Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Интервью // Интервью с Drum Ecstasy

Интервью с Drum Ecstasy

В уютном China-Town-Cafe наши журналисты пообщались с группой Drum Ecstasy, играющей (и уже весьма давно) необычную "танцевальную" музыку с использованием различных шумов и мощнейших барабанов. О новом сингле, сотрудничестве с группой Ляпис Трубецкой, запретах и особенностях белорусской музыкальной сцены читайте в материале.

0 фото к материалу Интервью с Drum Ecstasy1 фото к материалу Интервью с Drum Ecstasy2 фото к материалу Интервью с Drum Ecstasy3 фото к материалу Интервью с Drum Ecstasy4 фото к материалу Интервью с Drum Ecstasy5 фото к материалу Интервью с Drum Ecstasy6 фото к материалу Интервью с Drum Ecstasy7 фото к материалу Интервью с Drum Ecstasy8 фото к материалу Интервью с Drum Ecstasy9 фото к материалу Интервью с Drum Ecstasy10 фото к материалу Интервью с Drum Ecstasy11 фото к материалу Интервью с Drum Ecstasy12 фото к материалу Интервью с Drum Ecstasy13 фото к материалу Интервью с Drum Ecstasy14 фото к материалу Интервью с Drum Ecstasy

Чем сейчас занимается группа? Мы слышали что-то о готовящемся релизе, что нас ждет?

Д.э: Мы - концертная группа, мы активно катаемся, наша фишка - концерты. Крайне редко выпускаем диски, только если под что-то. Сейчас мы катаемся с Ляписами и используем дружеские связи на конечного потребителя. Представляем публике наш новый продукт ЕР "Числительные", в него вошло 5 песен. Пластинка была сделана для кино, и уже есть покупатель. То есть, мы её делали под конкретное российское кино, а не в связи с тем, что мы очень много работаем и стремимся к идеальному звучанию. В этот раз я на горло себе наступил и сказал: "Ладно, черт с ним, давайте оставим так" . Если бы не это, мы бы до сих пор не выпустили и первый трек с альбома. Российский фильм уже сняли, а запись еще не готова (смеется), мы выкладываем по песне с каждого концерта с Ляписами и тут же делаем презентацию в каком-нибудь клубе для публики. У нас еще осталось два концерта: Вильнюс и Киев, песни оттуда мы выложим в ближайшее время и потом они в этом варианте не появятся, они уже будут переделаны, потому что мы все время в процессе. Придумываем что-то новенькое, и к середине декабря мы уже выложим их как "ЕР". Две песни с него заинтересован взять один российский фильм, который сейчас уже начинает сниматься. 

Как так получилось, что вы начали работать с Ляписами?

Д.э: Они наши друзья, мы вместе играли, у нас общая студия, был общий звукооператор, который нас писал. Мы друзья давно, мы из одного города. И мы поехали с ребятами, чтобы показать себя большему количеству людей. Какая еще группа из Белорусии настолько крутая в России, как Ляпис Трубецкой? Кого еще можно использовать для достижения своих коварных целей? (смеется)

Чего вы ждете от сотрудничества с ними? 

Д.э: Дело в том, что мы хотим, чтобы как можно большее количество людей увидело нас. Потому что наша публика, в основном, это арт-директора рекламных компаний, продюсеры шоу. Мы же очень много работаем. Мы - группа, которую редко видят, работаем, например, на шоу грузовиков, озвучиваем показательные выступления экскаваторщиков. Этот год прошел под знаком кранов и грузовиков (смеется). До этого мы рекламировали энергетические напитки и мобильных операторов, а сейчас тотально грузовики, краны и укладчики. 

А где в основном вы работаете?

Д.э: Кавказ, Европа. Везде. Там, где не хватает денег на Rammstein - зовут нас. 

Вы выступали на разогреве у Prodigy?

Д.э: Да, еще у Мерлина Менсона. Мы - идеальная группа для разогрева. Наша основная фишка - мы уходим со сцены за 30 секунд, порой не оставляя даже маленького шнурочка. Группа может сразу выходить после нас, это опыт работы на больших шоу.

Как вы считаете, насколько публика, приходящая на Ляписов, оценит ваш подход к излечению звуков? 

Д.э: Везде есть 10% нашей публики, если из 9000 это - 1000, то это прекрасный процент. 

