Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Интервью // Интервью с Евгением Титовым

Интервью с Евгением Титовым

Сегодня берём интервью у замечательного исполнителя острых, политизированных, во-многом, нецензурных песен, написанных фактически на жгучей ненависти к тому, что творится вокруг. Итак, в нашей постоянной рубрике - Евгений Титов, не так давно выступавший в Москве на концерте День Слепого Валентина.
Интервью с Евгением Титовым

ГБР: Давай начнём с простого. Как и почему ты начал заниматься музыкой и сочинением песен?
Евгений: Потому что я ненавижу моральных уродов и пи**расов.

ГБР: То есть, единственная причина - разгул уродов и пи**расов? Других нет?
Евгений: И еще очень хочу прославиться. Нескромно, зато честно.

ГБР: Ага. И сколько ты уже этим занимаешься?
Евгений: Не знаю. С тех пор, как родился Цой. Это мой кумир и учитель. Ну и еще БГ немножко. Я хотел написать Цою, но тот ушел покурить. Пришлось писать БГ. И он мне ответил: "желаю вам удачи". И вот она пришла, я даю интервью.

ГБР: Это было всё, что он ответил?
Евгений: Христос тоже говорил коротко. Но в этом было всё.

ГБР: Ну хорошо. Расскажи, только подробно, как ты пишешь песни? Это озарение, трудная работа, социальный заказ?
Евгений: Не знаю. Чтобы писать песни, надо ненавидеть. Ненавидеть искренне и чисто. И тогда приходит какая-то фраза. Сама. Тогда получается удачная песня. Если фраза сама не пришла, песня неудачная.
Работа трудная. Иногда на нее уходит пять минут.

ГБР: То есть, ты пишешь всегда на ненависти?
Евгений: А что еще могут вызывать менты, пытающие людей? Или судьи, отправляющие невинных людей за решетку? Или прокуроры, которые в упор не видят нарушений?

ГБР: И как это сочетается с желанием прославиться?
Евгений: Ну не знаю. Сочетается при помощи мата.

ГБР: Ага. Ну вот Бранимир говорил, что твоя песня "Пошёл на х*й" популярна всюду, но только никто автора не знал. Тебя такая безличная слава устраивает, или знание имени-фамилии важнее?
Евгений: Думаю, песня от исполнителя неотделима. Это одно целое. И вместе с тем, песня не может принадлежать кому-то. Диалектика. Она принадлежит Вселенной. Если она настоящая, конечно. Вот почему мне смешно понятие "авторское право".

ГБР: Даже если я, к примеру, возьму её без твоего ведома, спою, и буду огромные деньги на ней зарабатывать?
Евгений: Ведь она от этого не проиграет. Мне смешны все эти провинциальные композиторы и певцы, бегающие со своими дисками, всюду пихающие свои ФИО. Все это не имеет к искусству, к настоящей космической энергии никакого отношения. Вот Цой написал "Группу крови". Я ее возьму, и буду петь. И что? Да ничего, собственно.

ГБР: Хорошо. Как тебе выступалось в Москве? Ты первый раз здесь играл на Дне Слепого Валентина?
Евгений: Человеку из провинции выступить в Московском клубе чрезвычайно трудно. Потому что в клубах существует жесткая цензура. При совке эта цензура была политической, а сейчас она коммерческая. Ты из провинции, на тебя придет мало слушателей, и потому московские клубы тебя не берут. В этом выступлении было главное: желание кого-то другого слышать то, что я пою. Андрей Шляппер Кузнецов притащил меня в этот клуб, взял все коммерческие проблемы на себя. Причем он ни копейки не заработал, остался в проигрыше. Вот это и есть чистота души, чистота искусства, чистота русского рока.

ГБР: А на квартирниках играешь, кстати? Вообще, квартирники адекватные сейчас есть, или это была мода конца восьмидесятых - начала девяностых?
Евгений: Сейчас есть два вида квартирников. Одни из них представляют собой малый шоу-бизнес. Их устраивают, чтобы не париться с большим залом и чуть-чуть заработать. Другие – настоящие, такие же, как были в Питере в 80-х. Их устраивают потому, что звучащий на них рок не может пробиться на большую сцену из-за политической либо коммерческой цензуры. Увы, сейчас часто приходится наблюдать квартирники первого уровня. В Ростове-на-Дону и Москве меня порой не брали даже в квартирники, поскольку боялись моих песен. Но есть в Москве и настоящие, живые квартирники. У Юры Гордона, например.

ГБР: Ну и как ты оцениваешь, жёсткая политизированная музыка пользуется популярностью?
Евгений: Что значит "популярность"? Есть популярность на ютьюбе, то есть популярность по горизонтали. Ты пишешь песню на злободневную политическую тему, ее смотрят 10 тысяч человек и завтра забывают. Потому что завтра наступают другие политические события, и эта песня уже неактуальна. А есть популярность по вертикали, то есть популярность сквозь года. Цой ушел покурить 22 года назад, а до сих пор остается звездой. Потому что он не писал о текущей политической ситуации, он был выше, цельнее, благороднее этого. Я порой пытаюсь писать так же.

ГБР: Кстати, о политической ситуации. Можешь максимально прилично сказать, как тебе изменения в нашем государственном аппарате, произошедшие в последнее время? И как ты оцениваешь волну протестов?
Евгений: Изменения великолепные. Я рад, что победил Путин. Потому что русский рок может существовать только в условиях запрета. А Путин этот запрет обеспечит. Вот уже участниц группы "Pussy Riot" арестовали, завтра еще кого-то. Русский рок жив! А вот в предыдущие годы запрета не было, русский рок выродился. То, что мы слышим по "Нашему радио", к русскому року отношения не имеет. Это гламуризированное подобие постсоветского шлягера.

ГБР: А ближе к делу? Протесты, уличные акции. Как смотришь на всё это?
Евгений: Через ютьюб.

ГБР: Понятно. Хорошо, давай поговорим о твоей группе. Я так понимаю, состав собрался недавно. Расскажи о музыкантах, которые с тобой играют.
Евгений: Басист Стас. Мы с ним дружим 20 лет. Ударник не курит.

ГБР: Ты, басист Стас и не курящий ударник, какие у вас планы? Записи, концерты?
Евгений: Летом будем записывать альбом в Москве, осенью - презентация диска. Если Бог даст, конечно.
У меня есть мечта. Нужно возрождать заводы и срочно возобновлять выпуск опасных бритв, выпустить новую модель бритвы под названием "Правда". Ну как газета. Хлёсь-хлёсь, и вот вам правда. Потому надо записывать альбом.

ГБР: Как выглядит идеальное для тебя будущее?
Евгений: Чтобы я прославился и вошел в историю русского рока. Если кто-то занимается роком, имея другую цель, ему заниматься не надо.

ГБР: Да, ты действительно не скромняга =) Скажи, если бы тебе дали трибуну и внимание миллионов, чтобы ты им сказал?
Евгений: Мууууууууууууу

Выскажись!



!