Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Кино и театр // Медицинские опыты Тома Пэйна

Медицинские опыты Тома Пэйна

В субботу, 21 декабря, в кинотеатре «Люксор Центр» в ТРК “Золотой Вавилон” прошла премьера фильма Филиппа Штёльцля по роману Ноя Гордона «Лекарь: Ученик Авиценны». Представлять фильм в Москву прибыл сам режиссёр в компании исполнителя главной роли Тома Пэйна.

0 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна1 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна2 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна3 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна4 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна5 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна6 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна7 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна8 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна9 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна10 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна11 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна12 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна13 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна14 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна15 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна16 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна17 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна18 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна19 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна20 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна21 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна22 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна23 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна24 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна25 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна26 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна27 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна28 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна29 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна30 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна31 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна32 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна33 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна34 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна35 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна36 фото к материалу Медицинские опыты Тома Пэйна

Работа над романом отняла у Гордона около пяти лет, и в основном он уделял внимание исследованию средневекового быта и медицины времён Англии XI века. Книга вышла примерно двадцать лет назад и была встречена в Европе с восторгом: завоевав громадную читательскую аудиторию, книга удостоилась ряда премий, и её сразу приметили для экранизации. И вот, наконец, права были выкуплены немцами, и после длительной адаптации книги для сценария и двух с половиной лет продакшена, фильм увидел свет. 

Итак, время действия – XI век. Место действия – Англия и восточный таинственный Исфахан. История повествует о Роббе Коуле (Том Пэйн), который ещё в детстве обнаружил у себя дар предчувствия чужой смерти. Отправившись скитаться со старыми странствующим лекарем (Стэлан Скарсгард), Робб постигает некоторые тайны медицины, но в определённый момент начинает понимать, что этого недостаточно. Услышав историю про гениального лекаря из города Исфахана (Бэн Гингсли), у которого есть своя школа для желающих учиться медицине, Робб решает обратиться к нему. И именно с этого момента и начинаются приключения главного героя, полные загадок и опасностей.

Хотя центральной темой является средневековая медицина, наравне с этим в фильме поднимаются вопросы от политики до религии, от дружбы до, конечно, любви. Любителям батальных сцен на фоне пейзажей древних городов будет на что посмотреть; зрителям, предпочитающим психологизм героев и романтические сюжетные линии масштабному экшену, фильм также придётся по вкусу. Ну и, естественно, профессионалы (или только начинающие) медицинской сферы найдут для себя в картине много интересного.

Фильм вообще получился очень многогранный и наполненный событиями, ведь главной задачей создателей, как выяснилось в ходе пресс-конференции, было уместить роман в 800 страниц всего лишь в 150 минут.

В течение сорока минут конференции также выяснилось, что Том Пэйн приехал на премьеру в собственный день рождения и, получив по этому поводу в подарок настоящие русские валенки, рассказал историю о том, как его накануне вечером не пустили в московский Soho Rooms из-за пристрастия к спортивной обуви.

В основном вопросы журналистов касались съёмочного процесса; мы предлагаем вашему вниманию  самые интересные фрагменты конференции.

— Филипп, расскажите подробнее о географии съёмок: по каким странам у вас состоялась экспедиция – потому что в фильме огромное количество прекрасных пейзажных планов?

— Мы снимали фильм в Германии, а также в Марокко - именно оттуда вся эта восточная экзотика. Снимали на уже готовых декорациях, которые в своё время были построены для фильма Ридли Скотта, и мы лишь немного их перестроили для своих нужд. Съёмки проходили в марокканском городе, который называется Уарзазат. Что интересно, этот город фактически живёт кинематографом - туда приезжают снимать фильмы со всего мира; итальянцы, например, очень любят снимать там разные фильмы с библейскими сюжетами, и там есть холм, на котором было распято, возможно, более пятидесяти «Иисусов». Его так и называют – «Холм распятия». Вообще, Уарзазат - наверное, единственное место в мире, где есть памятник кинематографу.

— Том, ваши познания в медицине наверняка после этого фильма преумножились. Что было самое сложное на съёмках, с медицинской точки зрения?

— Да, я действительно очень много нового узнал о медицине той эпохи. Прежде всего я и понятия не имел, насколько примитивной была медицина в западной Европе XI века и насколько продвинутой она была при этом на Востоке. Я не думал, что уже в то время восточные врачи могли делать такие сложные операции, я был абсолютно уверен, что это открытие куда более позднего времени. В общем, это был для меня неплохой урок истории.