Насколько часто вы бываете за рубежом (относительно Беларуси)?

Д.э: Мы мало катаемся с турами, работаем в основном на мероприятиях, отработали шоу и уехали. Сейчас как раз хотим охватить этот сегмент рынка. В 90-ые - да, мы часто каталась по Европе, потом поняли, что нам это не рентабельно, потому что тогда теряются шоу, которые приносят деньги, или теряем время, которое можно использовать для записи треков к фильмам.  Мы работает по определенным заказам, даже песни называются по брендам, например одна - под название грузовиков, вторая - под название экскаваторов.

То есть это не искусство ради искусства ?

Д.э: Нет, вот наш концерт - это искусство ради искусства.  Вот записи - они утилитарны. Запись - очень дорогое удовольствие, ее должен кто-то оплачивать. Естественно, мы идем на эти расходы, когда есть заинтересованное лицо. И это гарантировано будет отдано кому-то. Конечно, мы подходим к этому очень тщательно и дотошно. Если вы посмотрите наши записи с концертов, и то что о нас говорят: "ну да, но это все равно не концерт", очень сложно передать давление, которое мы производим, как ни крутите, а если к этому еще и свет с видео добавить! То безусловно, мы ставим на концерт. 

Где вас принимают лучше всего? 

Д.э: Везде, все же люди. Молодежь, она же везде одинаковая.

Ваша публика это в основном молодежь?

Д.э: Нет, у нас как раз, как говорит моя мама: "полная разножопица" (смеется), когда смотришь в зал, можно увидеть людей лет 50-ти и их дети. Все время забываешь, в каком месте находишься, в принципе, что Берлин, что Москва, что Киев, они одеты одинаково, даже лица одинаковые. Они космополитичны, как и мы, мы не привязаны к какой-то национальности, у нас нет текстов, и публика у нас соответствующая. Она приходит отрываться, потанцевать. Хотя, в последнее время, нас стали больше слушать, чем танцевать. Это немного пугает, что там слушать? Надо взаимодействовать. Наша основная задача - чтобы люди двигались, раскачать их.

Как сейчас обстоят дела  с запретами на концерты в Беларуси? 

Д.э: Нас сейчас уже не трогают, потому что мы одни из первых попали под запрет в 2004 году, после этого до 2006 мы у себя на родине не играли. Пять групп тогда были в списке, и тогда мы в основном у вас тут обитали. А сейчас мы спокойно работаем . 

А из-за чего вы вообще попали под запрет?

Д.э: Мы любим давать интервью (смеется), за это и попали, в основном, у нас за это наказывают. Мы наговорили и, в принципе, продолжаем говорить, просто они уже нашли Ляписов (смеется), когда опубликовали список, нас убрали, Ляписов вписали, наверное строчек не хватило: их всего 6 (смеется). Мы подумали: наконец-то нас не взяли, вычеркнули! Ура! 

Когда ситуация исправится и исправится ли вообще?

Д.э: Никогда. В наших с вами странах не исправится, становится только хуже. Существует система оттепелей, была хрущевская оттепель, потом происходит закручивание гаек и здесь и там. Пока не умрет последнее поколение совдеповских кгб-истов, ничего не будет . 

Вашему поколению сложно, вот мне 45 лет, мы со своими друзьями обсуждаем: мы же как-то собирались жить в Советском Союзе, у нас же была программа жизни в Советском Союзе, ну так возвращаемся. План "Б" не прошел, действуем по плану "А" . К сожалению, оно так и есть. Не становится же лучше, люди не становятся демократичнее, общество не становится либеральным. Мы за либеральность, мы за то, чтобы было больше свободы. Чтобы существовали ограничения, но было разрешено все, я за то, чтобы можно было курить, но нельзя было курить на детских площадках. Вот например: когда у мужчин появляется потомство, отцы становятся агрессивны, на себе почувствовал. Раньше мне было по барабану, курили на детских площадках или нет, а сейчас вот могу и побить. И когда 50 человек студентов курит на детской площадке (у нас просто запретили курить в учебных заведениях), а у нас рядом с домом - большой институт и 1500 человек выходят во дворы покурить! Сначала я пугал их с внешней стороны: обливал водой, а потом понял, что кроме показательного побиения не поможет ничего. Правда сам тоже отхватил: плохо ем, совсем не открывается челюсть, и в нос мне он сильно долбанул, но я все равно его к ректору затащил! 

