Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Интервью // Интервью с группой VARSOVIE (Fra)

Интервью с группой VARSOVIE (Fra)

Сегодня мы берём интервью у Arnault Destal, лидера пост-панк группы VARSOVIE. Команда готовится к презентации своего нового альбома, получившего название «Coups et Blessures», так что нам было, о чём поговорить с Арно. Кстати, релиз состоится 11 мая.

0 фото к материалу Интервью с группой VARSOVIE  Fra 1 фото к материалу Интервью с группой VARSOVIE  Fra 2 фото к материалу Интервью с группой VARSOVIE  Fra 3 фото к материалу Интервью с группой VARSOVIE  Fra 4 фото к материалу Интервью с группой VARSOVIE  Fra 5 фото к материалу Интервью с группой VARSOVIE  Fra 6 фото к материалу Интервью с группой VARSOVIE  Fra

- Привет! Расскажите, пожалуйста, о создании группы VARSOVIE. И о том, как вы придумали это название?

- Грегори и я создали VARSOVIE в 2005 году во французском Гренобле. После того, как мы перебрали все названия групп, которые нам нравятся, мы перевели название города Варшава на французский. Так как я читал исторические тексты о жизни города во времена Второй Мировой, мы посчитали получившееся название отлично подходящим создаваемой нами вселенной в контексте восстания Варшавы в 1944 году. Посреди апокалипсиса. Эти отчаянные бои глубоко нас тронули, особенно образ восстания посреди руин. В каком-то смысле это отлично сочетается с теми эмоциями, которые мы пытаемся транслировать своей музыкой. Мне вообще нравится начинать с каких-то универсальных событий или исторических фактов, через которые можно описать более близкие, личные чувства. Возникают совершенно неожиданные эхо, отсылки, пейзажи и взаимосвязи.

- Франкоязычная лирика не мешает вам двигаться к славе на европейской и мировой сценах?

- Возможно, некоторым людям претит тот факт, что мы поём на французском, но в основном публике нравится то, что и каким образом мы делаем. Французский язык, безусловно, является важной частью нашей самоидентификации. Мы любим петь на французском, даже несмотря на то, что порой сложно заставить франкоязычную лирику правильно работать в рок-музыке, особенно если мне хочется сохранить поэтический оттенок и проявить уважение к некоторым правилам произношения. Пусть английский сегодня – официальный рок-язык, надеюсь, нам удастся остаться самими собой, пусть даже мы будем двигаться против трендов. Я вообще очень люблю, когда группы поют на родном языке. За словами могут скрываться эмоции. Когда я слушал русские группы, к примеру, Кино, Гражданская оборона, Инструкция по выживанию или более молодых ребят из группы Сруб, я был действительно счастлив, что они поют на русском, а не на английском, потому что это часть их души, а не просто имитация. Мне нравится слушать эту искренность. В любом случае, для всех заинтересованных на нашем сайте лежат переводы наших песен на английский.



- Чего нам стоит ожидать от вашего следующего альбома «Coups et Blessures»?

- Девять песен в стилистике энергичного и меланхоличного тёмного рока и пост-панка с франкоязычной лирикой - описание, близкое к истине.

- Вы выложили тизер альбома. Слышен приятный гитарный звук, но, собственно, и всё. Вам не кажется, что это немного маловато? Я имею в виду, это вообще не утолило наш голод!

- Когда я пишу эти строки, первый сингл «Le Lac» уже выгружен на Youtube и Bandcamp, кроме того сделан видеоклип на песню «Coups et Blessures». Снял его литовский режиссёр Ритис Титас (который уже работал с нами над видео «Lydia Litvak» в 2017). Он будет выложен в апреле, как и другой, снятый в Португалии.

- У вас за плечами не один релиз. Скажите, заметен прогресс? Оглядываясь на прошлые записи, вы бы могли констатировать развитие вашего музыкального жанра, и если да – в чём оно состоит?

