что Азербайджан - светское государство, и выставка не может начинаться с такой скульптуры, а скульптуру "черный камень" решили не показывать, так как я якобы специально сделала обрамление вагинальной формы для черного камня, и это может оскорбить верующих. Обрамление черного камня я делала максимально приближенное к форме обрамления, которое хранится в музее Топкапи в Стамбуле. После того как было принято решение убрать мои скульптуры из павильона, скульптура черный камень, по решению куратора биеннале, Витторио Сгарби, была перемещена в итальянский павильон, и показывалась там 4 месяца, не вызвав никакого возмущения у верующих.

Реакция на мои скульптуры - это иллюстрация процессов, которые происходят сейчас в Азербайджане. Возникают вопросы: это исламское или светское государство? Есть ли в этой стране цензура или нет? Как может государство позиционировать себя в международном контексте, как демократическое, вводить цензуру исходя из своего местного контекста?

В обсуждении ситуации на одном форуме, я вычитал фразу "Художник представляет свою страну". Если принять на веру эти слова, то ваши вопросы теряют смысл. Но насколько это актуально? Должен ли художник кого-то представлять, кроме себя, или он всё-таки может быть человеком мира?

Айдан: Если есть цензура и боязнь оскорбить верующих в своей стране, то почему интервью Наоми со мной, где моя фотография топлесс является не главной фотографией, перепечатывается и ставится как главная фотография этого интервью по всем сайтам и газетам? Например, в арабских эмиратах есть цензура на Обнаженное тело, и в журналах маркером закрашиваются Обнаженные части тела, а доступ на сайты, где это можно увидеть, закрыт для посещения. И никто этой честной цензурой не возмущается, так как это мусульманская страна, и понятно, что государство заботится о том, чтобы не оскорбить верующих.

Я считаю, что если пока Азебайджан не готов быть светским государством, то должна быть введена официальная цензура, и тогда СМИ и художники будут учитывать правила игры. Лично я свое искусство не соотношу ни с Россией, ни с Азербайджаном, произведение искусства не имеет национальности. А журнал Интервью, где были мои фотографии, издается в Америке, Германии и в России, и рассчитан на продвинутую аудиторию этих стран. И поверьте мне, делая материал фотограф Анна Байер, известный немецкий фотограф, делала фотосессию, думая о красоте снимка, совершенно не держа в голове страну Азербайджан.)

Но вы наверняка ожидали такой реакции. Всё-таки, пусть правила нигде не закреплены, но они известны. В этом не было вызова?

Айдан: Я тоже не думала про Баку вообще, если честно. Поймите, я живу в Москве, и родилась здесь. У меня другой менталитет. И не забывайте, я - художник. Обнаженных натурщиц мы учились рисовать с восьмого класса художественной школы, и потом рисовали 6 лет в институте, в обнаженном теле нет ничего неприличного!!!!)

С этим никто не спорит. Я скорее о другом. Обнажённое тело постепенно становится неким способом заявить протест. Пример мы недавно видели. И в этом смысле, получается уже почти политика) Все начинают подозревать в подобных фото какой-то подтекст. Может, потому и возникла такая реакция?

Айдан: Обнаженное тело, это обнаженное тело, а политика это политика. Политика меня вообще не интересует.

Хорошо, Айдан, расскажите немного о том, над чем сейчас работаете? Масштабные проекты, ближайшие планы?

Айдан: В октябре будет большая выставка в галерее Cuadro в Дубае. Там будут представлены новые скульптуры и живопись, а так же та скульптура, которая была закрыта во время биеннале - стоящая в парандже, 2 другие из этой серии будут представлены в музее в Гааге на большой выставке русской скульптуры.

Выскажись!

LORDI


!