Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Интервью // Интервью с группой Bob Malmström

Интервью с группой Bob Malmström

Bob Malmström – уникальный коллектив из Финляндии. Создатели и единственные представители стиля Borgarcore, пропагандирующие буржуазные ценности посредством исключительно бодрых композиций на шведском языке. Эти ребята точно знают, как получить удовольствие от жизни, и даже поделились рецептами с нами. И это кроме традиционного рассказа о творческом пути:). На вопросы ГБР отвечали: Carl Johan Langenskiöld (бас) и Olof Palmén (гитара). (+версия интервью на английском языке/+English version).

0 фото к материалу Интервью с группой Bob Malmstr  246 m1 фото к материалу Интервью с группой Bob Malmstr  246 m2 фото к материалу Интервью с группой Bob Malmstr  246 m3 фото к материалу Интервью с группой Bob Malmstr  246 m

English version - below the page.

Итак, начнем: как и когда вы встретили друг друга, и как был создан Bob Malmström?

CJ: Карл (вокалист группы – прим.ред.) и Вильгельм (барабанщик группы – прим.ред.), кажется, знают друг друга целую вечность, в общем, очень долгое время. Я встретился с ним 12 лет назад, и выяснилось, что между нами есть что-то общее – а именно панк и металл, что жили в наших сердцах. И когда мы все вместе решили создать Bob Malmströmв 2010 году, то мы знали, с кем хотели бы играть, поэтому мы пригласили друга Вильгельма Олофа на борт нашей яхты. 3 года спустя – мы здесь, круче, чем когда-либо, и выпустили уже два альбома.

Финляндия – это родина большого количества музыкальных коллективов. Ощущаете ли вы себя частью одной большой семьи?

OP: Естественно. Мы ощущаем себя единственными привлекательными и весьма одаренными в семье численностью около пяти миллионов дебилов. Конечно, есть и другие, которые создают свои композиции с определенным мастерством, но мы – маяк, который ведет весь этот род через тьму.

Недавно вышел ваш альбом Punkens Framtid. Как его восприняли слушатели? Как вы относитесь к оценкам вашего нового альбома различными изданиями? Читаете ли отзывы на сайтах от слушателей? И вообще, волнуетесь ли по этому поводу?

CJ: Конечно, забавно следить за отзывами от СМИ и поклонников. Kaaoszine оценил нас на  10/10, а Soundi – на 3/5 (финские СМИ – прим.ред.), так что оценки разные, но в основном положительные. Те, кому он понравился меньше, вероятно, был поражен нашими текстами. Фанам он понравился от начала и до конца.

Расскажите о процессе записи альбома – как все происходило – как череда преодолеваемых трудностей или скорее «все под контролем»?

CJ: Вы видели фильм «Лунный гонщик» из Бондианы? Помните сцену, где Джеймс Бонд попал в пруд с аллигаторами? Вот, в принципе, и у нас получилось что-то вроде. Огромное количество аллигаторов пыталось откусить нам ноги, но мы легко перемахнули через них и смахнули пыль с наших воротничков.

Вы уже выступали за границей – где вам больше нравится играть – в родной стране, где вокруг знакомые лица, или в других странах?

CJ: Концерты – это наша жизнь. Это круто - играть для местных фанов и друзей, но ничто не сравнится с образом жизни бродяги и встречами с новыми людьми. К примеру, поездка в Калининград была прекрасна, так же как и концерты в Польше, Германии и Великобритании. Гастроли - это то, что в наших венах, они нам жизненно необходимы.

Сегодня, чтобы выделиться среди множества музыкальных коллективов, нужно придумать что-то нестандартное. Макияж, необычные инструменты, лирика или техника исполнения… На что делаете ставку вы?

OP: Честно говоря ... делаем ставку на написание крутых песен. Конечно, мы носим костюмы и поем о  выбрасывании жемчуга обратно в море для удовольствия, но делаем это скорее из вежливости, ведь в это же время мы создаем чудные риффы и задаем бешеный ритм.

Группа существует с 2010 года – изменилось ли что-то с того момента? Взгляды на музыку вообще, на музыкальный бизнес, коррекция планов по поводу того, что вы хотите сказать своим творчеством?

CJ: Наши взгляды стали гораздо яснее и конкретнее. Сейчас мы лучше знаем, что именно должны делать и почему. Даже если все мы играли в различных группах на протяжении многих лет, это то, что служит сейчас отличным подспорьем для нас. Сейчас мы живем в роли учеников. Каждый день приносит с собой нечто новое, то, что чтобы мы могли упаковать в наш жизненный багаж.

Оригинальный имидж группы заставляет воспринимать вас как изысканных  хулиганов. А есть ли у каждого из вас какие-либо незыблемые жизненные моральные принципы?

CJ: Что касается моральных принципов, я думаю, что мы прошли точку невозврата. У нас нет моральных ценностей. Если у вас есть бабло, я продам свою душу. Снова. Представьте, а если Сатана принимает заказ на вторую ипотеку?