— К сожалению, в России книга, по которой снят фильм, не пользуется большой популярностью, немногие её читали. Насколько далеко вы ушли от текста в фильме, или, наоборот, насколько точно пытались соблюсти сюжет?

— Мы старались придерживаться духа книги. Что представляет из себя книга? Это 850 страниц, сюжет, развивающийся на протяжении 50 лет, тысячи героев, самые разные темы, самые разные города. Это многоуровневый роман, поэтому главной нашей задачей было сделать выжимку, сконденсировать книгу так, чтобы её можно было представить в одном фильме. Есть страны, где этот роман очень популярен (в основном это немецко- и испаноязычные страны), и многим любителям книги фильм очень понравился. Они утверждают, что у нас получилась удачная выжимка событий, которая отражает содержание и смысл книги. Книга вышла примерно 20 лет назад, и, соответственно, в основном люди читали её именно в момент выхода. Я часто спрашивал людей, которые читали роман, что именно они оттуда помнят, какие важные моменты запали им в душу. Это как ваши воспоминания о детстве – вы же не помните все детство от и до, вы помните какие-то ключевые, важнейшие моменты. Так же и с фильмом. Люди называли какие-то сцены, которые передают атмосферу романа, а какие-то детали за 20 лет, конечно, забываются. Вот по такому принципу мы и собирали сценарий.

— Том, что первое вы прочитали – сценарий или книгу? И если вы читали и то, и другое, то насколько разное у вас сложилось впечатление от этих текстов?

— Я прочитал сначала сценарий. Причём ещё его первую версию, с которой мы начали работать за год до съёмок. Он включал в себя много сцен, которые в итоге убрали. Книгу я, честно говоря, не хотел читать перед съёмками. Ведь сценарий – это конденсированная версия романа, и некоторые события, характеры героев могут быть представлены немного в ином свете. Мне было важно вжиться в роль своего героя именно так, как он представлен в сценарии. А если бы я сосредоточился на книге, то это меня бы отвлекло. Что я могу в итоге сказать о фильме: у нас получилось очень зрелищное кино, и я уверен, что для тех, кто не читал книгу, фильм станет первой ступенью в мир книг Ноя Гордона, и вы сможете найти ещё очень много интересного на страницах романа.

— Том, думаю, что все девушки, которые увидят вас 6 февраля, согласятся со мной в том, что у вас невероятные глаза! В связи с этим вопрос к Филиппу – как вы подбирали мальчика на роль маленького Роба, потому что у него абсолютно такие же невероятные глаза, как и у Тома.

— Все было очень просто: мы сначала нашли этого мальчика с невероятными глазами, а потом уже постарались найти взрослого актёра с подходящими глазами. Конечно, я шучу. Первостепенной задачей было найти актёра на главную роль, а потом уже нам повезло найти Адама, который сыграл Роба в детстве. Он очень одарённый парень и действительно очень похож на Тома. Я не девушка, но должен признаться, что каждый режиссёр влюблен в своих героев, и в этом фильме у меня было две основных задачи: эпический размах - легенды, замки, прекрасные виды - и крупные планы Тома. Мне очень нравится снимать так, чтобы очень хорошо были видны глаза, то есть ставить камеру прямо перед актёром, вплотную к глазам. Только так можно прочитать, что в душе у героя, только так можно дать возможность аудитории почувствовать эмоциональную связь с героем. И в этом смысле мне кино гораздо симпатичнее, чем телевидение. Именно потому, что в кино есть возможность показывать публике вот такие крупные планы, на которых видно душу, сердце, ум главного героя.

— Том, каково это было играть главную роль в такой большой картине, когда такие актёры, как Бен Кингсли и Стэлан Скарсгард, исполняли лишь роли второго плана?

— Когда мне предложили работать над этим фильмом, я уже знал, что одна из ролей второго плана предложена сэру Бэну Кингсли. И конечно, я сильно беспокоился, потому что я боялся, что сэр Бэн узнает, что я должен быть в главной роли и откажется от участия в фильме. В итоге он согласился, как вы могли заметить. Для меня это все, конечно, было немного сюрреалистично. Как это так, я в главной роли, а Бэн Кингсли и Стэлан Скарсгард исполняют роли второго плана. Но на съёмочной площадке в итоге все равны, потому что мы снимаем фильм не для себя, а для аудитории, и все делаем одно обще дело. Были ещё такие моменты, когда Филипп подходил к нам с Бэну и спрашивал, что мы думаем по поводу снимаемой сцены, и как мы должны тут действовать. И сэр Бэн говорил, что он сыграет так, как будет наиболее удобно для актёра, исполняющего главную роль, что было мне очень необычно слышать.

