Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Интервью // Интервью с группой FTB

Интервью с группой FTB

В непринужденной обстановке группа FTB встретилась с журналистом ГБР и ответила на несколько вопросов про концертную деятельность, затронув немало сопутствующих тем. Группа FTB - из Калининграда. Они много выступали в Восточной Европе, а сейчас активно дают концерты в России. Недавно у ребят был тур со Skillet. Своими впечатлениями делились Антон Титов (вокал, бас-гитара) и Влад Лисуков (барабаны).

0 фото к материалу Интервью с группой FTB1 фото к материалу Интервью с группой FTB2 фото к материалу Интервью с группой FTB3 фото к материалу Интервью с группой FTB4 фото к материалу Интервью с группой FTB5 фото к материалу Интервью с группой FTB6 фото к материалу Интервью с группой FTB

ГБР: Добрый вечер, меня зовут Оля, я из ГБР - Группы Быстрого Реагирования.

Антон: Крутое название :)

ГБР: Я начну с вопроса "от себя". Я думаю, вам его уже задавали множество раз, но всё-таки мне стало интересно, что подразумевает собой название вашей группы? Есть ли здесь какой-то скрытый смысл, а, может, зашифрована какая-то фраза?

Антон: Это инициалы самого первого состава группы.

ГБР:  И название настолько прижилось, что вы решили его оставить?

Антон: Да, причем многие его расшифровывают, как хотят. Я слышал вариант "Fucking Titov Band" и подобное.

Влад: По-литовски это ФБР, так нам сказали на границе :)

ГБР: Забавно :)  В основном все вопросы пойдут про вашу концертную деятельность. Вы не раз выступали в Европе. Можете рассказать, отличается ли чем-то публика, которая  там, от публики, которая здесь?

Антон: Отличается, конечно. Публика, которая здесь, понимает текст, а это важно, так как мы поем строго на русском языке. Хотя, конечно, я знаю немецкий язык, могли бы спеть что-то на нем, учитывая, что мы играем иногда в Германии, но там есть Rammstein... :) А вообще западная публика отличается большей открытостью. Они открыты потому, что не понимают, о чем текст, и им нужен энергетический посыл. Именно из-за этого они более живо реагируют на какие-то более эмоциональные вещи. Плюс, конечно, возрастной ценз. Там на концерты ходят более взрослые люди, старшее 33-35 лет. У нас, в России, публика также эмоционально встречает, но они встречают группу, понимая тексты, а это важно, когда люди могут объективно оценить, о чем песня. И возраст у нас меньше, до 25 лет.

ГБР: А где вам больше нравится выступать: за рубежом или в России?

Антон: В России, конечно.

Влад: Да, в России :)

ГБР: А как вы считаете, какой процент вашей публики - российские поклонники, а какой - зарубежная публика?

Антон: Мы вообще не рассчитываем на зарубежную публику в принципе. Мы не западоориентированная группа.

ГБР: Просто из-за того, что ваши первые концерты были в Восточной Европе, мне кажется, это придает вам немного другой статус.

Антон: Да, я согласен, но нам эти концерты дали технические знания, в первую очередь.  С технической стороны там всё лучше сделано. Те концерты приучили нас вывозить аппаратуру. Русские группы такого не делают. 

ГБР: Расскажите, как вам игралось со Skillet?

Антон: Очень круто!

Влад: Они профессиональная команда.

ГБР: А подробней? :) Как вы взаимодействовали на сцене, какие у вас были отношения за кулисами? 

Антон: Отличные отношения. Сначала мы не знали, как реагировать, поскольку они - звёзды, к ним не было никакого доступа со стороны поклонников. Гримерки у нас находились рядом, но мы не решались к ним заходить. Мы не являлись фанатами этой группы, просто знали, что она крутая и слушали их песни. Однако на первом же  концерте их вокалист вышел к нам и сам познакомился со всеми. 

ГБР: Тем не менее, они выбрали именно вас, значит,  вы чем-то их зацепили.

