Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Интервью // Интервью с группой Альтависта

Интервью с группой Альтависта

Полным ходом идёт предпродажа нового альбома популярной рок-группы «Альтависта» на сайте Planeta.ru! Однако каким он будет по счёту, не могут сказать даже сами музыканты. Александр Лямкин и Юрий Синицкий рассказали нам, почему альбом будет одновременно пятым и шестым, почему «Альтависта» – группа для мальчиков и почему Юра не хочет называть себя лидером коллектива.

0 фото к материалу Интервью с группой Альтависта1 фото к материалу Интервью с группой Альтависта2 фото к материалу Интервью с группой Альтависта

— Привет, ребята! Пожалуй, начну с самого актуального на данный момент вопроса. Я знаю, что сбор средств на запись нового альбома вы организовали на краудфандинговой платформе Planeta.ru. Почему вы предпочли именно этот способ?

Александр: — Мы пробовали уже все способы. В прошлый раз мы собирали деньги на Boomstarter’е, а сейчас решили попробовать на «Планете».

— Многие группы не пользуются платформами вообще, а запускают сбор в своих сообществах в соцсетях. На ваш взгляд, какой способ эффективнее?

Юрий: — Мы так тоже делали. Как показал опыт, сбор на платформе немного расширяет аудиторию. По сути, мы заключаем некое соглашение. Мы не просто собираем деньги на альбом, мы выпускаем его в предпродажу, и человеку, который нажимает «купить»,  альбом потом достанется в виде диска в красивой обложке или электронной версии. Это не просто: «Отправьте нам, пожалуйста, денег!» Если говорить о том, почему мы делаем это на сайте — многим сложно работать с банковскими реквизитами. У человека должна быть очень большая мотивация, чтобы скопировать расчётный счёт, пойти в банк и положить какие-то деньги любимому артисту на альбом. С помощью сайта он может за 30 секунд отправить SMS о том, что он согласен, что с его счёта спишется 100 (200,300, 1500) рублей и они пойдут на нужное дело. Это легко и удобно. Поэтому всем, кто хочет нас в этом начинании поддержать и поскорее услышать наш новый альбом — милости просим, давайте сделаем это вместе!

Александр: — К тому же, сбор на платформе добавляет активности и мотивации, потому что есть дедлайн!

— Каким по счёту будет этот альбом?

Юрий: — Пятым или шестым... Мы то считаем, то не считаем первый альбом. Мы тогда были совсем молодые-зелёные, и он не выходил официально, под лейблом. Начиная с альбома «Косметика» мы сотрудничали с «Бомбой-Питер», он был размещён на многих цифровых витринах.  Нам надо определиться, пятый он или шестой, потому что мы чётко решили, что седьмой альбом запишем в панк-роке!

Александр: — Пока ещё не все музыканты в курсе, но мы с Юрой давно договорились!

— С момента выпуска первого альбома до подготовки «пятого-S» альбома было сказано много слов о том, как менялась ваша музыка, как она прогрессировала. Было написано множество рецензий. По внутреннему ощущению какие новые эмоции вы вкладываете именно в этот альбом, какие новые инсайты вы поймали?

Александр: — Мы стали больше работать над музыкой, использовать больше инструментов, приглашать сессионных музыкантов.

Юрий: — Появилась тяга к большим формам. Раньше у нас был маленький, камерный бэнд, где играли четыре человека. Мы осознанно придерживались этой концепции и на записях, и на выступлениях. Был натурализм. Сейчас всё намного шире, больше интересных звуков, приглашённых музыкантов. Это настроение передастся и альбому.

Александр: — Мы стали больше думать о концепции. Именно мы! У нас в коллективе разное отношение к концепции, часть музыкантов за строгое, читаемое выстраивание песен, часть хочет думать об этом в десятую очередь. Менялась музыка, и мы менялись вместе с ней.

— Я смотрела архив ваших выступлений в группе и увидела, что в 2015 году вы не выступали в родном Барнауле. Стало меньше времени на поездки, или там вы уже достигли потолка и ездить туда нет смысла?

Юрий: —Смысл всегда есть. Просто город, в котором мы начинали играть, сейчас находится далеко. И у нас логистически не выстраивалась такая поездка. Тратить кучу денег, чтобы слетать на концерт — слишком дорогой подарок для себя. Для слушателей не очень дорогой!

Александр: — Всем составом мы выступали в Барнауле осенью 2014, и ещё летом с Юрой акустику играли.

— Зато вы часто катаетесь в Европу! Как воспринимают вас там, насколько актуален ваш формат на прибалтийской сцене и в других странах Европы?

