Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Интервью // Интервью с группой EVERLONG

Интервью с группой EVERLONG

Молодую рок-группу EVERLONG можно назвать воплощением кошмара бабушек на лавочках: четверо юных парней много курят, носят неформальные причёски и играют тяжёлую музыку. Чтобы узнать, насколько стереотипы о молодых исполнителях гранжа соответствуют действительности, я решила пообщаться с ребятами лично. Гитарист Саша, барабанщик Сеня, басист Никита и вокалист, лидер группы Лёша рассказали о том, какое место гранж занимает в современной музыке и как совмещать учёбу и концерты. 

0 фото к материалу Интервью с группой EVERLONG1 фото к материалу Интервью с группой EVERLONG2 фото к материалу Интервью с группой EVERLONG3 фото к материалу Интервью с группой EVERLONG4 фото к материалу Интервью с группой EVERLONG5 фото к материалу Интервью с группой EVERLONG

— Ребята, привет! Расскажите, с чего начинался EVERLONG, как и когда вы собрались вместе?

Сеня: — Два года назад Лёша собрал группу. Тогда был другой состав. Потом присоединился Никита, а потом и я. С нами ещё играл барабанщик Никита Тараканов, но потом мы его выгнали.

Лёша: — EVERLONGсуществует всего четыре месяца. Это я, Сеня, Никита и Саша, который присоединился позже всех.  До этого были другие проекты. С самого начала были Вова Яковлев, Никита Тараканов, Никита и я. Потом плавно слился Вова, потом ушёл Тараканов, потому что с нами на концерте сыграл Сеня. До EVERLONGу нашего проекта даже не было названия. Мы просто выходили и играли.

— Почему вы выбрали именно это название? Кто был инициатором?

Сеня:  «Everlong» — это вечность. Так называется песня группы FooFighters. Это одна из наших любимых групп. Её основатель — Дейв Грол, бывший ударник группы Nirvana. Поскольку «Нирвану» мы слушаем очень плотно, мы начали слушать и FooFighters. Песня «Everlong» самая любимая у меня и Лёши. Поэтому мы и решили так назваться.  А ещё потому, что у нас вечно длинный!

— В вашей группе Vkontakte указано, что вы работаете во многих музыкальных стилях. Если выразить это одним словом, как бы вы охарактеризовали свою музыку?

Сеня: — Всё-таки это гранж.

— Ваши песни, как и всю музыку в стиле гранж, часто сравнивают с творчеством Nirvana. Лестно ли для вас это сравнение или уже надоело?

Сеня: — Откровенно говоря, мы косим под «Нирвану»! Лёша — Курт Кобейн, я — Дейв Грол, Никита — Крист Новоселич…  А как зовут гитариста, не помню. Если говорить серьёзно, то мы просто отдаём дань уважения этой группе. Не то, чтобы мы всё у них воруем. Не всё! Они оказали на нас очень большое влияние. А сравнивают нас, потому что Лёша действительно очень похож на Курта. Недавно нам Vkontakteнаписали, что наша песня действительно напоминает творчество «Нирваны».

— Вы планируете развиваться в направлении гранж или добавлять всё больше элементов других стилей?

Сеня: — Мне больше близок металл, и я хочу привнести в группу что-то «металлическое». У нас уже есть брейкдаун, есть жёсткие рифы, и это вытекает из моего стиля игры.

Никита:  — Это можно услышать в нашем интро на концерте. Оно хардкорное.

Сеня: — А прошлый барабанщик был очень «джазовым», и в песне Vagina, которую мы сейчас записываем, хотел сделать джазовую сетку.

Лёша: — Для радио она называется She. Чтобы пропустили. И металл я ненавижу!

— Раз мы уж мы заговорили о «Нирване», о FooFighters, не могу не спросить: а кого ещё вы можете назвать своими кумирами? На кого ориентируетесь среди русских и зарубежных групп?

Никита: — Подскажите имена клёвых басистов… Ни одного не знаю.