Антон: Нет, мы хотели с ними сыграть, - они очень крутая группа. Опять же, в техническом плане мы очень многое  для себя открыли: работа со звуком, поведение на сцене. И после этого тура мы стали их фэнами, потому что ребята всё качественно и круто делают. Это нужно вживую смотреть, чтобы понять. На записях и клипах такого не увидишь. И пообщались отлично, вместе летали.

Влад: После первого концерта мы уже проводили совместно саундчек. То есть, раньше мы ждали, когда у них пройдет саундчек, потом у нас было своё время. Но они увидели, что мы всё делаем аккуратно, не мешаем, и стали проводить саундчек вместе: мы собираем свое оборудование, - у них саундчек. Потом - наоборот. Это сэкономило нам очень много времени.

Антон: Общение было абсолютно непринужденное, не было  никакого пафоса. Мы подружились с их техническим персоналом, и их светооператор даже делал нам свет.

Влад: Вокалист на первом мероприятии вышел, пожал нам руки, пожелал удачи… У них - грамотная слаженная команда.

ГБР: Хотелось бы вам повторить подобный опыт?

Антон: Очень хотелось бы. Это именно колоссальный концертный опыт.

Влад: У них всё расписано по секундам.

ГБР: А, может, вам хотелось бы повторить подобный опыт с какой-нибудь другой группой? Может, у вас есть уже какие-нибудь договоренности? :)

Антон: Договоренностей никаких, тяжело договариваться. Все - самодостаточные коллективы, которым не нужно дополнительного "фактора" в России. Конечно, хотелось бы с Papa Roach съездить.

ГБР: Многие отмечают ваши клипы. Как вы считаете, насколько клипы - это хорошо?

Влад: Видео раскрывает песню визуально.

Антон:  Клипы - это хорошо :) Но - не все.

ГБР: Почему?

Антон: Бывают клипы, которых лучше бы и не было, потому что песня зачастую интересней, чем клип. Вообще, у нас не много опыта в этой сфере, но наш последний клип удался. Мы можем с уверенностью сказать, что он отражает песню, эмоционально её повторяет. Именно клип помог песне раскрыться. Это была хорошая песня на записи, но именно с видеорядом она стала реально цеплять. Когда ещё в первый раз мы увидели рабочий материал, чуть не расплакались, серьезно! Настолько это было круто :) Мы ведь снимаем только наш «синхрон»,  - где мы играем, - остальное нам не дают смотреть. Такая договорённость у нас с режиссером.

ГБР: То есть вы не работаете над сценарием?

Антон: Нет, мы все вместе работаем над сценарием.

Влад: Мы не смотрим именно рабочий материал.

Антон: Мы договорились, что не будем влиять на процесс монтажа.

ГБР: Собираетесь ли вы пускать свои клипы в ротацию на телеканалы?

Антон: Конечно, с удовольствием, - если бы какой-нибудь телеканал их взял :) Хоть нам и говорят, что среди русского рока мы - попса, но, к примеру, последняя  песня - это тяжелая музыка. А вот если бы была попса, может, и взяли бы :) Как пел Спирин: "Мы слишком радикальны для крутых FM, попсовы и мягки для радикалов". Вообще, нас крутили по телеканалу «А1 Украина». А в России это теперь хип-хоп канал, к сожалению, иначе нас бы туда взяли, поскольку наш клип объективно круто снят! У предыдущих клипов оставались какие-то недоделанные детали, хотя они тоже хороши. Но новый клип - это уже уровень западных команд. И всё в нем сделано качественно: видео, игра актеров... Хотя человек, который играет главную роль, вообще не актер, это наш друг, тату-мастер. Но так сыграть! Видимо, потому что он не актер, то и смог сыграть искренне. У него как раз был период расставания с девушкой - именно во время съемок  клипа. В общем, всё вместе совпало. 

