Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Литература // Георги Господинов - Естественный Роман

Георги Господинов - Естественный Роман

На этот раз в нашей книжной рубрике совершенно необычное издание. Точнее, оно ещё, фактически, изданием не является. «Естественный роман» Георги Господинова только готовится к выходу на отечественном рынке, мы же уже успели ознакомиться с этим многоплановым и удивительно сложным произведением болгарского писателя и с удовольствием представим вас друг другу: будущего читателя и будущую книгу.

Георги Господинов - Естественный Роман - обложка болгарского издания

Начать описание данной занимательной книги стоит с названия. Почему роман естественный? Таким должен быть первый вопрос, возникший в голове любознательного книголюба, наткнувшегося в магазине на новинку. Попытаемся разобраться.

Георги Господинов (в переводе на русский он выходит под именем Георгий) – создатель уникального произведения, в котором отступления и ремарки занимают больше места, чем, собственно, сюжетная линия. Автор как бы пытается убедить читателя в хаотичности и нелинейности повествования, периодически заостряя внимание на каких-то мелких и не имеющих отношения к основе сюжета вещах. Приём не новый, но в литературе малоиспользуемый. Он больше подходит Феллини, акцентирование зрительского внимания на небольших предметах, с полным превосходством неживых объектов наблюдающих за трагедиями героев за кадром. Отсюда попытка создать роман из одних начал, написать историю туалетов и представить жизнь глазами мухи.

На самом же деле, у романа есть сюжет. Как и всё другое, он очень естественный, реальные события основной линии вписываются в уклад современной жизни и лишь немного извращаются под воздействием постмодернистских веяний. И каждое отступление, наполненное своим прерывающимся сюжетом, тоже выглядит естественно и органично.

Вы замечали когда-нибудь, как на фоне вашей собственной жизни происходят совершенно инородные события? Вы стоите в очереди в магазине и слышите историю жизни соседки по дому. Она покупает хлеб и уходит, не рассказав до конца свою повесть, а вы, если начнёте анализировать, с удивлением для себя заметите, что, оказывается, что-то в этом мире происходит без вас, вы сами становитесь участником одного абзаца этой истории, не больше. Но в минуты соприкосновения жизненных линий, в их пересечениях картина существования наполняется новыми подробностями, отразившимися в книге Георги Господинова в виде ремарок и всяческих отступлений. Роман, состоящий из одних начал не может быть написан лишь по одной причине: события других историй не всегда соприкасаются с нашим существованием в начале, иногда мы застаём лишь трагическую (а она не может быть иной) развязку чужой повести.

«Наверное, человек так устроен, что не помнит начала», - эта мысль появляется в книге не случайно, причём ближе к концу, когда одухотворённые попытки лирического героя создать роман из одних начал ни к чему не приводят.

Ещё позднее Господинов приводит чёткое описание собственной книги: «фасеточный роман», то есть роман глазами мухи. Муха – неясный гений «Естественного романа», ведь он разбит на разные части так же, как изображение в глазах насекомого. Отсюда – Библия Мух и разговор о том, как творился мир на самом деле.

Сюжет Естественного Романа Георги Господинова

Итак, мы поговорили с вами о строении книги. Фасеточный взгляд на мир, в котором слились воедино основная линия, жизни многих существующих и несуществующих людей, разные времена и страны, становится основой для цикличности основных событий и полного отсутствия повторений в этих малых параллельных мирах, существующих только во время пересечения их с жизнью главного персонажа. Но для чего Георги Господинов устроил такую карусель?

А дело всё в том, что автору было необходимо показать сложный, возможно даже критический момент жизни своего героя. Не знаю уж, насколько автобиографичной книгой является Естественный роман, может вообще не является, но реалистичность происходящего угнетает.

В центре внимания – такой бытовой, но весьма болезненный процесс, как развод. О, тут у нас целый набор сравнений, параллелей и различных способов усиления ощущений. Книга начинается с того, как персонажу в редакцию приходит непонятный труд, без имени, подписи, адреса, куда можно переслать гонорар. Простая семейная драма. А потом всё повторяется, герой примеривает авторскую жизнь на себя как поношенную шубу, старательно оправдывая каждый час своего существования аналогией или случайными фактами, цитатами, поговорками. То, что происходит до процесса, во время процесса, после процесса, краткие исторические экскурсы в детство героя, в его молодость, во времена сложной семейной жизни, всё это услужливо подсказывает читателю ответы на какие-то вопросы, восстанавливает в совершенно хаотичном порядке события. Кроме временных и фактических отсылок существуют и посторонние рассуждения, возникшие, казалось бы, ниоткуда. Воспоминания о жизни с женой и её родителями, о вынужденном, но напряжённом нейтралитете, поддерживаемом между ними из последних сил, приводят к созданию культа туалета – единственного честного места в доме, где ты – лишь ты. Вслед за этим идут беседы о его важности, естественная история туалетов, заканчивающаяся гимном отхожему месту. Удивительное уважение к мелочам проявляется и в некоторых историях, удивительным образом отдалённых от костяка романа, но при этом близких ему по ощущениям. К примеру, история ботаника, повествующего о конце света. Мы видим мощную философскую притчу, в духе ветхозаветных притч, что-то вроде апокалипсиса в стиле постмодерн.

В остальном, жизнь персонажа предстаёт перед нами многопланово, но так, чтобы хотя бы основной сюжет был предельно понятен. Жили нормально, потом жили напряжённо, потом скандалили, потом развелись, она забеременела от другого, но зачем-то пыталась удержать и его самого, рассказчика. Год они живут раздельно. И всё это сопровождается домашними животными, особенно котами, бесконечными попытками написать какие-то рассказы, или даже излить на бумагу сны, кроме того, произведение приправлено многочисленными наблюдениями и рассуждениями.

Как воспринимается книга?

Сложно сказать однозначно. Могу дать вам небольшой совет: не задумывайтесь над какой-либо непонятной фразой, возможно, она будет объяснена дальше. Читайте, не смотря ни на что, даже на то, что сюжет вдруг прервался, и откуда-то появились чужие люди, иные жизненные пространства, ценности и взгляды. Это просто иной человек взял вожжи в свои руки.

Книга великолепна в любом случае, нравится ли вам её сюжетная линия, или нет. Она пронизана удивительной мистикой, родственной страху перед тёмной спальней. Это то чувство, которое пытаются передать многие поэты и писатели в самые сложные, сумбурные и переломные моменты своей жизни. С другой стороны в многочисленных характерах, являющихся, по сути, отражением главного героя, можно узнать себя, своих родных и близких, что весьма необычно для произведения, променявшего психологию человека, единственного и неповторимого индивида, на философию одинокого существа, маленького и незаметного в огромном социуме.

«Иногда меня посещает странное желание слоняться вечерами по городу и заглядывать в окна первых этажей»

Да, именно так. На протяжении всего романа Георги Господинов и его лирический герой заглядывают в окна, и видят там кусочки чужой мозайки-жизни сквозь отражение собственных лиц.

Выскажись!

LORDI


!