Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Кино и театр // Драма в трех актах

Драма в трех актах

В пресс-центре МИА «Россия сегодня» 14 марта прошла премьера фильма «После себя». После показа режиссер и сценарист Анна Матисон и исполнитель главной роли Сергей Безруков ответили на вопросы журналистов. Сергей и Анна поведали прессе о сложностях съемки малобюджетного кино, а так же о том, как реализовывалась постановка этого весьма необычного для карьеры обоих проекта.

0 фото к материалу Драма в трех актах1 фото к материалу Драма в трех актах2 фото к материалу Драма в трех актах3 фото к материалу Драма в трех актах4 фото к материалу Драма в трех актах5 фото к материалу Драма в трех актах6 фото к материалу Драма в трех актах7 фото к материалу Драма в трех актах8 фото к материалу Драма в трех актах9 фото к материалу Драма в трех актах10 фото к материалу Драма в трех актах11 фото к материалу Драма в трех актах12 фото к материалу Драма в трех актах13 фото к материалу Драма в трех актах14 фото к материалу Драма в трех актах15 фото к материалу Драма в трех актах16 фото к материалу Драма в трех актах17 фото к материалу Драма в трех актах18 фото к материалу Драма в трех актах

Как возникла идея фильма и почему в роли главного героя Вы увидели именно Сергея? 

А.М.: Обычно сценарии пишутся по двум схемам: есть сценаристы, которые исходя из личного опыта, цепляются за какое-либо событие, далее трансформируя его в сюжетную линию, а есть момент абсолютного творчества, когда одна маленькая подмеченная деталь или событие рождают идею. Второй вариант встречается довольно часто. К примеру, Геннадию Шпаликову идея фильма «Я шагаю по Москве» пришла, когда он увидел, как девушка идет босиком под дождем, а парень рядом едет на велосипеде и держит зонтик. Из этой ситуации и возникла идея фильма, однако трудно проследить взаимосвязь изначальной идеи с общим сюжетом фильма. 
У моей картины такая же ситуация. Я просто увидела, как Сергей играет в спектакле «Похождение». Это постановка по «Мертвым душам» Гоголя, где помимо сюжета многое строится на пластике и музыке. Вы не подумайте, Сергей там не танцует. Но было видно, что он слышит каждую синкопу, каждый акцент, было видно его невероятную пластику и, честно сказать, в спектакле он двигался как настоящий танцор. После спектакля я подошла к Сергею и спросила: предлагал ли ему когда-нибудь использовать эти возможности его тела, на что он ответил: «нет, никогда». 
Он двигался как настоящий артист балета после сложнейшего многочасового спектакля. Уже к утру именно этот образ оформился у меня в голове как готовый персонаж. Я рассказала об этой идее Сергею, и он меня поддержал. Когда в твою идею верят, то и работается лучше. Поэтому буквально за неделю мы набросали первый драфт сценария, после чего почти сразу приступили к сьемкам. Идея возникла в апреле, а в мае уже был готовый сценарий, а еще через полгода был готов и сам фильм. Единственное, что пришлось долго ждать − появление возможности выхода фильма на экраны. 

Сергей помогал Вам в написании сценария или полностью доверил всю работу вам? 


А.М.: Нет. Сергей всегда читает только готовые сценарии. Мне было проще работать, потому что я понимала, что пишу роль конкретно для него, а не для какого-то абстрактного артиста. Ты свободен писать что угодно, потому что, работая с актером  такого уровня, уже знаешь пределы его возможностей. Редко выдается писать при подобной сценарной свободе. Плюс у нас было много читок, и, соответственно, доработок. Мы устраивали читку каждой версии. 

Сергей, насколько сложно было играть роль написанную специально под вас? 

C.Б.: Это второй проект написанный специально под меня. Первым был сериал «Есенин», снятый по книге моего отца. Наверное поэтому изначально главным героем видели именно меня. «После себя» стал вторым подобным фильмом за всю мою уже довольно приличную творческую деятельность. Это был действительно удивительный проект – таким в кино я еще не был. Я очень благодарен Ане. Артисту редко выпадает шанс иметь личного сценариста, который подарит написанную под тебя роль. Роль, которая будет совершенно новым витком в твоей творческой биографии. Ведь артисту важно постоянно двигаться вперед, не стоять на месте, и конечно в этом большая заслуга режиссеров, которые могут увидеть в тебе что-то новое, а не будут тиражировать давно приевшиеся образы. Поэтому спасибо Ане за то, что она увидела во мне совершенно другого человека, другой образ, придумав этого персонажа. Актерски это действительно очень сложная работа. Потому что, казалось бы, при внешней статике, при отсутствии ярких всплесков эмоции, это постоянно натянутая внутренняя струна, динамика мысли, которую сложно играть. 

Сергей, расскажите подробнее о своем персонаже. Близок ли вам этот герой и в чем его драма? 

