Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Кино и театр // Господи, видишь ли ты, что мы творим

Господи, видишь ли ты, что мы творим

В середине октября интернет-сервис распространения сериалов и фильмов Netflix, представил полнометражный фильм - новую ленту Кэри Фукунаги [“Без имени”, “Джейн Эйр”, сериал “Настоящий детектив”] - Безродные звери. Это получился тяжёлый и жестокий антивоенный манифест, акцентирующий внимание на проблеме использования детей в качестве обычного пушечного мяса в войнах. Сам же режиссёр взял на себя роль постановщика, сценариста и оператора.

0 фото к материалу Господи  видишь ли ты  что мы творим1 фото к материалу Господи  видишь ли ты  что мы творим2 фото к материалу Господи  видишь ли ты  что мы творим3 фото к материалу Господи  видишь ли ты  что мы творим

“Так это началось” 

Главный герой, мальчик по имени Агу, проживает со своими родителями, дедушкой, старшим братом и совсем ещё маленькой сестрой, в так называемой буферной зоне неназванной страны Африки, в которой бушует гражданская война. Агу простой мальчишка, любящий подурачиться и ищущий чем бы заняться со своими приятелями, пока школа не работает на время военных действий. 

Но мир не может длиться вечно, когда под боком то и дело проходят стычки повстанцев и регулярной армии под предводительством новоявленного правительства, воспользовавшегося нестабильностью в стране для захвата власти. И вот, уже в спешке, отец мальчика пытается отправить Агу с мамой и сестрёнкой на машине, предлагая деньги водителю, набирающего народ для того, чтобы уехать подальше от зоны огня. Увы, мальчик вынужден остаться с остальными мужчинами семейства, отправив мать с сестрой в неизвестном направлении. Здесь впервые и переворачивается частичка естества мальчика, когда армия его страны прямо на его глазах убивает отца, старшего брата и деда, посчитав их прихвостнями повстанцев. Агу удаётся сбежать в джунгли и, пробыв там около двух суток, он встречает самых настоящих повстанцев во главе с Командиром, которого все именно так и называют. 

“Я спас твою жизнь” 

На протяжении всего фильма интересно наблюдать, как растёт отношение Командира к Агу, называя последнего в самом начале просто "вещь" и возведя впоследствии его в ранг “сына”. Не менее важной оказалась и линия отношений Агу с его новым товарищем, который и нашёл первого в самом начале где-то в зарослях джунглей. И, конечно же, не меньший интерес прикован к развитию самого персонажа мальчика, который продолжает раскрываться до самого финала. 

Кстати, о растительности: нам постоянно показывают очень колоритную живописную природу Африки. Это очень напомнило Терренса Малика - любителя акцентировать внимание на природе - и его собственный шикарнейший поэтический антивоенный фильм “Тонкая красная линия”. Конечно, у Фукунаги это не основополагающий фактор, но то, что нам показывают, безумно красиво, и в этом можно разглядеть контрастное противопоставление ужасам войны. Так что операторская работа самого Кэри на высоте. 

Идрис Эльба [“Прометей”, “Тихоокеанский рубеж”, сериал «Прослушка”] в образе Командира создаёт очень многогранный образ персонажа. Это Командир, который неустанно указывает на мощь и силу, которая есть у этих молодых парней и что именно они должны взять власть в свои руки, и, как он им говорит об этом в одной из своих пламенных речей: “Они [новое правительство] вложили оружие этой войны в ваши руки”. И его изначальная “уловка” для Агу, где он надавил на чувство мести за убитых родных, чтобы мальчик сражался на его стороне, какой бы она ни была. Но так же это и Командир, который ещё что-то ценит в своей, как он это называет, семье. 

“Да, сэр!” 

Пройдя все этапы посвящения в настоящие войны, причём финальный из этих этапов является вполне ожидаемой сценой, но от того не менее эмоциональной, когда окончательно рушится само детство мальчика, в Агу уже не узнать того беспечного паренька. Это вошедший во вкус новоиспечённый воин, в котором, впрочем, порой проявляются какие-то детские черты, как и в других ребятах его возраста, живущих в племени Командира. 

Периодические облёты вертолётов и звук их крутящихся лопастей, прятки по джунглям в труднопроходимых зарослях, переходы с одной позиции на другую, стычки с армией, выстрелы, взрывы, убийства руками детей, ораторские надрывы Командира в своих речах и остальные атрибуты войны полностью погружают в самое пекло действа. Мы путешествуем вместе с Агу по ужасам, творящимся вокруг и светлым мечтам о встрече с матерью, по войне, в самом жёстком её понимании, и миру, в самом обыденном представлении в виде редкого дурачества с новыми знакомыми ребятами. 

