Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Литература // Прощайте, маты!

Прощайте, маты!

С 1 июля вступил в действие закон о матах – нельзя, стало быть, великий и могучий во всей его полноте использовать. Мы никогда и не стремились, однако, раз уж такое дело, мы решили немного покопаться в истории вопроса. Кто из наших классиков и современников сегодня мог бы попасть под неприятности? Кому могла бы прилететь заслуженная кара?

0 фото к материалу Прощайте  маты 1 фото к материалу Прощайте  маты

Приступая к перечислению сегодняшних наших героев, нужно отметить, что количество великих людей, использовавших не совсем нормативную лексику, столь огромно, что иначе, как об упадке нравственности (сарказм детектед) говорить не приходится. Мы не будем отходить далеко назад, не станем вспоминать срамные оды Ивана Баркова, не будем говорить о множестве довольно нецензурных произведений Пушкина, да и про то, что цитировать последнюю незаконченную поэму Маяковского нынче опасно, тоже умолчим. Достаточно охватить ретроспективным взором последние лет 60, чтобы выделить много героев, использовавших упадочные выражения, борьба с которыми расцветает пышным цветом (пахнет этот цвет, правда, почему-то серой).


Солженицын

Александр Исаевич, безусловно, писатель больших масштабов, общественный деятель, фактически, идеолог новой русской идеологии, простите за каламбур. Но самое знаменитое своё произведение, «Один день Ивана Денисовича», он, однако, снабдил парочкой крепких словцов. Так, для острастки: «Бригадир! - кричит кавторанг. - Поставь меня с человеком! Не буду я с этим м<УПС>ком носить!», «Стой, <УПС>ди! - Хромой орет и палку поднял на передних. - Осади! Сейчас кому-то бальник расквашу!». Ну и так далее.

Матёрый человечище Исаевич толк в великом и могучем знал, что уж скрывать.


Высоцкий

Мода на Владимира Семёновича нынче огромна. Главное, никуда не делся и парадокс – «Охота на волков» звучит одинаково часто и в квартирках на окраинах, и в больших начальственных кабинетах. Более того, Высоцкого-таки сыграл Безруков, а это уже показатель. Безруков только легендарных личностей играет, для того и хлебом с икоркой кормят. Но вот Высоцкого блатного, матерящегося, знают отнюдь не все. А между тем, главный бард Союза мат любил, умел и практиковал. Между прочим, одна из первых жертв оттепели, Синявский Андрей Донатович, побывавший в самом Дубровлаге, вообще говорил, что блатной Высоцкий – это лучшее, что он сделал. Народная песня, клиническая картина времени. Тут, конечно, сложно не заметить некую субъективность, но песенки «Что ж ты, <УПС>, зараза», лирическая про герань («…а у меня на окне ни<УПС>…») и многие другие вошли в историю.


Довлатов

Довлатов, будучи уехавшим, имел возможность свои произведения публиковать без купюр, благо, на догнивающем Западе такие штучки проходили спокойно. Писатель решил выругаться – писатель имеет право, так считала капиталистическая зараза, и, говорят, считает так по сей день. Вспомните восхитительный Заповедник – потрясающее произведение уже немолодого мастера.

Майор Джафаров вызывает и говорит:
"Твоя фамилия?"
А я ему:
"М<УПС>а кобылья..."
Пятнадцать суток дали, без курева, без ничего... А нам-то <УПС>ли?..
Сидеть - не работать...

Да, что-что, а Довлатов был настоящим эстетом. Кстати, это именно ему принадлежит знаменитая фразочка про Сталина: «Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?».


Аксёнов

Книга «Остров Крым», кстати, довольно актуальная ноноче, была в определённом возрасте для нас школой жизни. Сегодня читать сюжетную линию про захват Крыма по просьбе просоветски настроенной части общества (а это, на секундочку, 1979 год!) довольно интересно и, можно даже сказать, смело. Но мы не о том. Вспомните такие, например, вирши: «Внук мне рассказывал, что можно подойти к девушке и сказать ей: "Позвольте пригласить вас на "пистон". Это советский сленг, модный в этом сезоне. То же самое и в полном равенстве позволяют себе и девицы. Как в дансинге». 

Или вот про Сталина: «Среди лидеров большевистской революции были одаренные люди, такие, как Ленин, Троцкий, Бухарин, Миронов, Тухачевский. Ведя возмущенные массы, они руководствовались своими марксистскими теориями, но они не знали, что все они обречены, что главная сила революции — это биопсихологический сдвиг и что этот сдвиг неизбежно рано или поздно уничтожит личность и возвысит безличность, и из их среды восстанет, чтобы возглавить, самый ничтожный и самый бездарный».

Но священным чудовищем русского матерного языка роман стал по другой причине. Только он мог составить предложение вот так: «Я тебе не Славка, падла Лучников, предатель, большевистская <УПС>, сколько тебе заплатили, <УПС>, за Остров Крым, <УПС> гэбэшная, я тебе не Славка, я таких, как ты, раком на каждом перекрестке, <УПС> марксистского кусок, <УПС> гнойный, коммис трипперный заразный! Попробуйте сохранить европейскую толерантность при развитии московского скандала».


Современность

С тех пор, как все вышеозначенные творческие деятели умерли, они кручиниться уже не могут. Да и свой статус они уже заслужили, навсегда. А вот современникам сложновато придётся. К примеру, как теперь работать Сорокину? Да даже и Пелевину? Да и Быкову с Прилепиным?

Но куда больше кручинится музыкальная общественность. Не зря первая же мысль, которая пришла в головы благодарного населения, звучала примерно так: <УПС>, что же будет делать Ленинград? А вот что, записали товарищи ответ на запрет матов:


На сим и закончим. Всех поздравляем, процесс «очищения» языка запущен.

Выскажись!

CARCASS


!