Александр: — Как сказал наш хороший друг, наш экс-басист Денис Безматерных, базовые ценности не устаревают и не выходят из моды никогда. Мы как раз являемся трансляторами этих ценностей, периодически добавляя что-то поверх традиций. Естественно, они принимаются прекрасно везде, за редким исключением. Европейская публика показалась мне чуть более понятной, чем российская. Но я не хотел бы их сравнивать по критерию «лучше-хуже». Мне очень нравятся гастроли, и мне нет разницы, где играть — в Москве или в Миассе, в Перми или Барнауле. Европейский опыт был очень интересен для нас, поэтому что это было в первый раз. Нас приняли хорошо.

Юрий: — Основная наша аудитория в Европе была русскоязычной. Хотя были концерты, когда присутствующие в зале совершенно не знали русского языка. В Риге, например. Они просто ловили вибрации и слушали музыку, улыбались, и по ним было понятно, что им нравится. Что касается русскоязычного населения — они хотят слушать русскую музыку, хотят, чтобы с ними говорили на родном музыкальном языке, но им это не так приелось. Это в Питере плотное концертное расписание, и сегодня в Питере десять больших концертов, а пока доберёмся до пятницы, их будет пятьдесят. Это не сравнить с городом Даугавпилс в Латвии. Там нас очень хорошо принимали. Не каждую неделю в их клубы приезжают группы из России. А население по большей части русское. Для них это событие, им это интересно, и реакция самая хорошая, самая добрая. И мы наблюдали это во многих странах Европы. Был самый разгар информационной войны, и нас предостерегали от этой поездки. Говорили: «Куда вы суётесь? С ума сошли?» Но мы не ощутили на себе никакого политического негатива. Даже к государству было мало негатива. А конкретно к нам, как к людям из России — только позитив. Особенно, когда узнавали, что мы приехали настолько издалека. Мы слышали только слова благодарности.

Александр: — Да нас всю жизнь предостерегали. В 2013 году, когда узнали, что мы едем в тур по России, нам говорили, что это невозможно, в стране кризис...  А потом мы съездили раз, другой — оказалось, возможно! Когда ехали в Европу, нас предостерегали, что назревает война, что нельзя ехать... Мне кажется, всё зависит от восприятия, от людей. Или кто-то по ушам ездит!

— Что ж, творчество объединяет! А сейчас будет заезженный вопрос! Вы два бессменных лидера коллектива. Бывали ли случаи открытой конкуренции, когда точки зрения расходились и одна лидерская позиция вставала в пику другой?

Юрий: — Начну с того, что мне не нравится слово «лидер»!

— Но всегда есть ведомые и ведущие!

Александр: — Вот Юрке это и не нравится.

Юрий: — С детства это слово не люблю! Что касается коллектива — в нём всегда разные точки зрения. С этим можно уживаться, искать какие-то компромиссы. Иногда это бессмысленно, и кто-то должен настоять на своём. Абсолютной демократии не бывает: это путь в никуда, и нет единого коллективного разума. Но «когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдёт, и выйдет из него одна лишь мука...»

— Александр (подхватывает): «Однажды лебедь...» Нет таких регламентированных вещей, лидер-не лидер. Просто так сложилось. Кто-то был вначале, кто-то пришёл потом, кто-то делает  одно дело, кто-то другое. Есть разные точки зрения, и это хорошо. Конкуренция только здоровая. Например, когда Юра напишет хорошую песню, мне хочется написать не хуже. Когда-то давно, когда я совсем не сочинял лирических песен, я хотел написать песню так, как это делал Юра. Потом мне показалось, что я научился это делать. Но это всё не в болезненной форме, это доставляет удовольствие. Мы настолько давно вместе играем, что научились понимать друг друга...

— Существует стереотип: «Альтависта» — группа для девочек! Подтвердите его или опровергнете? И насколько целесообразно гендерное деление в музыке?

Александр: — Вау. Я не знал, что «Альтависта» — группа для девочек. Но если это так, я не против. Девушки — это здорово, красивые девушки — ещё лучше. Судя по посещению группы Vkontakte, я могу сказать, что «Альтависта» — это группа для мальчиков. Подписчиков почти поровну, но всё-таки больше мужчин.

— Но почти на каждом концерте, объявляя вас, ведущий говорит о девочках.

