Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Интервью // Интервью с группой Louna

Интервью с группой Louna

23-го ноября в непринужденной обстановке музыканты группы Louna встретились с журналистами, чтобы удовлетворить их любопытство и рассказать о своем путешествии в Америку и о новом альбоме. Louna ездила по Америке с 25-го сентября, а завершила свой тур только 3-го ноября в Вашингтоне. Всего ребята выступили в 26-ти крупнейших городах Америки с такими именитыми рок-группами, как «The Pretty Reckless» из Америки и «Heaven’s Basement» из Англии.

Новый альбом группы «Мы — это LOUNA» был сведен в Штатах, и музыканты собираются представить его 14-го декабря на сцене клуба Arena Moscow. 

0 фото к материалу Интервью с группой Louna1 фото к материалу Интервью с группой Louna2 фото к материалу Интервью с группой Louna3 фото к материалу Интервью с группой Louna4 фото к материалу Интервью с группой Louna5 фото к материалу Интервью с группой Louna6 фото к материалу Интервью с группой Louna7 фото к материалу Интервью с группой Louna8 фото к материалу Интервью с группой Louna9 фото к материалу Интервью с группой Louna10 фото к материалу Интервью с группой Louna11 фото к материалу Интервью с группой Louna12 фото к материалу Интервью с группой Louna13 фото к материалу Интервью с группой Louna14 фото к материалу Интервью с группой Louna

ГБР: Первый вопрос, естественно, про ваш новый альбом. Когда начались первые наработки альбома, и когда вы вообще планировали его выпустить? Ваши ожидания оправдались или что-то, как вам кажется, всё-таки было недоделано?

Вит: К сожалению, нам пришлось делать его достаточно быстро, в сжатые сроки, потому что у нас была договоренность о концерте в декабре, что это будет презентация альбома. Поэтому мы делали его достаточно быстро, даже можно сказать, что местами «на коленке», но, несмотря на это, результат всё-таки оправдал себя. И мы в целом довольны. Не знаю, я слушаю, что у нас в итоге получилось, и нет такого ощущения, что альбом провалился, или что он слабее, чем предыдущий. Мне кажется, что он по-своему зрелый, по-своему интересный и по-своему удачный, атмосферный.

Лу: Мне очень нравится его слушать, несмотря на то, что часто сложно слушать своё собственное творчество.

Вит: По итогам того, что было открыто для предпрослушивания на iTunes: заглавная песня «Мы – это Louna» вызвала много положительных отзывов. Это вселяет уверенность, что и альбом из двенадцати песен, каких-то новых, каких-то не очень, им понравится. Если эта песня, которая, как я думал, достаточно узко-направленная, для фэнов, для тех, кто в теме, получила такой широкий резонанс, то в принципе остальные темы, я думаю, найдут отклик тоже, и альбом в общем всем понравится. Мы надеемся на это.

ГБР: Да, я уверена в этом, что альбом очень понравится, иначе быть не может :)

Вит: Мы постарались, чтобы он был максимально качественным, сведя его в Штатах. В общем, посмотрим.

ГБР: Тяжело было работать в сжатые сроки?

Вит: Мне лично тяжело работать в сжатые сроки, потому что на мне лежит текстовая составляющая, и мне пришлось буквально взорвать свой мозг в последние два месяца, дописывая тексты, из-за того, что к нынешнему альбому все мои наработки исчерпались, а черновики были полностью выработаны. Мне приходилось искать слова, фразы, темы для песен полностью из головы, что достаточно тяжело морально. Я надеюсь, что при создании следующего альбома будет больше времени. Мы умышленно не ставили себе сроки выхода следующего альбома, может, это займет несколько лет, но, по крайней мере, у нас будет больше времени для воплощения каких-то более интересных творческих идей и развития группы в какие-то другие стороны, нежели сейчас.