Вообще, я был бы рад, если бы многие русские группы снимали такие клипы. Я бы искренне голосовал за них, "лайкал" бы. Я постоянно отслеживаю русские  топовые команды, их работы, но не могу сказать, что я увидел нечто такое, что меня зацепило. Западные группы всё делают намного качественнее. А «наши» иногда совсем подобного не делают. Почему? Мы, вот, снимаем с совсем обычными ребятами. Наш клипмейкер тоже вполне обычный человек :) Он развивается вместе с нами. Я думаю, следующий клип будет вообще высший класс! Конечно, ребята приобрели специальную камеру, которая делает крутую картинку, но ведь, на самом деле, это только 30% успеха. У нас есть команда очень классных  ребят, которые делают свет; команда, которая делает монтаж. Ашот Геворкян это всё контролирует и правильно направляет. 

Мы до сих пор пересматриваем наш последний клип, мы его уже посмотрели раз 200. Обычно музыканты потом свои песни слушать не могут, и видео смотреть тоже не  могут, потому что постоянно находишь какой-то косяк, ищешь, что можно было сделать лучше… Здесь, когда мы смотрим клип, мы не знаем, к чему придраться. Наша песня раскрылась с этим видео. Можно, конечно, говорить о вкусах, что это попса про любовь, хотя все известные песни - про любовь. Когда западная группа снимает  подобное видео и пишет подобную песню про любовь, все говорят: "Вау, а ты их новый клип видел?" А у нас... Ну, наверное, это русский менталитет, наши - всегда «плохие». На Западе такого нет. Свои группы там герои, а те, кто к ним приезжают - герои, что приехали. Мы вообще живем немного обособленно от России, у нас вокруг Европа. И вот что-то случилось с нашим менталитетом. 

Мне иногда ребята показывают комментарии вроде: "Да вы попсовая лажа" и т.п. Но, к примеру, мы играем в строе C (до). Все играют в строе E (ми), а мы играем в C (до). И как это может быть попсой, если гитары действительно звучат тяжело? В таком строе играют металлические группы. Я люблю критику обоснованную, когда человек образован музыкально, и он может нам сказать, мол, там не дожали, тут не доиграли. А когда просто пишут про попсу, то я не понимаю, наверное, объективно сыграно у нас всё хорошо, вот им остается только одно - "попса".

Влад: Но, несмотря на это, нас всегда публика хорошо принимала, открыто и искренне.

ГБР: Кстати, про звук. Говорят, что вы много внимания уделяете звуку,  долго настраиваетесь. Расскажите, в чем это проявляется. Считаете ли вы работу со звуком важной на сцене?

Антон: Это самое важное. Конечно, важно играть, но и необязательно быть виртуозом, чтобы звучать хорошо. Многие известные группы не являются профессионалами, то есть, у них нет музыкального образования. Они просто играют  в своем стиле, и это звучит круто, потому что они правильно это делают. Почему-то в России считается, что играть нужно по старинке, олд-скул. То есть, взять комбик, сунуть туда гитару - и играть. Никто не применяет новых технологий, никто даже о них не знает. Сейчас мир развивается быстрыми темпами, сейчас столько цифровых помощников для звука! Мы говорим об обработке сигнала, который выходит  из инструмента. Этому западные группы уделяют настолько большое значение, что всё остальное вторично. Если правильно обработать такой сигнал, то люди придут  в восторг от звучания. И мы пытаемся делать подобное. Конечно, это очень тяжело нам дается, в Америке всё-таки гонорары это позволяют. У нас подобное тоже начинается, но ещё на низком уровне. Мы очень большие деньги вкладываем в пост-продакшн, очень много изучаем, читаем и спрашиваем. Мы используем специальные приборы, которые в России единицы используют. Конечно, они дорогие, а в России бедные музыканты, но ведь есть eBay, б/у и так далее. В основном никто просто не хочет учиться. Нет даже  культуры самого концерта. А мы стараемся это делать. 

Ведь тяжело иногда человеку объяснить, что это не группа плохо играет, а звук идет плохой. И люди думают, что группа играть не умеет. А потом приезжают западные  группы, например, те же Skillet, и люди думают, мол, да, это настоящая музыка. А ведь они играют также, - просто у них есть команда, которая привезла полторы тонны оборудования, и которая всё это настраивает. Западные группы в реальном времени на концерте используют студийные эффекты. А русские группы на этот счет не загоняются. А разница ведь колоссальная. И мы к этому стремимся.