С.Б: Я и Темников – абсолютно разные люди. Может, впервые я сыграл такого откровенного подонка. В начале картины он абсолютно отрицательная личность, но ближе к концу мы начинаем понимать насколько больно ему внутри. Так больно, что он готов обижать каждого кто находится вокруг. Но в первую очередь герой обижает самого себя. Он отвечает себе в монологе «Кто посмеялся над тобой? – Бог». На самом деле смеется над ним только он сам. Даже после травмы 20 лет назад Темников не пытался никак изменить свою жизнь. Да, трагическая ситуация, травма − можно закрыться, а можно попытаться создать действительно настоящую школу танцев, а не ту, которую он имеет, школу для богатых теточек. Это несерьезно, ведь он одновременно презирает их. Ничего существенного за жизнь герой так и не сделал. Тем не менее, он презирает и самого себя, потому что 20 лет назад так и не попробовал хоть что-то изменить. Господь Бог всегда дает шанс человеку. В данном случае Бог подарил ему этот шанс − тот самый звонок из Мариинки с предложением поставить балет. Это сама судьба. Ему дали шанс, и он им воспользовался. Другое дело, герой поступил не по-христиански − добровольно ушел из жизни, а это уже сумасшествие человека, который находится вне веры в Бога. Это называется фанатством. Это человек − фанат своей профессии, который готов пожертвовать своей жизнью ради того, чтобы этот балет показали по Первому каналу. Как он там шутил: «Балет по телевизору показывают только в экстренных ситуациях: когда в стране государственный переворот или, например, когда я умру». Я не согласен с выбором своего героя. Нужно было дождаться премьеры, продолжать жить, может быть, в будущем он бы поставил еще много балетов. 

Каково было работать с Анной на съемочной площадке? 

С.Б.: В хорошем смысле, Аня держала меня в ежовых рукавицах. Она очень чуткий режиссер и на ее съемках всегда царит атмосфера любви и взаимопомощи. Никто не ругается матом, никто ни на кого не кричит. Я, наверное, впервые снимаюсь в кино, где никто ни с кем не ругается. На площадке царила любовь и гармония. Все были нацелены снимать хорошее кино. Это хороший фильм, над которым стоит задуматься. Вы в последнее время видели в прокате, что-то подобное? Господа, вы можете писать все что угодно, вы можете нас смешать с землей, но мы сделали свое дело и движемся дальше. Мне кажется, это единственная попытка за последнее время вернуть серьезного умного зрителя в кинотеатры, в которые он уже давно не ходит. 

Анна, был ли у персонажа Темникова прототип и кем из реальных танцовщиков Вы вдохновлялись при создании фильма? 

А.М.: У меня не было прототипа, с которого я списывала персонажа, потому что он не зиждется на знаниях конкретных людей. Другое дело, что я хорошо знаю профессию, и знаю, как работают творческие люди, что такое работа с танцем. Поэтому фильм был правдив для людей из профессии. Мы видели их реакцию и понимали, что они внимают каждому слову, а значит фильм жизнеподобен. С Раду Поклитару, который в итоге поставил нам все танцы, мы познакомились благодаря этому проекту. Мы пригласили его поучаствовать в нашем фильме, но он без энтузиазма воспринял идею поработать в кино. Однако, когда он прочел сценарий, то с радостью согласился. Вместе с ним мы довольно быстро поставили балет из репертуара Мариинского театра. Весь съемочный процесс совпадал с репетицией самой постановки – последний съемочный день был премьерой балета. 

С.Б.: Со МХАТа любил дисциплину «танец» и станок помню до сих пор. Поэтому для меня это не что-то из разряда фантастики, – придумать каким я могу быть танцором балета. Я большой поклонник Питы Бауш, современного танца. Я люблю балеты в исполнении  Барышникова. Когда я танцевал, то внутренне думал, как бы это гениально сделал Михаил Барышников. Я, конечно же, в силу своей актерской профессии, старался это сыграть и естественно большую часть танцев выполнял самостоятельно. Кроме прыжков, конечно, − их за меня выполнял дублер. 

Хотелось бы поговорить о том, как фильм смонтирован. Расскажите, как Вы снимали сцены одним планом и были ли проблемы при их постановке? 

А.М.: Я впервые работала так, что еще на уровне сценария прописывалось, как это будет смонтировано, а, следовательно, и снято. Первая часть фильма начинается с титра «Сутки» − несколько часов одного дня. Соответственно он снят одним планом для создания эффекта растянутости, потому что герой в нем не живет. Это не жизнь, а существование. Во второй части у нас начинается классический канонический монтаж. Он задается с титра «Неделя», когда вдруг герой пытается встрепенуться, начать действовать. Далее бешеный клиповый монтаж в третьей части под названием «Месяц», когда за 10 минут экранного времени проходит месяц, наполненный жизнью, смыслом и вдохновением для героя. Ритмика монтажа, словно пружина, скручивает самого героя, чтобы выстрелить в последний момент. Снималось это сложно, потому что у нас был маленький бюджет. Но за неимением технических изысков и больших денег мы во всю использовали фантазию.

Думаете, выход вашего авторского фильма в широкий прокат как-нибудь повлияет на отечественный кинематограф в целом? 

А.М.: Мы очень рады, что нам дали выйти в широкий прокат с этим фильмом. Думаю, если люди пойдут на него в кинотеатры, то большое количество хороших сценариев и режиссеров получат возможности снять истории, которые им не дают возможности снять, потому что не верят, что такой фильм будет нужен кому-то в кино. Настоящие большие артисты ждут этих ролей, они хотят сыграть что-то стоящее. Надеюсь сарафанное радио сработает и Минкульт, увидев интерес зрителя к таким качественным фильмам, будет спонсировать авторское кино.


Выскажись!

CARCASS


!