И два дня никого! Вообще никого! 

Я за то, чтобы можно было бухать, но нельзя было делать это везде и всегда. Приходите в бары, покупайте алкоголь до 22. Потому что в определенный момент надоедают люди с пивом или водкой, сидящие около твоего подъезда. 

Я за проституцию! За! Но давайте сделаем это как в Германии, где есть специальные для этого места. Я за наркотики, чтобы они были доступны всем желающим, как в Португалии. Тогда уличная наркомания пропадает и преступность, которая существует ради получения денег на наркотики. Все предельно просто. Давайте делать наркотики чистыми, как делают в Нидерландах и распространять их, чтобы люди не умирали от передозировки каких-то непонятных веществ. Либеральное общество гораздо разумнее, но в наших странах, и некоторых европейских - пришли консерваторы. 

Разве искусство и музыка не должны быть вне политики?

Д.э: Невозможно быть вне политики. Как говорил, по-моему, дедушка Ленин: "жить в обществе и быть свободным от общества нельзя". Ведь не наказывают не политические группы, всех наказывают за политические высказывания, за гражданскую позицию. 

Что конкретно вам не нравится во власти? 

Д.з: Мне нравится власть, мне нравится милиция, я пользуюсь ими, я за них. Это люди, которым мы делегировали права. Мы платим им деньги с налогов. Я против несоответствия законов. Против ханжества, когда мы говорим одно, а делаем совершенно другое. Милиция должна заниматься хулиганами, она не должна заниматься оппозицией. Она должна заниматься безопасностью граждан. Когда в Болонье была разрешена демонстрация неофашистов, и они собирались пройти, наши друзья ультралевые собирались их разогнать. Так вот, полиция не била ни тех ни других, она умудрилась развести их. Забрали лишь хулиганов, которые бросали бутылки с зажигательной смесью. Вот это работа полиции, а не разогнать и избить левых, чтобы прошли правые. 

Каково это, быть маргиналами и играть подпольно, давать незаконные концерты?

Д.э: В этом есть фишка. У нас была традиция, проводить нелегальные концерты под мостом, в течение 10 лет. Стояли машины, которые увозили наши барабаны, у нас были смотрящие, которые следили за милицией. Это было классно, пока нас не поймали. Сотрудники оказались абсолютно нормальные, они сказали: ребята, мы вас сейчас отпустим, если вы дадите нам честное слово, что без разрешения больше так не будете. Мы дали честное слово и с тех пор больше так не делаем. Мы же мужчины, дал слово - держи. А собирать бумажки и делать легальный концерт, в этом не будет изюминки... Не будет соли. 

Какие у вас дальнейшие планы?

Д.э: Богатейшие. Во-первых, мы хотим закончить эту пластинку и выложить музыку для слушателей. Мы давно не продаем музыку, только тем, кто на ней зарабатывает деньги, для остальных все бесплатно. Во-вторых, у нас есть новый проект, который мы заморозили, потому что выходят "Числительные", мы поехали с Ляписами в тур. Это совместный проект с группой "Hidden name". Это очень классная концертная команда, которая в Белоруссии играла в 90-х. Потом перестала работать где-то с 2000-х, а сейчас мы соединяемся и делаем совершенно новый проект. Это не значит, что Drum Ecstasy исчезнет, нет, просто мы хотим делать что-то новое. Это будет Бонни М. В их составе парень, который работает в очень крутой структуре, и мы не будем его показывать, потому что его начальство будет не радо, но он будет гастролировать с нами. Он делал наши ремиксы с нашей пластинки, и мы сказали: "О! Мы хотим это играть", а он ответил: "без проблем". У нас уже есть где-то 40 минут концертном материала. Мы - группа, которая начинала в рейве, сейчас немного изменился стиль, но одно другому не мешает. Мы можем начать играть одно и переходить в другое.

Все зависит от потребителя?

Д.э: Да. Всегда. У нас может быть написана программа, мы смотрим на публику, нравится ей или нет, танцуют ли девочки? Если они не танцуют, мы всегда знаем, что поставить, чтобы они начали двигаться. У нас есть система символов, когда нужно, например, два раза сыграть проигрыш. Нельзя же обламывать людей, которые только начали танцевать. Мы четко можем сократить песню моментально, работаем с публикой.

Выскажись!

CARCASS


!