ГБР: И это дает свои плоды?

Антон: Дает. Тяжело, конечно, но дает.

Влад:  У нас нет техников, профессионалов, мы сами всё делаем.

Антон: Тяжело, дорого, много времени отнимает. Но как показал концерт со Skillet, мы на правильном пути.

Влад: Мы стараемся всё делать на максимуме, потому что мы уважаем наших слушателей и хотим, чтобы наша музыка звучала достойно.

ГБР: Расскажите о своих выступлениях на мировых фестивалях в Голландии и Германии, на  Rock am Brink в Эмсдеттене и на Cerberus Rock Celebration в голландском клубе Cerberus Hengelo. С кем вы были на одной сцене, какие впечатления, как приняла публика?

Антон: Публика круто приняла. А имен на этих фестивалях было очень много. Важно не то, с кем ты выступаешь, важно, что ты вообще там выступаешь. Когда ты играешь с кем-то совместный концерт - это одно, а когда фестиваль - это совсем другое. Эмоции, конечно, только  положительные, принимают всегда отлично.

Влад: Имена, думаю, не стоит называть, ведь, по сути, мы с ними не играем.

Антон: На нашем фестивале мы смогли, например, с Papa Roach пообщаться, а на западных фестивалях такого нет, там всё жестко регламентируется.

ГБР: Отличаются наши фестивали от этих мировых фестивалей?

Антон: Наши уже на таком уровне, что они не хуже - это точно. Бывают даже и лучше. Например, последнее «Нашествие» - это вообще чисто западный фестиваль. Организация на высшем уровне: у нас была отличная гримерка, звук, персонал - всё здорово! Говорят, что дорого, но если ты хочешь  хорошо, то нужно платить, - не возьмутся же деньги с неба. Мы ездим на европейские фестивали не выступать, а просто послушать, и мы платим по 100 евро за вход. И это нормально, и никто не возмущается, что дорого.

ГБР: Как вы считаете, перед западной публикой тяжелее выступать? На тех же фестивалях.

Антон: Стыдно перед ними играть.

ГБР: Почему?

Влад: Ну, там не понимают язык.

Антон: Язык - это ещё ладно. Просто русские группы по сравнению с ними выглядят жалко.

Влад: У западных групп всё продумано в плане техники, персонала.

Антон: Да, даже если говорить про внешний вид. У группы Skillet гантели всегда с собой. Они качаются перед выступлением, чтобы рельеф мышц оставался, когда они выходят на сцену. Они красятся, гладят всё прямо перед концертом. Гитары полируются каждое выступление. И это правильно, это же шоу!

Влад: Каждая мелочь очень важна. 

ГБР:  Расскажите ваши планы на будущее: альбомы, синглы, концерты. Планируете ли дальше покорять зарубежье или попытаетесь завоевать отечественную сцену?

Антон: На зарубежье у нас планов нет. Мы там только пишем музыку. Хотим, конечно, в Америке альбом записать, именно с местным продюсером поработать. Но мы ещё не готовы. Может, следующий альбом, через год. Может, конечно, споем что-нибудь на английском языке, хотя, если честно, не очень хочется, но вдруг поймем, что готовы… Пока мы не готовы.

ГБР: Что насчет нового альбома?

Антон: Уже почти записали, остались только вокал, мастеринг и пост-продакшн. Альбом планируется очень интересный, звучать будет современно, как звучат европейские группы; актуальный. Готовим пару необычных песен, так что он не будет весь «про любовь». Будет несколько интересных экспериментов. И песня про старые русские рок-группы, кстати. Она называется "Сколько стоишь?", и она уже есть на сайте, - это сингл с нового альбома.

ГБР: Спасибо за ваши ответы, было очень интересно с вами пообщаться!

Выскажись!

CARCASS


!