Серж: Когда есть какие-то сроки, тем более, когда ты чувствуешь, что они приближаются, то в целом очень сложно, даже в плане аранжировок. Когда ты что-то делаешь, ты чувствуешь, как ты это преподнесешь. Например, сегодня ты что-то записал, а слушаешь через неделю, и возникают какие-то более интересные идеи, и тебе кажется, что нужно что-то переделать.

Лу: Вот это самое страшное, как показывает практика. Потому что даже четыре года на альбом – и всё равно будет мало. Потому что встанешь ты с утра: «Ой, нет! Вот это ещё добавлю!» И будешь его мусолить, пока он не превратится в ёмкость с нагромождёнными игрушками. Вот прелесть этого альбома, лично для меня, в том, что он какой-то… Он свежий для Louna. Звучит он качественно и чисто, но он именно что свежий. Местами даже немножко расхлебайский, а местами, может быть, простой.

Серж: Ну, Лусинэ права, должна быть какая-то недосказанность.

Лу: И вот всё равно, когда у тебя много времени, наверное, самый продуктивный период – это финишная прямая, чтобы ты не делал. Многие люди, которые слушали этот альбом в предпрослушивании, сказали, что лирически этот альбом им понравился намного больше, чем предыдущий. Ну, вообще, нам, кто его написал, сложно судить. Наши мнения диаметрально разные о своем творчестве.

ГБР: Ну, в целом вы довольны работой?

Лу: Я довольна

Серж: Я тоже доволен.

Вит: Да.

Лёня: Я доволен нашей работой, но не могу сказать, что до конца доволен работой тех людей, которые трудились над альбомом в плане звука, если честно. То есть альбом явно на голову выше по качеству, но…

Лу: Ну, да, рамки технические… Их всегда есть куда раздвигать.

Лёня: Но, с точки зрения моего представления о том, как должен был звучать этот альбом, характер его звучания, он немного…

Серж: Поэтому мы особо не лезли в процесс, самим этим процессом занимался наш технический директор, Максим Кронфельд. Он непосредственно работал с теми, кто сводил альбом, и в основном они решали, как что будет звучать. Нет, мы тоже слушали, оценивали, делали какие-то замечания... Но преимущество сведения в Америке в том, что особо никто ни во что не влезает, как решили, что будет оно здесь вот так, значит, будет. Будет гитара так звучать, значит, будет.

Вит: Для нас это эксперимент, потому что раньше мы всегда присутствовали на всех этапах создания альбома, то есть не только на записи, но и на сведении мы сидели со звукорежиссёром и корректировали звучание, какие-то моменты, как будут звучать инструменты в балансе и так далее. Здесь мы просто решили отдать всё на откуп американскому профессионализму, и они сделали так, как это видят они, в соответствии с трендом звучания в Штатах. Он немного иной, чем в России, даже не немного, а кардинально другой в некоторых моментах. В плане баланса вокала и инструментов, например. Там гораздо больше гитар в музыке и голос не выведен на первый план. Посмотрим, как это воспримут слушатели, но это очень интересный эксперимент. А в плане того, что сказал Лёня, по поводу каких-то моментов в звучании, мы сделаем все выводы из этого опыта и в дальнейшем постараемся применить их в сведении и мастеринге нового альбома при работе с западными продюсерами.

ГБР: То есть вы будете продолжать работать с западными продюсерами?

Вит: Да, мы будем продолжать, потому что это хороший опыт. Но там есть некоторые моменты, которые мы поняли уже по факту получения альбома. Мы поняли, что можно было делать по-другому и работать по-другому, и мы попробуем в следующий раз, так сказать, сделать работу над ошибками.

Серж: Мне кажется, есть такой момент, что начинать работать с западным продюсером нужно на этапе создания песен, потому что это будет эффективно как для самой записи, так и для процесса производства песни.

Вит: Вообще, это технические моменты, которые, в принципе, слушателям не обязательно знать. Но для нас это полезный опыт, и мы постараемся сделать из него соответствующие выводы.

