Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Литература // Колымские рассказы Шаламова переиздаются

Колымские рассказы Шаламова переиздаются

19 февраля 2013 года в Санкт-Петербурге издательство ВИТА НОВА презентует новое издание «Колымских рассказов» Варлама Шаламова. Это событие могло бы стать знаковым, но, скорее всего, останется практически без внимания. Потому что тема давно изжила себя. Потому что слишком многие люди уверены в том, что после «Архипелага ГУЛАГ» уже бессмысленно читать что-либо ещё. Зверства раскрыты. Виновные, по большей части, скончались. Но Солженицын – не единственный писатель, прошедший ад; пока в истории отечественной литературы фигурирует Шаламов, читатель имеет возможность отбросить числа и увидеть то, чего у нобелевского лауреата практически нет – страдания одного единственного человека в безумной вневременной толпе.

0 фото к материалу Колымские рассказы Шаламова переиздаются

Основная причина, почему тот же Солженицын так неприятно отзывался о своём коллеге по писательскому делу, кажется, состояла именно в том, что Шаламов вернулся из лагеря мёртвым. Он не мстил, не боролся, не становился народным героем, поднятым на щит, он, по воспоминаниям многих его знакомых, надломился. Надломился, и просто рассказал о том, что видел. Солженицын же даже самые пустяковые свои вещи использовал как оружие, из-за чего, в результате, нередко страдала художественность его произведений (есть такое непопулярное мнение). Патриарх антисоветской литературы, конечно, имел право делать со своим талантом всё, что хотел, и не о нём сейчас речь. Правда в том, что и Варлам Шаламов такое право имел, а потому именно его читали из-под полы даже коммунисты, относившиеся к «Одному дню Ивана Денисовича», как к политической агитке, нелепым образом прорвавшейся в издательства в период разгула оттепели.

И вот, что странно. Солженицын, по сути своей, боец, он как раз из тех, кто глаголом жёг сердца людей, обличая и карая преступников с высоты своей недосягаемой гениальности. Но его печатали при жизни, в Советском Союзе, хотя и опасливо, используя его в своих «оттепельных» интересах. А не-бойца Шаламова, почему-то, не печатали вовсе. Причина, думается, в том, что его герои часто были антиподами того же Ивана Денисовича, который отлично вписался в оттепельный героический облик невинно осуждённого, но не сдавшегося, доверившегося правосудию, которое после развенчания культа личности резко «подобрело». А герои Варлама Шаламова в правосудие не верят. Они романтики, а романтики, как известно, куда опасней прагматичных личностей даже самого высокого порядка.

Если совсем просто, представьте себе, что Шаламов стал человеком, сама жизнь которого превратилась в лагерь. Это не было временным ужасом, за которым последовали всеобщая похвала и признание, это была отдельная жизнь, страшная и продолжительная. И все «Колымские рассказы» от начала до конца пронизаны одиночеством человека в толпе. Конечно, можно возразить, дескать, толпа-то тут специфическая. Возражение оправдано, но не настолько, чтобы полностью отметать мысль, не раз высказанную и самим автором. Державшиеся особняком  в лагерях, герои Шаламова напоминают его самого, уже вышедшего на свободу. После освобождения он замкнулся в себе – то самое, что в начале статьи я назвал смертью. Для общества он, фактически, умер, стал изгоем, самостоятельно выбравшим себе такую судьбу.

Почему выход переиздания рассказов так важен именно сегодня? Времена изменились, о тех ужасах, которые проходил человек, попавший под ГУЛАГовский каток, уже можно и не вспоминать, слишком давно это было, слишком много слухов, мифов и легенд вертится вокруг этого явления, слишком много антикоммунистической лжи и коммунистического идеализма встаёт стеной перед тем, кто хочет во всём этом разобраться. Изучать лагеря по Солженицыну – значит принять точку зрения непримиримого борца и крупного общественного деятеля, что априори не может считаться объективным впитыванием информации. Совсем другое дело – Шаламов. Он актуален всегда, потому что канули в лету лагеря, умолкла молва о репрессиях, потихоньку забываются как хорошие, так и чудовищные дела, которые творил сталинский партийный аппарат, но толпа, холодная и злая, осталась. И от этого никуда не деться.

Как выжить в толпе? Ответы вы можете найти в переиздании книги Варлама Шаламова «Колымские рассказы». Книга уже в магазинах Санкт-Петербурга.


Выскажись!

CARCASS


!