Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Почтовый ящик // Искусство современности: метафора превратилась в выкрик

Искусство современности: метафора превратилась в выкрик

Объясниться в нелюбви к современному искусству – первейшая задача любого псевдоинтеллектуала. Впрочем, не только – вполне образованные и уважаемые в наших пенатах люди открыто называют глупостью всё, что так или иначе относится к СИ, будь то абстрактные полотна, инсталляция, состоящая из мусорного ведра и обрывков газет, или прибитая к брусчатке центральной площади города мошонка. Почему нам приятно осознавать, что перед нами не искусство, и не иллюзия ли это?

0 фото к материалу Искусство современности  метафора превратилась в выкрик1 фото к материалу Искусство современности  метафора превратилась в выкрик2 фото к материалу Искусство современности  метафора превратилась в выкрик3 фото к материалу Искусство современности  метафора превратилась в выкрик4 фото к материалу Искусство современности  метафора превратилась в выкрик5 фото к материалу Искусство современности  метафора превратилась в выкрик6 фото к материалу Искусство современности  метафора превратилась в выкрик7 фото к материалу Искусство современности  метафора превратилась в выкрик

Эстетический выбор – индивидуален, и эстетическое переживание – всегда переживание частное. Всякая новая эстетическая реальность делает человека, ее переживаюшего лицом еще более частным, и частность эта, обретающая порою форму литературного (или какого-либо другого) вкуса, уже сама по себе может оказаться если не гарантией, то хотя бы формой защиты от порабощения. Ибо человек со вкусом, в частности литературным, менее восприимчив к повторам и заклинаниям, свойственным любой форме политической демагогии. Дело не столько в том, что добродетель не является гарантией шедевра, сколько в том, что зло, особенно политическое, всегда плохой стилист. Чем богаче эстетический опыт индивидуума, чем тверже его вкус, тем четче его царственный выбор, тем он свободнее – хотя, возможно, и не счастливее.

(И. Бродский, Нобелевская лекция)


Когда мы подходим к картине, выполненной в классическом стиле, мы автоматически оцениваем её с позиции реалистичности, насыщенности, «похожести». Максимум – атмосферности и уникальности. Тем удивительнее, что совершенно реальные действия, перформансы, мы воспринимаем, как дурную шутку. А между тем, искусство живо в контексте, без контекста это либо – профессиональная работа, либо вообще мусор. То есть, нам важен остаток: худо-бедно признали гений абстракционистов, от них остались тысячи работ и известнейших имён. А от перформанса ничего не останется, разве что видео, а оно, согласитесь, практически ничего не стоит. 

Здесь и сейчас – это, вроде как, не про искусство, ведь оно на века.

Но тут возникает вопрос. Уверены ли вы в том, что правильно понимаете суть работ старых мастеров? Нам с детства объясняли, что классика – она вечна. Что настоящая литература, к примеру, всегда актуальна. И ходят по планете взрослые люди, считающие Онегина положительным героем, будущее в «Клопе» Маяковского – светлым и счастливым, Солженицына – самым большим страдальцем Советского Союза, борцом за свободу. Порой утеря контекста убивает мысль, порой – приводит нас к совершенно парадоксальным выводам. Недавно в одной статье в сети на полном серьёзе рассуждали о том, вышел бы Онегин на Сенатскую площадь? Вышел бы. Если бы был человеком нашего поколения, ребёнком этого времени. Он бы вышел и фотографировал толпу с айфона, не слишком светясь, чтобы случайно не пострадать. Понимаете, почему?

Современное искусство нам понятнее. Во-первых, контекст – мы в нём живём. По самое не балуй. Во-вторых, художнику уже давно не до метафор, ему бы действовать в лоб: чем проще выкрик, который необходимо издать, тем лучше. Чем ярче упаковка этого товара, тем проще запоминается его сущность. Отсюда большое количество на первый (а часто и на второй) взгляд дурацких акций. Пока мы понимаем контекст, ценность произведения невелика, а как только теряем его - вот оно, высокое высказывание признанного гения.

Интересно, как когда-то познакомились Леннон и Йоко. На выставке знаменитой японки музыканта заинтересовал один экспонат: стремянка, ведущая к картине. Перед картиной была повешена лупа, и с её помощью можно было прочитать надпись на холсте. Она состояла лишь из одного слова - "Да". Оно положило начало их отношениям, но можно ли считать неординарный объект экспонатом?


Искусство должно быть сосредоточено не в мертвых храмах-музеях, а повсюду: на улицах, в трамваях, на фабриках, в мастерских и в рабочих квартирах.

(В. Маяковский, из выступления на митинге)


Когда появляется некто, констатирующий бездарность Павловского или P*ssy Riot, у многих появляется вопрос: а с чего вы, собственно, взяли, что искусство - это что-то безмерно сложное и прекрасное? Обычный акционизм, тень шестидесятнического европейского искусства улиц, площадей и богатых музеев. Создатель произведения сам является его основной составной частью, он - субъект и объект.

Порой доходит до противозаконных действий - художник так видит. А потом садится, и это, скорее всего, тоже часть перформанса. Достопамятная группа Война, например, за время своего существования поджигала автозак, "лобзала мусора" в московской подземке и разбрасывала тараканов по помещениям Таганского суда. А её последователи - коллектив Бешенство матки, который вы все прекрасно знаете, - совершили ещё больше громких поступков, после чего два года отсидели в тюрьме, прокатились по всему миру и даже стали героями красиво иллюстрированной книжки о себе любимых. Осуждаете? Я, пожалуй, тоже. Но популярность они себе сделали, а следом за ней акции коллектива многими стали трактоваться, как интеллектуальное хулиганство.

Давайте зададим себе самый важный вопрос, без купюр.

Мы - те, кто восхищается эстетичностью хрени, или ничего не понимающее быдло?

Что-то ни один вариант не кажется привлекательным. Что ж, давайте просто посмотрим, что принесёт нам новый, 2015 год. Павловский живее всех живых, Толоконникова и иже с ней тоже никуда не делись, а там, глядишь, и другие появятся. Тогда и сделаем наконец самый важный выбор: с кем же мы?

Выскажись!

LORDI


!