Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Интервью // Интервью с группой Woodscream

Интервью с группой Woodscream

Стоило нащупать выключатель, как свет озарил приветливую творческую келью, именуемую репетиционной базой. Довольно уютно. Стены кичатся рядами афиш, окруживших внушительное полотно Woodscream” - намек на здешних хозяев. В тени напротив застыл неприметный диванчик, место, где так и хочется задать ребятам несколько вопросов. Главное – повод есть!

0 фото к материалу Интервью с группой Woodscream

Буквально недавно группа порадовала поклонников новым альбомом “Octastorium”, посетила несколько городов нашей необъятной, и вот, вернулась с добычей – дипломом воронежского феста и запасом энтузиазма.

Прежде всего, поздравляю вас с выходом нового альбома! Это ведь второй опыт работы с таким объемом материала. Довольны результатом?

Александр: Сразу скажу, не то, что бы довольны, скорее – удовлетворены. Конечный результат нас устроил, хотя, когда материал был закончен, доработок оставалось невероятное количество. Тут что-то щелкает, там что-то скрипит…

Иван: Записывали нотку, а на записи ее вдруг нет.

Александр: И этим можно заниматься бесконечно. Те косяки, которые уши резали, мы исправили, то есть работали до того момента, пока все не почувствовали: всё классно.  А что касается объема материала, по сути, столько же времени потратили на пять треков предыдущего альбома “Pentadrama”. Не могу сказать, что есть какая-то глобальная разница. Долгая и утомительная работа, на самом деле. Под конец мы уже возненавидели этот альбом…

Павел: Слушать не могли

Александр: Я послушал этот альбом такое количество раз, наверное, раз 200 пока мы его сводили. После того как он вышел – пару раз, и все. Больше не могу это слышать.

А сколько вы над ним работали в общей сложности?

Александр: Подготовка началась в октябре прошлого года, а вот серьезная работа уже после Нового года. Подготовка – это вопросы с аппаратурой, где записывать, как записывать. На это тоже уходит довольно много времени, в целом почти год.

Валентина: И это только запись.

Александр: Ребенка можно было родить за это время.

Валентина: Ну вот, и родили.

В таком случае еще раз поздравляю! Расскажите, почему вы выбрали именно это название для альбома, что оно означает и откуда взялось?

Александр: Можно я расскажу! (смеются) У меня просто накипело. Наш предыдущий альбом называется “Pentadrama”, название предложил наш бывший текстовик. На альбоме пять треков, все довольно драматичного содержания, и грубо говоря, из пентаграммы сделали “Pentadrama”. В случае с “Octastorium” была масса вариантов, а потом решили продолжить в том же направлении. Это восемь историй.

Но почему название обоих альбомов и группы на английском, а песни звучат на русском?

Иван: А почему нет?..

Александр: На самом деле все опять довольно прозаично. Возьмем наших исполнителей, которые называются и поют на русском языке - у них все на кириллице. В итоге, для тех, кто слушает это за границей, проблематично набрать на компьютере названия. Вплоть до того, что мой знакомый журналист просил помочь ему найти группу “Игольчатый смех”. Он не мог набрать это на клавиатуре.

Иван: А представляете, как сложно найти, например, группу “Защищающиеся ежи”. Ну, как вообще это написать, особенно на транслите? Невозможно.

Александр: Зато английская раскладка есть у всех. В одной из рецензий писали, что можно было бы назвать альбом “Pentadrama” на русском языке. Можно. Но это не очень удобно.

Значит, сугубо технический аспект. А в отношении песен? Вы не планируете что-нибудь на английском исполнять? У вас же был опыт с “Черной смертью”.

Александр: У нас и на новом альбоме тоже есть песня на английском языке. (смеются)

Иван: Классная песня! Текст писали втроем, долго думали…

Александр: Собственно, там четыре слова. Называется “Witnesses of J”. Мы можем рассказать о ней подробней.

Расскажите!

