Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Кино и театр // Иисус Христос - суперзвезда?

Иисус Христос - суперзвезда?

Этим летом нам довелось побывать на предпоследнем показе легендарной рок-оперы "Иисус Христос - суперзвезда" в центре Стаса Намина. Эта постановка, конечно, заслужила такое лестное описание, и всё же легендарность её во многом определяется даже не популярностью, которую Суперзвезда снискала во всём мире. Она заключается в неповторимом колорите американской веры, убеждённости в догмах и отказе от содержания в угоду форме. И то, как всё это преобразуется, ступая на русскую землю, представляет огромный интерес.

0 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 1 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 2 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 3 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 4 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 5 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 6 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 7 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 8 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 9 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 10 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 11 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 12 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 13 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 14 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 15 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда 16 фото к материалу Иисус Христос - суперзвезда

Коренным отличием мировоззрений американца и россиянина можно счесть практическую составляющую религиозного сознания. Всё-таки, несмотря на постоянное желание православной церкви срастись с государством, залезть в кровать прихожан, иногда даже подмять под себя какой-нибудь бизнес (или, как в старые времена, индустрию), она меньше заботится о форме, что мы ясно видим в произведениях, скажем, Достоевского. Его Зосима - это святой старец, способный вслед за Христом бичами гнать продавцов из храмов, после чего превратить божьи дома в детские сады. Потому что вера может стать повсеместной только превратившись в воспитателя. А чтобы воспитывать, нужно дать ребёнку понимание причин и следствий, ту самую метафизику, которую Генон тщетно искал в христианстве. Вера-бизнесмен, в свою очередь, рано или поздно нарвётся на неприятности, свойственные рынку, но совершенно чуждые религии как таковой.

К чему я всё это говорю? Рок-опера "Иисус Христос - суперзвезда", знаменитое произведение Эндрю Ллойда Уэббера и Тима Райса, поражает двумя вещами. До крайности религиозным пафосом, свойственным скорее произведениям папского сословия, и до безумия поверхностным и вульгарным пониманием Библии, а если быть более точным - именно тех глав Евангелие, которые повествуют о смерти Иисуса на кресте.

Но тут в ход размышлений врывается то самое различие между нами. Американская вера (причём любое её ответвление) стучится в каждую дверь, входит в каждый дом, в каждую голову, и ей там весьма комфортно. Она понятна, как законодательство. Американцу не нужны сложные законы, Конституция заменяет ему гигантскую иерархическую структуру подзаконных актов, всё, что противоречит ей - запрещено. Остальное - тут уж у кого адвокаты круче. Всё, никаких сложностей. Ты проиграл суд потому, что твой адвокат дешевле, он не разобрался в кипе дополнительных правовых документов. Это справедливо, и ты сам это понимаешь. Так же американцу практически не интересны притчи, рассказываемые Христом. Для него Иисус - олицетворение идеала добра. И вовсе необязательно искать этому подтверждение, ведь догма - она и есть догма. В рок-опере Христос догматичен, его движение по равнине мюзикла предсказуемо. Добро не может быть с кулаками, поэтому Иисус гибнет. В мире слишком много зла, поэтому Иуда, не желающий предавать, предаёт. За ненужные ему серебряники.

И всё же, американское понимание веры, несмотря на всю простоту, очень прозорливо. Иисус должен быть привлекательным: отсюда статный, романтично грустный, предаваемый ближними красавчик с потрясающим голосом, а вовсе не донельзя измождённый кусок истерзанной плоти, каким он предстаёт в некоторых авторских фильмах, не дождавшихся своего Оскара. Он на голову выше остальных персонажей, и таким, гордым и несломленным, он принимает смерть. Есть очень большой соблазн сказать, что, в отличие от библейского Иисуса, персонаж рок-оперы, увы, скорее человечен, нежели божественен. И он вызывает жалость как человек, и он не вызывает трепета. Более того, он некоторыми своими фразами прямо противоречит своему прототипу, ропща на отца, не прощая во всеуслышание предавших его, отталкивая от себя окружающих, испытывая, уж простите, гордость за свой крест. По крайней мере, именно такое создаётся впечатление. Но в этом и заключается особенность мышления жителей США. Для них всякий - человек. В то время, как рассуждать об Иисусе с православным практически невозможно, так как образ сына уже увековечен, и никаким вопросам со стороны паствы не подвержен, так как сплошь божественен, западный Христос - запутавшийся, иногда уверенный в себе, а иногда красиво испуганный, но всегда сын Марии и Иосифа.

Так как сыграть рок-оперу так, чтобы поверили, и чтобы не почувствовали этого диссонанса? Так, как сыграла труппа театра Стаса Намина. Полностью убрав бэкграунд, устранив любые помехи для понимания ситуации, заставляя паузы в тексте и музыке играть роль отдушины, в рамках которой у зрителя появляется время отринуть праведное негодование и обдумать происходящее. Некоторые навязчивые длинноты служат для того же. И только финальная песня Вознесения расставляет всё по своим местам. Да, Иисус - сын Божий, да, его паства, хоть и поредела, но продолжила существовать, и в конечном счёте дожила до того дня, когда звук электрогитар стал сопровождать проповеди Христа.

С точки зрения человека не религиозного, смотреть рок-оперу очень сложно. Подозреваю, что даже американский атеист спокойно воспринимает религиозный пафос подобного рода. Но для России, где вера есть нечто интимное, частное, не выставляемое напоказ (за исключением случаев откровенного фетишизма), такая прямолинейность и даже елейность происходящего становится серьёзным контраргументом. Не все смогут осилить часовые дифирамбы тому, в чьём существовании сомневаются. В каком-то смысле, на это мероприятие следует идти подготовленным, а ещё лучше - готовым постигать новые грани религиозности.

Рок-опера оказалась в некой ловушке. С одной стороны, она может не понравиться ярым православным, так как в ней чересчур много протестантского (достаточно хотя бы полного отсутствия декораций), с другой - она покажется довольно тяжёлым зрелищем атеистам. Но просмотра она достойна. Хотя бы из-за восхитительной музыки и отличных голосов актёров.

Выскажись!

CARCASS


!