Александр: — Это потому что мы часто играем романтические песни с блюзовыми интонациями. Они не так часто, но встречаются. В наше время связывают лирику, романтику и девочек. А ведущий просто где-то у кого-то это спёр и всякий раз повторяет! Им же нечего говорить. Они ничего не знают о группах. У нас было желание распечатать пресс-релиз другой группы и посмотреть на реакцию ведущего. Может, когда-нибудь мы это сделаем. Deep Purple, например. Потому что, когда ведущий выходит и начинает зачитывать: «Группа образовалась в таком-то году» — тягомотина страшная, хочется побыстрее подключиться и что-нибудь делать. Я много раз говорил парням, что надо распечатать историю Led Zeppelin и дать ведущему. Хотя бы смешно будет.

Что касается гендерного деления... Мужикам нравится одна музыка, девушкам эта музыка тоже может нравиться. А может не нравиться. Каждый сам для себя выбирает. Наверно, деление это есть и оно чем-то обусловлено.

— Пройдёт ещё немного времени, и вы выйдете на более высокий уровень...

Оба: — Когда???

Скоро! И, конечно же, усилится внимание со стороны поклонников. И есть риск неадекватных проявлений зрительской любви! Есть ли у вас тактика защиты?

Юрий: — Презерватив!

Александр: — Я защищаюсь собственным неадекватным поведением. Поэтому сомневаюсь, что когда-либо буду испытывать проблемы. Хочется, конечно, верится, что неадекватных проявлений не будет. Пока что наши слушатели и слушательницы вменяемы.

Юрий: Не верь в это.

— Дело в том, что проявление любви к очаровательным мальчикам с экрана не знает границ!

Юрий: Мне кажется, прошли уже те времена, когда группа «Битлз» не могла пройти по улице без риска быть разорванными.

Александр: И те, которые описывал Кит Ричардс в своих мемуарах. Он писал, что концерт The Rolling Stones не длился больше 30 минут — его срывали дракой. Во-вторых, практически не оставалось сухих сидений в зале. Девушки в прямом смысле слова писались, настолько это пуританское общество было взломано рок-н-ролльным движением в 60-е годы, что тогда был серьёзный контраст. А сейчас — кого чем удивишь? Сейчас к нам подходят и говорят: «Спасибо! Можно с вами сфотографироваться?»

Александр: — Ну, пожалуйста.

— Саша, я знаю, что ты человек семейный. Не стремятся ли фанатки к серьёзным отношениям с тобой в любовном плане?

Александр: — Нет! У нас за любовную часть отвечает Юрка, а я общаюсь с пацанами за жизнь. С ним о любви речи быть не может. Не-не.

Юрий: — В последнее время как будто уже ответил. Может, это всё чёртов зелёный свитер?

— Говорят, что ваш коллектив был назван в честь одной из песен группы «Сплин»...

Александр: — Это враньё. Мы иногда говорим так ради прикола. Это витающая в головах людей ассоциация. Чёрт, проще было согласиться.

Юрий: — В честь поисковика, конечно же! Каждый в нашей музыке может найти ответ на свой вопрос.

Александр: — Это тоже враньё. С названием дело обстоит загадочно, и всякий раз весело что-нибудь врать, сразу и не сообразил! Надо было сказать, что Александр Георгиевич (Васильев — прим. ред.) подговорил нас за двести рублей сделать дополнительную рекламу его коллективу. Если набрать хештег #альтависта, его творчество попадает в зону внимания.

— Красивая легенда! А «Сплин» как-то комментировали это?

Юрий: — Когда я был маленький...

Александр: — Какое там маленький, ты был уже конь здоровый, в университете учился!

Юрий: — Я был меньше! Так вот, я пошёл на концерт группы «Сплин». Мы тогда записали первый альбом, который непонятно, считать или нет. На концерте я был в первых рядах и просунул басисту диск. Он взял его, прочитал название, подошёл к Александру Васильеву... Тот покачал головой — оценили! И на этом история закончилась.

Александр: — Потом у нас была масса возможностей добиться личного общения, мы писались в одной студии... Но были уже скромными и закомплексованными. Мы вдохновляемся их творчеством. Бывает, по два раза в неделю! Но... вот принесёт мне кто-то диск, я послушаю, скажу «спасибо». Также и Александр: он занят изучением реальности. Зачем ему мешать? У него хорошая группа.

— А чьим творчеством вы вдохновляетесь больше всего? Выступали ли совместно со своими кумирами?

Александр: — Нет, совместно не играли...Не сложилось. В нашей стране с этим определённые сложности.

Юрий: — Но однажды нас на одной сцене свела судьба с группой «Разные люди». Было очень здорово.

Александр: — Да, мы с Курылёвым (Вадим Курылёв, гитарист группы «Разные люди» — прим. ред.) играли! В Москве. Я помню картинку, когда был концерт в Олимпийском, 20 лет «ДДТ»... Я тогда смотрел на Курылёва и думал: «Ничего себе, вот это космос!». А потом мы в Москве стояли на одной сцене, пели песни... Было забавно.