- Я надеюсь, что мы прогрессируем постоянно, но также я надеюсь на то, что мы всё равно продолжаем вращаться вокруг тех же идей и чувств: ностальгия, злость, чувство потери и лишения, разочарование, присущее современным обществам, и определённая одержимость этим разочарованием. Varsovie – это некий микс из экзорцизма, радикального расширения самих себя и попытки поделиться смыслом, используя доступные орудия. Единственное, о чём я могу сказать, но это не вопрос прогресса, а скорее небольшое изменение, это то, что предыдущий альбом был больше построен вокруг баса, тогда как новый больше сосредоточен на гитарах.




- Смесь тёмного рока и пост-панка – это ваш осознанный выбор, или оно просто так получилось?

- Оно просто так получилось, но… На самом деле мы ближе к «after-punk» группам, которые появились в конце 70-х, от Joy Division до Bauhaus через The Sounds, Siekiera или The Chameleons и так далее. Подводя итог, нам нравится энергия, экспрессия раннего панка, но мы можем выразить больше, чем просто «да пошёл ты!»… Мы чувствуем себя ближе к этому «немного больше», к этим тёмным штрихам и художественным связям пост-панка, но я понятия не имею, играем мы чистый пост-панк или что-то другое… Это ведь просто слово, которое позволяет людям примерно представить, какую музыку мы играем. Я думаю, что мы делаем энергичный, холодный, меланхолический рок с французскими штрихами.

- Расскажите, пожалуйста, чем вы занимаетесь помимо музыки?

- У нас есть обычные работы для того, чтобы жить наши каждодневные жизни и оплачивать то, что нужно оплатить. Кроме того, я лично обозреваю литературу в некоторых журналах и работаю над короткими рассказами.

- Можно ли сказать, что в занятиях музыкой в Европе есть какой-то коммерческий смысл? Может ли кто-то существовать за её счёт?

- Лично мы с музыки не живём, и это далеко не основная наша цель. Не думаю, что можно писать искреннюю музыку, если целью является бизнес. Мы просто делаем музыку, которую должны делать. Словно это какая-то разновидность мести. С точки зрения бизнеса мы о ней не думаем. Если бы это было целью, нам бы пришлось делать песни попроще, добавить немного сахара, петь на английском и пытаться следовать актуальным тенденциям. Но мы просто пытаемся делать музыку, которую сами хотели бы слушать, и если люди по всему свету могут чувствовать с нами некую ментальную связь, это прекрасно – добро пожаловать!




- Расскажите о своих концертах. Как они обычно проходят, где вас лучше принимают?

- Наши концерты довольно трезвые, нервные и напряжённые. А отличных воспоминаний мы набрались во многих странах, лучшими были концерты в Братиславе, Тимишоаре и Париже. Потрясающая атмосфера и очень энергичная аудитория. В общем, очень разные места и страны. Обычно восприятие зависит от места проведения, настроения публики, а не от самого города.

- Как у вас распределены роли в группе? Кто занимается музыкой, кто текстами, аранжировками?

- Грегори занимается всеми гитарными риффами, которые он показывает мне на репетициях. Мы делаем первичный отбор, я подбираю ударные, потом мы записываем материал, а после этого я работаю над текстами и вокальными партиями. Потом я записываю вокальное демо и возвращаю Грегори, после чего мы работаем вместе, уточняем басовые партии, аранжировку и так далее. Когда все работы завершены, мы показываем партии басисту и играем песню все вместе. Иногда какие-то партии могут со временем меняться. Так мы и работаем с самого начала.

- В России пост-панк нынче в моде. Вас приглашали в Россию? Были ли выступления для российской аудитории?

- Да, мы получали пару приглашений в Санкт-Петербург и на фестиваль неподалёку от Воронежа, но, к сожалению, было уже слишком поздно, чтобы нормально подготовиться и получить все необходимые документы. Очень жаль, но мы никогда не играли в России.

Что бы вы могли пожелать вашим настоящим и потенциальным поклонникам, которые читают наш сайт?

- Мы действительно надеемся на то, что однажды сможем сыграть в России (нам очень нравится русская культура), и мы будем счастливы видеть всех вас! Cheers!

Выскажись!

30 лет группе Король и Шут


!