Сеня: — Вообще-то, имена кумиров надо помнить. Да, Никита? Или у тебя нет кумиров.

Саша: — Мои кумиры — Курт Кобейн, Даймбэг Дарелл, который скоропостижно ушёл из жизни в 2002 году. Он был прекрасным гитаристом группы «Pantera». Закк Уайлд,  гитарист, который играл в­­­­­­­ проекте Оззи Осборна. Сейчас у него свой проект, где он играет песни Оззи и свои. Джимми Пейдж из LedZeppelin — у него есть чему поучиться, это достаточно загадочная личность.

— А из отечественных исполнителей кого бы выделили?

Лёша: — Александра Васильева из группы «Сплин».

Сеня: — У меня в плане кумиров всё проще. Для меня всегда Джои Джордисон из Slipknot был numberone. Джон Бонэм из LedZeppelin, Нико Макбрейн из IronMaiden, Blink-182 — ну кто их не любит? Если говорить о «старичках», то Бадди Рич, известный джазовый барабанщик. Из русских — Даниил Светлов из Amatory. У меня много кумиров, потому что в мире много барабанщиков, и вспоминать их очень долго!

— Тексты ваших песен условно можно разделить на две группы: философская лирика и трэш на грани фола вроде She. Что больше нравится исполнять?

Лёша: — Трэш на грани философии.

— Перейдём к пикантному! Сеня, ты выступаешь в женском платье и с накладной грудью. Как ты пришёл к такому образу, чья это была идея, и, самое главное — что ты вкладываешь в этот образ и что хочешь донести публике?

Сеня: — Я выступал так всего один раз, не думаю, что и дальше буду выступать в платье. Изначально идея была в том, чтобы всем выступить в платьях. Перед концертом все зажмотились, один пришёл в кофте, как у Курта Кобейна, другой выступил в халате… В 70-80х панки выступали в платьях. Это не новшество. Но я не собираюсь так больше выступать, потому что лифчик очень жмёт!  В следующий раз выступим в костюмах, вот тогда точно будут считать «Нирваной».

— Кстати о платьях! В современном мире музыка делится на «песни для мальчиков» и «песни для девочек». Считаете ли вы целесообразным гендерное деление в музыке, и почему?

Сеня: — Всё зависит от стиля музыки. Если это «Ранетки» или TokioHotel, то это музло для п*доров. А так — не думаю, что есть какое-то разделение. Если брать трэшак вроде Pantera, то здесь наблюдается деление не по полу, а по возрасту. Старшее поколение не понимает этого.

Саша: — Музыка должна быть универсальна. Для всех.

— Лёша, ты как идейный лидер группы борешься за свободу, равенство и братство. Скажи, как ты планируешь доносить свои взгляды со сцены?

Лёша: — Очень круто, что у нас собрались ребята, которые поддерживают мою точку зрения. Вместе мы сможем её донести. Пока что у меня есть прикольный ЛГБТ-шный ремень для гитары.

— Ребята, важные решения вы принимаете коллективно или доверяете вынесение окончательного вердикта лидеру?

Никита: — У нас демократия. И мы считаемся только друг с другом; если нам кто-то скажет: «Не надо выступать в трусах», мы его не послушаем.

Сеня: — В группе всегда должен быть лидер, хотя изначально Лёша сказал мне, что у нас демократия. Но когда в группе демократия, возникает хаос и анархия. Все начинают делать что-то, что другому может не понравится. Вот мы и нашли философа

Лёша: — Тебе что, налили?

— Всем известно , что группа — это не только некоторое количество людей, стоящих на сцене. Это большая команда, семья за сценой. Я знаю, что у вас есть фан-коллектив и свои артеры (веб-художники — прим  ред.). Расскажите о них и об отношениях с ними.

Никита: — Я вообще об этом ничего не знаю! И Саша тоже!

Сеня: — Моя близкая подруга Ирина Паланик, которая набивала мне тату, рисовала нашу обложку. Её можно увидеть в группе VK. Всем советую!

