Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Кино и театр // Гроза. Биомеханика. Опыт. Театр МОСТ

Гроза. Биомеханика. Опыт. Театр МОСТ

Открытие «Студенческой маски» было отмечено экспериментальной постановкой «Грозы» Александра Николаевича Островского. Эксперимент состоял в том, что вся постановка была основана на приёмах театральной биомеханики, являющихся частью системы подготовки актёров, которую практиковал ещё Всеволод Эмильевич Мейерхольд в 20-х годах прошлого века. Исходя из достоверных источников (читай Википедия), театральная биомеханика опиралась на психологическую концепцию У.Джемса, обозначавшую первичность физической реакции по отношению к реакции эмоциональной, а также на рефлексологию В.И. Бехтерева и эксперименты И.П. Павлова. Также биомеханика воплощала идеи американской школы организации труда последователей Ф.У. Тейлора в сфере актёрской игры.
Изложенная выше информация, полученная из посторонних источников, упоминалась в обсуждении постановки отрывками и вскользь. В основном упоминали имя В.Э. Мейерхольда, но о том, что же такое, по сути, существу и составу эта биомеханика сказано не было.

Постановка-эксперимент оставила неопределённые впечатления. С одной стороны, от известного со школьной скамьи произведения ждёшь определённого уровня, атмосферы и подачи. С другой стороны, эксперимент предполагает испытание нового, раннее не виданного. С первого взгляда кажется, что классика идеально подходит для экспериментов подобного рода, так как известное всем подаётся по-новому. Как оказалось, даже если инновация у тебя под носом, совершенно необязательно, что она сама бросится в глаза.

Признаюсь честно, я только ближе к середине акта узнал известную «Грозу» в сценическом действе. Причин тому несколько:

Во-первых, сильно урезанная версия пьесы. Разумеется, это не оправдание для зрителя, но согласитесь, когда не знаешь, что конкретно ты видишь, трудно что-то там разглядеть. Почему было сделано именно так – понятно: основа биомеханики - это именно внимание к самым обычным движениям, которые мы делаем регулярно, не задумываясь. Постоянно держать тело в таком напряжении довольно трудно, а ведь вся инновация основана именно на движениях.

Во-вторых, совершенно другой уровень подачи. Как я уже говорил, вся игра осуществляется именно при помощи движений, жестов, которые тоже надо ещё понять. Если принимать в расчёт то, что всё это подаётся параллельно с классической игрой и экспрессией, трудно сразу разобраться что к чему.

В-третьих, слишком большое количество условностей. Эмоции, состояния души и даже истории целой жизни могут быть выражены в одном движении, однако при условии, что зрители понимают, что к чему. Из-за этого новаторства, думаю, только ценители танцев и балета могли сразу подключиться к действу. Остальные же, как мне кажется, находились в замешательстве.

В чем же суть театральной биомеханики? Как понял ваш покорный слуга, это подача актёрской игры не столько через игру и экспрессию актёров, сколько через движения, характерные для того или иного состояния человека, а также условные жесты и передвижения самого окружения актёра. Я имею в виду не только декорации, но и жизнь самого действа во время ремарок, например, или переход от одного события к другому. За точность восприятия заранее прощу прощения, если понял неправильно. Иными словами перед нами появляется некий гибрид балета, где, по моему мнению, биомеханике (в более художественном оформлении) тоже уделено много внимания, и актёрской игры. На выходе мы имеем абстрактную, пока ещё сырую вещь, которая может привнести новое слово в театральный мир. Однако возникает вопрос: «Чем же тогда биомеханика отличается от обычного мюзикла?». Всё дело в науке. В мюзикле все движения отданы на откуп чувствам и музыке. Здесь мы говорим о движениях «как они есть» в природе. Это вещь более сложная и универсальная, а также представляет интерес для искушённого зрителя, так как подобные эксперименты не проводились на подмостках московских театров как минимум лет 20, а то и 30.

Обсуждение постановки началось с окончательного выхода из замешательства всех присутствующих в зале. Поначалу беседа шла вяло, но пару вопросов спустя интерес разгорелся. Спрашивали как о высоких материях пространства театра и нашего повседневного, так и о банальном равноправии мужчин и женщин. Оказывается, режиссёр-постановщик И. Карпенко углядел и эту тему в классической пьесе. По его мнению, мужской характер потому лишь мужской, что обладает определённой жёсткостью, чёткостью запросов к себе и к окружающим. Не могу сказать ничего против этого, как и не могу возразить против актуальности поднятого вопроса. К сожалению, наоборот.

Любопытно было наблюдать иностранцев на обсуждении постановки. Не хочу сказать, что поголовно все, но мне показалось, что в основной своей массе, гости были ещё дальше от постановки, чем ваш покорный слуга. Ещё стоит отметить некоторую грубость иностранцев, но это к теме не относится.

Как я уж говорил, общее впечатление от постановки неопределённое. С одной стороны новаторство, с другой стороны отсутствие готовности его воспринимать так, как оно есть. В итоге, получилось, что я был свидетелем вещи непроизвольно тяжёлой, хотя и интересной. Труднозамечаемое, но интересное, по сути, новшество, определённо должно развиваться, поэтому даю зелёный свет на все дальнейшие эксперименты. Из пяти упражнений, известных режиссёру-постановщику, была создана целая постановка, в процессе создания которой уже родилось много нового. При таком низком старте, достижения есть и для искусства, значительные, потому что практически никто биомеханикой больше не занимается. Будущее биомеханики пока туманно, но начало положено точно.

Выскажись!

CARCASS


!