ГБР: А есть ли у вас любимые песни на этом альбоме? То есть именно для вас что-то значащие.

Лёня: Ну они есть… Можно, я просто скажу, что они есть? :)

Вит: У каждого из нас есть какие-то свои фавориты. У кого-то их нет вообще, как у гитариста Рубена, он писал, что нет у него фаворитов на этом альбоме. И неизвестно, что это значит: в хорошем смысле или в плохом :) Ну, будем считать, что просто нет. У меня есть песни, которые мне нравятся больше в плане энергии музыкальной и лирической, мне нравится и как там текст удался у меня, как в принципе музыка с этим сочетается, но в целом этот альбом получился очень разноплановым, поэтому сказать сложно. Песни все очень разные.

Лу: У меня есть одна песня, которая мне в лирическом плане хоть и не близка, но я всё-таки её понимаю и пытаюсь, пытаюсь через себя её пропустить. Не будем говорить названий, но есть одна такая песня. А вообще песни мне близки все.

Серж: Мнения у всех разные, потому что все мы разные. Но это хорошо, на самом деле, это хорошо и на музыке отражается. Всё получается более разнообразным, каждый приносит что-то своё, интересное, и в целом получается некий такой симбиоз того, что мы делаем.

ГБР: Америка оправдала свои ожидания?

Вит: Да, даже более чем. Она превзошла свои ожидания. Всё прошло очень позитивно, приятно. Когда мы ехали в этот тур, мы предполагали разные сложности, трудности, особенно в плане бытовых условий и переездов, но когда мы приехали в Вашингтон на последнее шоу нашего тура, никто из нас не страдал какими-то там физическими недомоганиями, и было понятно, что мы проехали этот тур достаточно легко. На одном дыхании он прошел, и это очень хорошо. В плане получения опыта это, конечно, колоссальные впечатления, колоссальные эмоции, колоссальный опыт, которые, конечно, пригодятся в нашей последующей деятельности.

ГБР: Америка вдохновила на что-нибудь новое, может, как-то перестроила ваши взгляды? К примеру, вы теперь как-то по-другому будете строить своё шоу и по-другому строить программу, общаться с фанатами?

Лу: Меня это немного поменяло в плане поведения на сцене, я не могу этого отрицать, я это почувствовала, когда мы вернулись домой. Может, конечно, это просто какая-то тема, которая связана с опытом, не то, чтобы Америка, это бы случилось и в любой другой стране, в Германии, например.

Вит: Да, и не то, чтобы Америка повлияла, а сами группы, которые с нами ездили, повлияли на наше восприятие и поведение, работу с залом, работу в принципе на сцене. И многие вещи, которые мы там увидели, может быть, отразятся и в нашем сценическом поведении в будущем, в строении наших собственных шоу. Это очень полезный опыт.

Серж: Я хочу добавить, что иногда то, что происходит в России, совершенно невозможно в Америке. Когда ты играешь впервые перед какой-то аудиторией, когда тебя в первый раз слышат, нужно играть максимально качественно, при том, что, поскольку мы разогревающая группа, существовали какие-то технические трудности, связанные, например, со слышимостью на сцене. Нам нужно было выкручиваться и делать всё максимально круто и выдавать при минимально хорошем звуке отличное качество. У нас есть человек, наш технический директор, который всегда нас оценивает. То есть после шоу, если есть какие-нибудь недочеты, он все время говорит: «Вот это неправильно, ты делаешь это не так». Но в целом, в 80% случаях, он говорил, что всё круто. Мы ему доверяем.

ГБР: А как принимала вас публика Америки?

Лу: Когда мы едем в тур по России, мы едем играть для наших поклонников, а там мы выходим на сцену (да даже если бы это не Америка была) для совершенно новых людей, то есть они знать не знают вообще, кто ты такой, и им совершенно всё равно, из России ты или из Испании, Америки, ты просто в первый раз выходишь для них играть. И они вслушиваются в песни искренне, через две песни начинают как-то сближаться, реагировать, ты начинаешь как-то общаться, например, просить похлопать, подпеть, то есть через несколько песен всё становилось так близко, как с настоящими фэнами.