Лёша:  — Наши поклонники — это наши близкие друзья. Ребята, которые разделяют наши взгляды.  У нас пока нет широкой аудитории фанатов. Разве что друзья из колледжа.

— Каждый из вас помимо музыки занимается ещё чем-то. Расскажите немного о своей повседневной жизни. Как ваша музыкальная деятельность пересекается с другими увлечениями?

Никита: — Я учусь в десятом классе, но в школе я только присутствую. Я работал в McDonald’s, но ушёл. А ещё играю в MortalCombatна профессиональном уровне! Вообще, у меня целый пакет игр. И поэтому я прогуливаю репетиции.

Лёша: — Я учусь на рок-звезду!!!

Саша: — А я — в Политехническом колледже. Посвящаю музыке очень много времени.

Сеня: — Моё основное занятие — пинать х… На самом деле, я учусь в девятом классе и меня задолбали экзамены.  Куда буду поступать — не знаю. Привлекает только музыка. Я активно слежу за новинками музыкальной индустрии, за производством музыкальных инструментов, неважно, барабаны это или нет. Увлекаюсь играми и кино. Пользуясь случаем, хочу поздравить Лео Ди Каприо с «Оскаром»! Люблю читать комиксы  — Marvel, DC.

— В будущем вы хотите зарабатывать исключительно музыкой, или попробовали бы себя в чём-то ещё?

Сеня: — Я понимаю, что музыкой особо не заработаешь, это очень тяжёлое занятие. Скорее всего, каждому из нас придётся найти работу, которая позволяла бы покупать новые инструменты, оборудовать помещение для репетиций… Если бы у нас сразу была слава, как у группы Stigmata, то мы бы не работали. Съездили бы один раз в год в тур — и всё, загребли б денег на оставшиеся пять лет!

— В вашем паблике написано, что вас четверо, и сейчас вы сидите вчетвером. Саша, где ты был на прошлом концерте?

Саша: — Я был зрителем. Ребята пригласили меня в группу, и я пришёл посмотреть, что и как они играют. Оценить со стороны. Во время концерта я понял, что хочу быть в группе.

Лёша: — Саша подошёл и сказал: «Всё, я с вами, забирайте!»

Сеня: — На самом деле, на последнем концерте он был, просто последний концерт отменили по  техническим причинам.

— Сколько раз вы выступали под флагом EVERLONG?

Сеня: — Если считать тот раз, когда я сыграл с ними впервые, то пять раз. Два раза в клубе Metro, один раз в Route148.

— И какой концерт понравился больше всего?

Лёша: — Последний! Там был трэш, всё понравилось!

Сеня: — Это тот, который не состоялся, да?

— Скоро лето — сезон опен-эйров. Планируете ли выступить на одном из них?

Никита: — Ага, «Нашествие»! Если честно, этим летом у нас будет что-то вроде перерыва, потому что мы будем в разъездах. Следующим летом уже выступим.

Сеня: — Поскольку большинство из нас учится, лето — это время, когда начинаются каникулы и можно поработать. Если мы начнём работать, мы купим новые инструменты и всё будет прекрасно.

Лёша: — И починим гитару.

— Ребят, а насколько вам приходится притворяться на сцене? EVERLONGи EVERLONGв жизни — это одни и те же или разные люди?

Лёша: — Мы же не поп-панки. Мы точно такие же чокнутые парни.

Сеня: — Правда, на сцене я не хожу в платье.

Никита: — А я не хожу в шортах в -20.

 — Когда можно будет услышать дебютный альбом EVERLONG?

Сеня: — Как Оксимирон, выпустим через четыре года.

Лёша: — Кто такой Оксимирон?

Сеня: — Вот, вот различие между нами! Мы все слушаем разную музыку, и когда я о чём-то говорю, они меня не понимают! 

— Расскажите о планах на ближайшее будущее. Кем вы видите себя в следующем году?