Мы много кого любим. И «Битлов», и прочих классиков. Отечественные корифеи нам близки: Борис Борисыч (Гребенщиков — прим. ред.), и Игорь Иванович Сукачёв... Сергей Николаевич Чиграков. Мы знакомы лично. Спектр широк, но кумиром кого-то назвать сложно. Разве что Маккартни. И Клэптон. Это небожители, люди с нечеловеческим талантом, с которыми никто не сравнится в плане композиторского мастерства и внимания к своей нише. Дэвид Боуи... Футболку с их изображениями я бы поносил. Юра, а ты какую футболку будешь носить?

Юрий: — Кумиров у меня нет, но, если я чем-то заинтересуюсь, меня не удовлетворяет просто прослушивание песен. Я узнаю, что это за группа, когда она была образована, играет ли сейчас, сколько было выпущено альбомов.  Узнаю что-то о жизни участников. Могу на неделю так залипнуть, а потом что-нибудь другое.

Александр: — Был период, когда нас очень сильно вдохновлял Джек Уайт...

Юрий: — Последние две недели я слушаю Джея Манли. Делюсь им со всеми, а никто его не знает и знать не хочет. Очень мрачный блюзмен. Одно время плотно слушали Джона Майера. Стало очень много, дофига всего. Если в 16 ты слушаешь «Нирвану», «Металлику» и «Оффспринг», и тебе этого хватает, для того чтобы подпитаться, то сейчас воспринимаешь музыку уже более целостно... Я с удовольствием последние года два стал слушать англоязычный рэп. Мне очень нравятся инструменталы, которые создают продюсеры.

Александр: — Чёртов рэпер. У тебя кокаин в карманах, наверно, нигер!

Юрий: — Мне очень нравятся инструменталы, которые создают продюсеры. Но не такие, где конкретная «мазафака». Я не люблю рэперов, под которых косит Тимати. Мне не нравится 50 Cent, а Эминем нравится. Из последних очень нравится Yelawolf. Не люблю, когда тачки и цепи золотые болтаются. И шубы!

Александр: — Проявления этой любви можно будет услышать на нашем новом альбоме!

— Что ж, вернёмся к вашей сценической жизни. Насколько по 100-балльной шкале искренни образы, создаваемые вами на сцене? Приходится или играть и притворяться?

Александр: Я вообще не притворяюсь. Потому и песни разные.  Они позволяют мне выразить мою шизоидно-маниакальную личность с обеих сторон. По стобалльной шкале — 99 естественности и 1 — игры, на случай, если что-то не так с настроением или чем-то недоволен по техническому обеспечению. Это то, что нельзя показывать публике. Никогда, Юра, никогда!

По-моему всё естественно. Мы же не группа Kiss! Ништяк, все как есть, вышли — сыграли. В этом вся изюминка нашей музыки: она естественная, в хорошем смысле этого слова обычная, пацанская.

Юрий: — Правда, на концерты мы надеваем не ту одежду, в которой ходим по улицам. Это не шубы как у Элвиса Пресли. Но на сцене ты артист, и на тебя смотрят. И стрёмную кофту не надеть, приходится быть красивым.

— А вы и так красивые! Ребята, какие песни из вашего репертуара больше всего греют вам душу?

Александр: — Мне больше всего нравится исполнять песню «Всё решат деньги». Я люблю блюз, а у нас почти его не осталось. И ещё нравится исполнять все песни, которые написал Юра, потому что, когда я их играю, моя рефлексия отдыхает, я просто получаю удовольствие.

Юрий: — Иногда просто совпадает настроение с настроением песни. Бывает, не играешь песню долго, потом сыграешь и радуешься. Бывает, играешь песню часто, она начинает видоизменяться на твоих глазах, возникают новые моменты в импровизации... Когда песня наигранна, что-то можно поменять, и она не пострадает. Такие песни лучше чувствуешь, такие моменты очень ценны. Интересно играть и новый материал — всё интересно!

— «Группа Быстрого Реагирования» — портал двух столиц, и всех москвичей волнует вопрос: когда же «Альтависта» заглянет в Москву?

Александр: — Возможно, в десятых числах апреля. Это будет известно в ближайшее время.

— Что пожелаете нашим читателям?

Александр: — Относиться к артистам внимательно, слушать хорошую музыку и не быть сволочами!

Юрий: — Продолжайте так же быстро реагировать!


Выскажись!

EQUILIBRIUMALCEST


!