Как различаются ваши образы на сцене и в жизни? Это одни и те же люди или приходится надевать своего рода «маску»?

CJ: На самом деле это зависит от обстоятельств. Когда я заключаю сделку - я охотник с целью «добывать!». Когда я гуляю с собакой, я добродушный медвежонок из мультика про Care Bear. Когда я на сцене, я артист. Жизнь – это просто игра с переменой масок, как игра в «музыкальные стулья» (игра, где нужно успеть занять свободный стул, когда закончится музыка – прим.ред.), только без стульев ... ну или без музыки.

Что для вас значат деньги? Средство для чего-то или вы их любите просто так?

OP: Деньги прежде всего означают избавление от процесса их получения. То есть, если у вас есть деньги, вы можете отдохнуть от работы. Взяв напрокат фильм, продавец б/у машин сможет забыть о тяжелом дне на целых 2 часа. Отправившись в поездку на полуостров Макао на частном самолете, ты сможешь отстраниться от суперуспешной рутины магната так надолго, как пожелаешь.

Впереди у вас продолжительный тур в Китае. Это необычная страна. Как так получилось? И как вы воспринимаете гастроли – как развлечение-путешествие или уже как работу? Какиебыстраныхотелипосетить?

OP: Видимо, Китай страстно желает, чтоб на его сценах метались оскорбительно громкоголосые европеоиды.  Бывают дни, когда путешествие начинается как развлечение, а продолжается как работа. А иногда развлечение – наитруднейшая работа из всех работ, какие только можно представить. А что касается стран, что мы хотим посетить… чем больше, тем веселее.

CJ: Мир – это наша игровая площадка, и еще есть очень много мест, которые мы могли бы захватить.

Ваш стиль указан как Borgarcore. Как вы пришли к нему и что он под собой подразумевает? Это ведь не только музыка, но и особый образ жизни?

CJ:Borgarcore означает успех и ценности буржуазной жизни, которые, вообще-то, традиционно не имеют отношения к хардкору. Было бы пародией назвать это хардкором, так как хардкор – всегда посыл к сопротивлению. Это к нам не относится, хотя мы самовыражаемся, используя такие же музыкальные средства.

Как вы считаете, нужно ли мечтать о том, что явно не сбудется завтра-послезавтра, или нужно жить сегодняшним днем и только?

OP: Живи одним днем Если у вас есть Порше в гараже, то пора разбить его. Отличный виски хранится для чего-то особенного? Выпейте его! Вставать рано значит разрушить все мечты, которые у тебя могут быть, так живи сегодняшним днем!

Опишите свой идеальный вечер.

CJ: Придти домой после успешного дня бизнес-продаж. Блины с икрой и сметаной на ужин, подаваемые на обнаженном женском теле, с охлажденным сухим шампанским. Джакузи с сигарой Montecristo размера Churchill и стаканом выдержанного рома Single Cask. Далее облачиться в новый костюм от портного и отправиться с ребятами в казино. После казино – еще один мартини с юной горячей моделью и жаркий секс на всю ночь. Ничего лучше быть не может.

Какие обстоятельства (например, в детстве) повлияли на выбор любимой музыки и благодаря которым вы играете именно такую музыку, а не поп?

OP: Частные уроки музыки в детстве на фортепиано помогли мне никогда не встретиться с поп-музыкой. Годами позже я случайно наткнулся на альбом Legion отличных музыкантов из Deicide и обнаружил там нечто, что очень удачно слилось с моим классическим прошлым.

CJ: Почему мы не играм поп, Олоф? Мы могли бы заработать больше денег.

Какие у вас планы на 2013 год? И соответствуют ли они вашим возможностям?

CJ: 2013 год включает в себя прежде всего активную гастрольную деятельность и продвижения альбома. В турне мы ездим на своем частном самолете Zeppelin и пока только планируем делать площадками для наших мероприятий целый парк самолетов. 

Случаются ли мысли после концерта вроде «о да, это то, о чем я всегда мечтал»?

CJ: Мы чувствуем это каждый раз, когда сходим со сцены.

Как бы вы описали Bob Malmström в 3 словах?

OP: Tiger – f*cking – Woods

So, here we go: when and how did you meet each other, and how was Bob Malmström created?

CJ: Carolus and Wilhelm have known each other forever, which is a long time, come to think of it. I met up with them 12 years ago and punk and metal has always been something very close to our hearts. When we decided to put Bob Malmström together in 2010 we knew who we’d want to play with, so we asked Wilhelm’s pal Olof aboard our yacht. 3 years later, here we are, stronger than ever and two albums down the line.

Finland is a home for a lot of music bands. Do you feel like a part of one big family?

OP: Naturally. We feel like the only handsome and gifted individuals in a family of about five million numbnuts. Sure there are some others who handle their compositions with certain prowess, but we are the lighthouse that guides this bloodline through the darkness. 

Your album Punkens Framtid was released recently. What are the reviews from your audience? What do you think about reviews from various publications? Do you read reviews from the audience on sites? Or you don’t worry about this?