Никита: — Я буду менеджером «Макдоналдса». Лёша опять покрасит волосы. Саня останется таким же…

Сеня:  — А в творческих планах сейчас для меня играет большущую роль покупка новых инструментов, чтобы был хороший звук. Лёша может всегда играть на старой гитарке  за пять тысяч, может на швабре с ниточками. Хотя швабра с ниточками будет звучать гораздо лучше, чем его гитара. Поэтому покупай гитару, Лёша!

— Как планируете финансировать выпуск альбома — своими силами или на краудфандинговой платформе?

Сеня: — Никакого краудфандинга! Платформы забирают себе слишком большой процент, это было видно, когда Stigmatacобирали себе деньги на альбом. Мы можем собрать деньги и отдать Лёше — пусть рулит.  Тем более, иногда я хожу по школе и стреляю 50 копеек на альбом! Иногда мой приятель-басист Кирилл, с которым я играю в другой группе, подкидывает мне эти 50 копеек.

— То есть, ты задействован в двух проектах и молчал?

Сеня: — На самом деле, этот проект возник ещё до EVERLONG. Мы всё никак не можем раскрутиться и даже нормально записать песни. Всегда текучка кадров, меняются гитаристы, вокалисты… Постоянные участники — Кирилл и я. Когда я сказал Кириллу, что ухожу в EVERLONG, он начал меня подстёбывать: «На тебе 50 копеек на альбом». Вообще, кому интересно, могу сказать, что это сильно отличается от EVERLONG, потому что там пост-хардкор, транс-хардкор и ню-метал, смешанные воедино. Некий коллаж.  Вообще, металл вытекает из рока, проще сказать, что мы все рокеры.

— А остальные участники группы тоже задействованы в нескольких проектах, или только Сеня отличился?

Никита: — Он один такой предатель.

Сеня: — Просто барабанщики всегда нужны: кому-то в качестве сессионного музыканта, кому-то записать что-то или— поиграть в клипе…  Поэтому я всегда открыт для новых предложений.

Никита: — То чувство, когда ты не нужен.

— На ваш взгляд, какие перспективы у гранжа в России в ближайшие 10 лет?

Лёша: — У гранжа всегда были сторонники и противники.

Сеня: — Гранж — довольно забытый стиль, сейчас в моде мелодичный поп-панк. Например, знакомая нам группа «ПО – FАНУ». Но русский поп-панк всегда оставался шлаком. Гранж забыт, идёт мода на мелодичный металл, например, Amatoty, BringMetheHorizon. Я не думаю, что мы станем популярны с этим стилем!

— Так вот почему ты стелешь себе соломку в виде другого проекта!

Сеня: — Да, всегда неплохо иметь что-то в запасе! Но я не хочу уходить из EVERLONG, потому что здесь люди воспринимают меня таким, какой я есть. В другом проекте такого нет. Там всё более жёстко, более технично, а здесь чувствуется дух панк-рока, свободы и разгильдяйства. Классно, когда ты поиграл в одной группе, тебе захотелось отдохнуть, и ты пошёл в группу по типу  EVERLONG!

— Ощутили ли вы уже конкуренцию, которая существует среди  музыкальных коллективов?

Сеня: — Да! Группа «Красный свет» — пусть горит в аду.

Лёша: — «Шейдер», «Красный свет»… Вообще, в Москве много конкурентов.

Сеня: — Но Питер всегда открыт для нас. Это столица рока. А Москва — столица попсы и телевидения. Когда нас позовут в телек, станем попсой!

— На такой оптимистичной ноте спрошу у вас: что вы пожелаете читателям портала «Группа Быстрого Реагирования»?

Никита: — Слушайте EVERLONG!

Саша: — Творческим личностям — творческого успеха, остальным — приятного прослушивания.

Сеня: — Будьте барабанщиками. Потому что барабанщиков не хватает. Будьте хорошими барабанщиками.

Никита: — Или басистами. Если ищете себя в музыке — попробуйте бас-гитару или барабаны!

Выскажись!

LORDI


!