“Господи, видишь ли ты, что мы творим?” 

Со второй половины фильм явно становится более глубоким, философским и мрачным, оттого глубже проникая в самое сердце своей историей. Визуального воплощения кошмаров войны тут хватает, но вся жестокость и ужасы тут преподносятся всё же больше между строк, что куда эффектнее. 

А с этим вопросом в подзаголовке, обращённым к всевышнему [который не раз упоминается в фильме в совершенно разных ситуациях], Агу, при зачистке очередного дома... Впрочем, не стану раскрывать эту сцену целиком и пусть каждый сам для себя решит - осудить его поступок и списать со счетов последние остатки разумности, или же наоборот действие означает, что герой ещё не целиком оторвался от реальности. 

Есть и ещё одна острая сцена, в которой нам не показывают ровным счётом ничего, но дают понять, что издевательствам над личностью и моралью нет предела. Всё остаётся за кадром и такая отстранённая холодность на самом деле привносит не то, чтобы более эффектный эмоциональный надрыв, но более жестокий привкус, оставляя ощущение безнадёги и того, что уже ничего нормального нельзя будет вернуть для этого мальчика в жизни. 

“Единственный способ прекратить сражаться - умереть” 

Возвращаясь к визуальной стороне фильма, то тут применяется очень интересный приём с ретушью и сменой цветовой гаммы прямо во время действия без смены кадра. Визуализация порой настолько зачаровывает, что хочется наслаждаться каждым кадром. Одна из сцен как раз берет такой своей силой: и в плане постановки и эмоциональном наполнением и высокой художественностью. Когда патроны стали заканчиваться, пулемётчик, стреляющий непонятно в кого, куда-то в кусты, отравляет Агу на поиски боеприпасов. Мальчик спускается в довольно высокий ров, по колено идя в кровавой воде, блуждая в этом лабиринте с, казалось бы, точно так же окрашенными кровью стенами среди трупов и живых [если тут вообще всё ещё есть различие] и спрашивая нет ли у кого патронов. Вспоминается похожая психоделическая сцена из шедевра Френсиса Форда Копполы “Апокалипсис сегодня”, когда главные герои так же оказавшись в окопе, искали, кто же тут главный и в ответ услышали лишь вопрос - а не они ли это. 

“Безродные звери” не исключение и тут точно так же встречаются вопросы о смысле войны, её происхождении. Политическая же подоплёка подана через призму героя Эльбы. Ведь даже Командир не застрахован от управляющей его судьбой политической шестерни всех войн, что раскрывается после одной из сцен с верховным главнокомандующим, непосредственно отдающим приказы Командиру. 

“Я позову тебя снова, и ты придёшь” 

Саундтрек, представляющий из себя большей частью неспешные спокойные электронно-эмбиентные мотивы Дэна Ромера, действительно чудесен и отлично вписывается в общую картину, и даже придаёт особой медитативности происходящему, а где надо, набирая оборотов, отлично подходящих под военные действия. От этого фильм лишь глубже погружает в себя, создаёт впечатление, что ты и на самом очень давно в этой истории в качестве наблюдателя, или даже участника действа. Кстати, продолжительность фильма без малого два часа десять минут, так что история раскрыта, пожалуй, даже полнее, чем в остальных фильмах на ту же тематику. 

Финал картины и посыл остаётся на личное суждение каждого зрителя. Причём, подан этот финал совершенно спокойно, а весь надрыв упирается лишь на блестящую игру Идриса Эльбы и самого Агу [Абрам Атта]. Причём актёр, исполняющий роль мальчика, нигде раньше не появлялся, как и множество других мальчишек. 

На выходе мы получаем мощнейшую, описывающую проблему с разных ракурсов, историю. Так или иначе, Агу не просто робот, уничтожающий всё и вся на своём пути: у него есть свои мысли, размышления относительно всего происходящего. В каких-то сценах устами мальчика говорит уже мудрый, чётко определяющий себя старичок, но внешне перед нами всё тот же мальчик Агу. Он без зазрений, открыто рассуждает о природе человека, о том, кем он сам стал. Просто, доступно, с понимаем, он говорит о том, о чём не каждый взрослый осмелится. Устами младенца, как говорится.


Выскажись!



!