Иван: Песня-то, конечно, шикарная. Самое мое любимое детище, больше всего болел над этим текстом. Четыре слова написал на английском языке. Просто изначально она планировалась как инструментал, и написана была нашей бывшей скрипачкой в ходе прошлого тура. В Польше все было здорово и очень много йогурта.Польский йогурт называется "Йогобелла". Собственно, песню она написала и назвала Йогобеллой…  Мы подумали: “Слишком прямолинейно”. В итоге, Witnesses of J – Свидетели Й, а вот йогурта "Йогобелла" или Иеговы – додумайте сами!

Александр: На самом деле, на английском петь не планируем. Мы сразу станем менее интересны слушателям, как нашим, так и зарубежным. Группа поет на английском языке, и все мгновенно начинают понимать, о чем она поет – это миф. Нужно хорошо владеть языком, а таких людей не много.

Иван: Как показала практика, не только в России беда с английским, но и в Европе не очень хорошо.

Александр: В России русскоязычную группу, естественно, будут воспринимать лучше. И в Европе тоже! Допустим, мы слушаем польские группы, слышно, что на польском, и как-то поинтересней. Это ведь фолк... Нужно держаться корней.

Слушаете польские группы?

Александр: Тут какая ситуация... Скоро мы отправимся в тур, и часть его будет как раз в Польше, нам там очень нравится. Когда я искал организаторов, в первую очередь связывался с музыкантами. За это время переслушал огромное количество фолк метала, там есть весьма интересные экземпляры.

В таком случае, в культуре какой страны вы больше всего черпаете вдохновения?

Александр: Сложный вопрос…

Павел: Скорее речь идет о влиянии, чем о вдохновении.

Александр: Да, и проявилось оно сначала в музыкальном плане, а затем в текстовом. Наша бывшая скрипачка большой фанат Ирландии, Шотландии, всех этих мотивов. Многие в рецензиях отмечают, что мы похожи на кельтский фолк.

Иван: Приходится стилизовать тексты под музыку. Потому что петь под кельтские мотивы песни о расчленении детей как-то очень странно, нужно петь о чем-то кельтском тоже. О кельтском расчленении детей.

Александр: Опять же будет странно, если под какие-нибудь не совсем русские мелодии распевать “Полюшко поле”… Вообще нужно попробовать, возможно, получится что-нибудь интересное. Мы не самые большие фанаты фолка как таковые. Я сейчас слушаю много фолк метала, но это метал, который, по сути, к фолку отношения не имеет. Это все стилизация. Сейчас таковым можно окрестить любую группу, которая играет с флейтой или дудкой мелодии, под которые можно более или менее поплясать. Я бы не сказал, что у нас фолк метал. Народных мелодий, которые мы используем в творчестве,раз-два и обчелся, все остальное - стилизация.

А вы ориентируетесь на какие-нибудь зарубежные команды?

Александр: Нет.

Нет?

Павел: Это большая болезнь в коллективе. Мы очень этого боимся.

Александр:  Даже больше скажу, я стараюсь не играть чужих песен. То есть если занимаюсь на гитаре, это какие-то упражнения или что-то еще. Как только ты начинаешь играть чужую музыку, она сразу откладывается в голову, и начинаешь писать такую же. Кстати, частенько проводят параллели между нами и Cruachan.

Валентина: Только недавно отвечала на вопрос из серии“как вы относитесь к тому, что вас частенько сравнивают с группой Cruachan?”. Так вот. Ответ примерно такой: мы к этому никак не относимся. Разве что, несколько удивляет, потому что никто в нашей группе не слушает Cruachan.

Иван: А некоторые его никогда и не слышали.

Александр: А мне откровенно не нравится Cruachan.

Валентина: Дело не в этом. Кому-то, возможно, нравится Cruachan, и он хочет слышать это у нас.

Александр: Опять же, в одной из рецензий человек активно сравнивал нас с Eluveitie, там слово Eluveitie прозвучало раз 10, а название нашей группы – пару раз. Видимо, человек - фанат этой команды. Но возможен и другой вариант: у нас есть композиция AnDro, они ее также играли.