Вит: Контакт сразу происходит, потому что, в отличии от России, публика очень отзывчивая, восприимчивая и жадная до творчества. Полностью забитый зал стоит как и на хэдлайнере, так и на открывающих группах. То есть мы выходили, и перед нами был полный зал, и столько же людей было и на хэдлайнере The Pretty Reckless, никто не стоял в баре, как у нас это происходит, все слушали, все стояли с широко раскрытыми глазами, готовые подхватить твоё движение, направленное к ним. И мы стали этим пользоваться уже после нескольких концертов, глядя как работает вторая группа разогрева Heaven’s Basement из Англии, которые имеют опыт подобных выступлений на разогреве. Мы-то не имели, мы в России практически сразу стали хэдлайнерами и стали давать сольные концерты. Мы начали просто закрывать глаза на то, что мы не видим привычного слэма, криков и флагов в зале, просто стали на сто процентов выкладываться на сцене, и это дало эффект. Люди стали хлопать, прыгать, орать, и за нами даже стали ездить по некоторым городам, чтобы послушать именно наши выступления.

ГБР: Это говорит о многом.

Вит: Мы старались.

ГБР: Вы собираетесь в туры ещё по каким-то странам, куда-нибудь за пределы России?

Лу: Сейчас ведется работа по началу сотрудничества, мы, может, поедем по Европе. Но это всё, конечно, занимает время, и есть определенные договоренности, но в целом работа ведется.

ГБР: То есть опыт Америки вас впечатлил, и вы хотите продолжать?

Вит: Да. Вообще, мы сначала не особо верили в успех этого мероприятия, думали, что, в принципе, за этим стоять будет только наша поездка и наши впечатления о поездке в Америке. А получилось так, что она дала свои плоды, и наши песни стали звучать в большинстве крупных рок-хит-парадов Америки, где наши песни на довольно высоких местах и входят в ТОР-10. Мы поняли, что российская рок-музыка реально может конкурировать с западными группами. И люди в Америке хотят слушать любую музыку, неважно, из Америки, из России, из Англии и так далее. Это не то, что говорят у нас здесь, в России, мол, наша музыка там никому не нужна, у них там своего навалом. Мы тоже так думали, когда ехали, а сейчас мы понимаем, что нет, за этим есть будущее, и если нам будут поступать предложения и впредь играть за границей, мы будем с радостью их подхватывать, потому что этот тур доказал, что российская рок-музыка, если она качественная, имеет право быть везде.

ГБР: Вы в туре исполняли только англоязычные песни, или русскоязычные тоже имели место быть?

Лу: В основном англоязычные. Два раза мы сыграли песню «Жесты» на русском. Перед концертом мы объяснили, что эта песня о том, что можно понять друг друга без слов, и нам даже подпевали. Но это было только два раза. В основном мы презентовали англоязычный альбом.

ГБР: В целом, мы почти закончили, у меня остался всего один вопрос. Что будет с Tracktor Bowling?

Лу: Мне тоже интересно, что будет.

ГБР: Вы собираетесь возобновлять активность группы?

Лу: Да мы были бы не против, но группа неактивна не по нашим причинам, и это не зависит ни от меня, ни от Вита совершенно.

Вит: На данный момент группа продолжает находиться в творческом отпуске, если можно так сказать.

ГБР: Мне кажется, ваше выступление на Кубане дало поклонникам группы надежду, что Tracktor Bowling опять будет выступать.

Лу: Мы предупреждали, что это только в рамках юбилея фестиваля.

Вит: Надежда, как говорится, умирает последней :)

ГБР: Спасибо вам за интервью! Мы все с нетерпением ожидаем вашего концерта 14-го декабря в Arena Moscow! 

Выскажись!



!