CJ: Sure, it’s fun to see what the response is from the media and fans. Kaaoszine gave us a 10/10 and Soundi a 3/5, so it’s a bit mixed, but mainly positive. Those who like it less are probably the one’s whom our lyrics smite the most. Fans have loved it through and through!

Tell us about the recording of album. Was it overcoming a series of obstacles or rather «everything under control »?

CJ: Have you seen the James Bond movie Moonraker? Do you remember the scene where James Bond got left on a rock in an alligator pond? That’s basically how it went down. A lot of gators tried to bite our legs off, but we skipped over them lightly and brushed the dust of our collars.

You already had concerts abroad. Where do you like to play - in your native country, where there are familiar faces  around you, or in other countries?

CJ: We live for the gigs. It’s fantastic to play for the local fans and friends, but nothing beats the good old vagabond lifestyle and meeting new people. Kaliningrad for instance was amazing, as was Poland, Germany and UK. Touring is the lifesblood in our veins.

Today to stand out among many musical groups it’s necessary to think up something special. Makeup, special instruments, the lyrics or the technique of execution ... What is your choice?

OP: Frankly… Better songs. Sure we wear suits and sing about throwing pearls back to the sea just for kicks but we have the courtesy to do so while spewing out tasty riffs and breakneck grooves.

A band has been around since 2010 - has anything changed since then? Views on music in general, on the music business, your plans concerning what you express with your music?

CJ: Our vision is a lot clearer. We now know better what we are here to do and why. Even though all of us have played in various bands over the years, this is the one that has served as the great introduction to how it all really works. It’s been an eye opener and right now we’re in a live to learn position. Every day brings along something new to put in our backpacks.

The original image of the band makes you feel you are a group of exquisite bullies. Do each of you have any immutable moral principles of rectitude?

CJ: As far as moral principles go, I think we’re past the point of no return. We don’t have moral values. If you’ve got the dough, I’ll sell my soul. Again. Wonder if Satan takes a second mortgage?

What is the difference between your images on the stage and in everyday life? Are you all the same or are you wearing an artistic mask?

CJ: Depends on the day really. When I’m closing sales I’m a hunter in for the kill. When I’m out with the dog I’m the original Care Bear. When I’m on stage I’m the entertainer. Life is a just a big mask changing game, like musical chairs, but without chairs… Or music.

What does money mean to you? Means of getting something or you just love it?

OP: Money means to distance oneself from the process of earning it. A rented film takes you away from your shitty day as a used car salesman for two hours. A trip to Macau by a private jet takes you away from your brilliant day as a mogul for as long as you goddamn like.

Soon you will have a long tour in China. This is an especial country. How did this happen? What is a tour for you - as entertainment, travel or work? What other countries would you like to visit?

OP: Apparently China has a craving for offensively loud Caucasians thrashing around on a stage. There are days when travelling starts as entertainment and ends up as work. And sometimes entertainment is the hardest work of all. And the countries we’d like to visit… the more the merrier.

CJ: The world is our playground and there’s still a lot of ground to cover.

Your style is stated as Borgarcore. How did you happen to choose it and what does it mean? It’s not only music, but also a special way of life, right?

CJ: Borgarcore stands for success and bourgeois life values that traditionally don’t fit hardcore all too well. It would be a travesty to call this hardcore, as hardcore really has an leftist undertone and a strong message of resistance. We’re not about that, even though we express ourselves through the same means musically.

How do you feel: is it necessary to dream about what will not come true tomorrow or the day after, or is it better just to live for the day?

OP: Live for the day. If you have a Porsche in the garage then floor it already! Fine whiskey saved for something special? Down it already! Waking up dead ruins every dream you can possibly have so live for tonight! 

Describe your perfect evening please.

CJ: Coming home with a big sale closed by the end of the business day. Blinis with caviar and Smetana for supper, served from a naked woman’s body, accompanied by a properly cooled dry champagne. A bath in the Jacuzzi with a Churchill sized Montecristo and a well balanced single cask rum. Slip into the new tailor fitted suit and head out with the lads for a good night at the Casino. After the casino one last Martini with a hot young model and steamy sex all night long. Can’t get better than that.

What circumstances (for example from your childhood) influenced the choice of your favorite music, and thanks to what do you play borgarcore, not pop?

OP: A childhood of private lessons on the grand piano sort of veered me away from ever getting to this “pop” music. Years later I happened upon an album called “Legion” by the fine composers of Deicide and combined their urge to get a message through with my classical past and here we are.

CJ: Why don’t we play pop Olof? We’d make even more money.

What are your plans for 2013? Are they real?

CJ: 2013 includes touring the hell out of the world and promoting the album ferociously. We’re doing the tours with our private Zeppelin and only plan to do venues with a Zeppelin park.

Have you ever had thoughts after the show like «oh yeah, that’s what I’ve always dreamt of»?:)

CJ: Every time we get off stage we have that feeling.

Think of personification of Bob Malmström in three words.

OP: Tiger – f*cking – Woods.

______________
Photo by Janica Lönn / Storm Photography

Выскажись!

LORDI


!