Валентина: А вообще она народная!

Александр: Видимо, поэтому на нас повесили клеймо, мол, ребята – русские Eluveitie. Ее играли всякие фолкеры, в том числе и бельгийская группа Faun, причем в двух версиях. Группа Omnia тоже играла AnDro. AnDro - это бретонский танец, и кто только его не играл. Но большей популярности он добился у Eluveitie. У нас есть на новом альбоме пара таких мело-детовых риффов, сверху гроулинг и флейта со скрипкой. Поэтому сразу Eluveitie, ну кто же еще так делает…Мы ни на кого не ориентируемся. В одной из рецензий была фраза, мол, ребята не хотят быть клоном какой-то группы, которая добилась известности. И это действительно так!Даже если говорить о тех же Eluveitie или об Арконе, люди делают нечто такое, чего до них, по сути, никто не делал. Вот и мы стараемся внести какую-то новизну. Слушатели терялись, пытаясь определить  стиль альбома “Pentadrama”. Мы были в восторге от этого.

Что ж, многие ваши песни основаны на легендах и мифологических сюжетах. Но меня заинтересовала песня “Алан”, история о короле и драконе. Какой-либо первоисточник я не обнаружила. Я плохо искала или Алан – плод коллективной фантазии?

Иван: На самом деле, плод коллективной фантазии – это термин, который применим большинству наших текстов. Мы только что говорили, о стилизации под фолк, и тексты – это не легенды, это стилизация под легенды. То есть, конечно, где-то там, в седой старине, такое могло быть. Но мы такого не читали. Это воистину коллективное изобретение, даже над самое легендой работало несколько человек. Один придумал, другой доработал, третий изменил персонажа: “Имя плохое, пусть это будет не Василиск, а змей. Пусть будет не в лесу, а в пещере”. И, ко всему прочему, неоценимая помощь Алексея Полякова- это некий московский мужчина, который помог нам с некоторыми текстами. Он пишет стихи, интересный дядька, и в принципе, наработка принадлежала именно ему, а мы с Александром доводили результат до ума. Собственно, история изобретена из головы коллектива.

Расскажите, работа, над какой из композиций вам больше всего запомнилась?

Александр: У нас есть ряд композиций, о которых стоит сказать несколько слов.

Павел: Если даже не написать книгу об этом…

Александр: Значит, песня “Ворон” была написана в 2007 году, тогда она называлась “Самайн”. У нее был дважды переписан текст, а что касается музыки - от первой версии практически ничего не осталось. В таком виде, в каком она сейчас, и в каком была семь лет назад –две разные песни.

Александр: А самые последние аранжировки переделывали уже перед записью.

Павел: А некоторые и после!

Александр: Вплоть до того, что уже все записали: “А давайте скрипку переделаем! – А давайте!”

Валентина: Да и вокальные партии тоже. Пели так семь лет, и уже непосредственно на студии: “Нет, здесь припев должен звучать по-другому…”, и припев сочинялся прямо на студии.

Иван: И еще Топь не безразлична лично мне. У этого трека аранжировка практически не менялась, а вот текстов было написано три с половиной.

Валентина: Причем добавлю к словам Зигги, он “страдал” в плане корректировок. 

Иван: Потому что второй с половиной и третий текст к нему писал и постоянно переделывал я.

Валентина: Так мало того, он переделывал, а я переучивала. Приходилось забывать старый текст, учить новый. Были даже такие ситуации на репетициях: я начинала куплет новый, второй  - я вспоминаю текст чуть ли не пятилетней давности, и все в кучу. Сейчас, конечно, такого нет.

Иван: А у меня есть! Мы вот в Липецке играли, я спел первый куплет из второй версии, стою, пою, а сам думаю: “Блин, а как на самом деле нужно петь?!Ht” Только ко второму куплету вспомнил, как надо.

Насколько мне известно, сам альбом должен был выйти летом… Разве нет?

Валентина: Смотря, какого года!

Александр: Вообще альбом должен был выйти в 2012 году.

Валентина: И, на самом деле, может быть, и вышел бы…

Александр: Но тут есть масса проблем. Потому что альбом должен был выйти в апреле, и к альбому был запланирован тур с презентацией, который предполагался в двух частях. Первая: несколько концертов по России и основные по Украине, вторая: частично Россия и Европа. Украинский тур отменился по известным причинам.

Павел: Мы до последнего надеялись, что ситуация стабилизируется, но события продолжали развиваться.

Александр: События, которые не совместимы с музыкой. Людям точно не до того было. В итоге, тур сорвался. А альбом вышел поздно, потому что всегда происходят какие-то накладки.

Павел: Ряд технических проблем, вплоть до того, что у звукаря сгорел компьютер. Мы думали, можем вообще похоронить запись.

Александр: Тем не менее,все обошлось. Просто какая-то аура не давала нам выпустить альбом. Самое интересное, мы сидели пол года и просто ждали, когда он будет сведен.Весной закончили.

Иван: То есть уже репетировали новые песни для будущего альбома, а он все не выходит и не выходит.

Александр: Такое ощущение было, будто кто-то сидит и нам палки в колеса вставляет. Иногда хочется все это бросить, но думается, в этом случае лучше-то точно не станет. Поэтому приходится бороться. Сначала думали, выйдет в апреле, потом в мае, потом летом... Ну, к концу года-то точно выйдет! К счастью, вышел чуть раньше. Вплоть до того, что, когда мы заливали треки на iTunes, а я большой поклонник iTunes, мне пришел ответ, мол, ребята, понимаете какая ситуация, мы не можем принять ваш альбом. У вас треки на русском и английском языках перемешаны. Вам нужно все названия написать на кириллице или на английском. “Вудскрим” по-русски написать, альбом в “Октасториум” переименовать, значит, и все треки: “Свидетели Й”, “АнДро”! Я долго боролся. Я написал в техподдержку трактат,почему все должно остаться как есть и не иначе! В конце концов оскорбил техподдержку… Написал, что они долбанные конформисты. Мне ответили“Okay” и все приняли. Я же как-то взял и послушал треки, которые уже пошли в обработку. Там треки, как диск с царапинами. Когда делали с мастер-дискарип что-то пошло не так, компьютер заглючил. Я пишу в техподдержку: “Ребята, остановитесь! Дым в трубу, пельмени разлепить, мясо в исходную! ”В итоге: “Ответим вам в течение пары дней, но так как у нас праздники - еще через неделю”. Долго мурыжили.

Иван: Только из-за iTunes альбом задержался на две недели. Много дивного на свете.

Александр: Альбом увидел свет 15 сентября.

В таком случае, что насчет ближайших планов?

Александр: В ближайших планах у нас тур на две с половиной недели. Мы как ошпаренные бегаем – решаем проблемы, которые с этим связаны. Их какое-то невероятное количество!

Валентина: А потом подготовка к новому альбому.

Александр: У нас уже есть наработки, то есть часть материала написана. Где-то готовы вокальные партии, где-то наиграно. Потом начнется подготовка к большому майскому туру, затем лето и фестивали.

Ну, тогда пожелайте что-нибудь вашим поклонникам, читателям ГБР.

Валентина: Поклонникам нашего творчества хотелось бы пожелать, наверное, в первую очередь терпения. Потому что нашим поклонникам оно нужно! Тем, кто дождался выхода альбома “Octastorium”,огромное спасибо. Хочется, чтобы они радовали нас своим присутствием и сами радовались нашим концертам. И еще есть у нас парочка примеров, когда люди, слушая нашу музыку, сами захотели заниматься творчеством. Это здорово и очень приятно! Хочется, чтобы они продолжали свое дело, чтобы тоже творили, писали музыку и верили в себя.

Александр: Была у нас одна потрясающая ситуация, когда мы играли концерт, и к нам подошли ребята: “Благодаря вам мы взяли гитары в руки и сколотили группу”. Такие чувства я никогда не испытывал.

Выскажись!

LORDI


!