— Что за загадочная болезнь фигурировала на протяжении всего фильма?

(Том) На этот вопрос отвечу я, так как я в своё время пережил эту болезнь. Ну, и нужно ли говорить, что если бы я жил в то время, то я бы перед вами не сидел. Речь в фильме идёт о банальном в наше время аппендиците. Как вы помните, в фильме есть сцена, где я топлесс, и нам нужно было снять эту сцену так, чтобы моего шрама не было видно, потому что в те времена, как вы понимаете, такого шрама ещё быть не могло.

— Том, в фильме очень много ваших крупных планов, то есть психологически сложных моментов. Где вы чувствуете себя более комфортно – в экшене или в психологии героя? Или вы готовы исполнять все, что вам скажет режиссёр?

— Крупные планы очень важны для этого фильма, потому что они сближают аудиторию с главным героем, за которым мы внимательно наблюдаем на протяжении всего фильма. Мне нравятся крупные планы, потому что, когда ты снимаешься в таких сценах, тебе не нужно слишком сильно играть, переигрывать, потому что то, что эмоции, которые ты пытаешься передать, видно и так. Что касается разных жанров, мне хотелось бы сниматься в самых разнообразных фильмах. Я актёр, которого нанимают. Когда приходят приглашения  - я их принимаю. Вообще участвовать в съёмках этого фильма было здорово, во многом потому, что там были интересные костюмы, декорации, сцены битв и надо было ездить на лошадях. Особенно разницу я почувствовал, когда, после этого фильма, снялся в другом, так сказать обычном фильме, где не было таких декораций и каких-либо необычных костюмов. Но мне нравятся фильма самых разных жанров, и я люблю делать то, что просит меня сделать режиссёр. Но работа над каждым фильмом – это сотрудничество, и если бы режиссёр попросил меня сделать что-то, что, на мой взгляд, не вязалось бы с образом моего героя, я бы обсудил эту ситуацию с режиссёром. Но при работе над этим фильмом таких ситуаций у нас с Филиппом не случалось.

— В фильме очень хорошо показан быт как европейский, так и восточный. На какие источники вы опирались, при создании декораций, проработки быта?

— Многие детали мы черпали из самого романа «Лекарь», где очень подробно описаны многие повседневные детали. Ну и, конечно, мы провели дополнительные исследования. Вообще средние века называют «темной эпохой», потому что существует определённый провал с эпохи античности до наступления эпохи ренессанса. Из этого периода сохранилось очень мало свидетельств. Как пример, могу сказать, что все, кто снимает фильмы об этом историческом периоде, основываются на одном и том же французском гобелене, на котором представлены костюмы той эпохи, просто потому, что это единственный источник, который дошёл до нашего времени. Нет ни книг, ни других материалов, по которым мы могли бы восстановить быт, поэтому нам остаётся очень много пространства для фантазий. Ну и на самом деле, мы снимаем фильм, где главное – это эмоции героев. И в наши задачи не входит снимать образовательные программы или исторические пособия. В нашем фильме показан средневековый Исфахан, где жили разные религиозные диаспоры – и мусульмане, и иудеи, и ученики Авиценны, и персы. И нам надо было как-то показать на экране, что это разные группы, разные категории. Мы выбрали систему цветовой кодировки – ученики Авиценны все в белом, последователи Мулы все в чёрном, иудеи носят нечто серо-полосатое, а персы все в пёстрых цветах. Конечно, с исторической точки зрения, это полнейший нонсенс, но нам важно было подчеркнуть, что Исфахан – это многонациональный город, поэтому мы отошли от строгого исторического принципа.

— Сколько у вас ушло на создание фильма? От проработки сценария, до постпродакшена. И с какими трудностями вы столкнулись?

— У нас ушло два с половиной года от сценария до записи звука. У нас был дэдлайн – это Рождество, и самым сложным, наверно, было все таки написание сценария. Это большой фильм, и какой тут нужен подход? Ну… вы просто берете и снимаете.  Вообще в отдельные съёмочные дни мне было немного не по себе, потому что я смотрел на программу дня, и мне казалось, что это просто невозможно снять за один день. Но у меня был потрясающий помощник режиссёра. У него простой подход, и он говорил – ну что ж, давай начнём сначала, а когда подойдём к концу, закончим. Вот по этому принципу мы и сняли весь фильм.

После завершения пресс-конференции журналисты отправились ожидать премьеру в холл, где для публики устроили шоу с восточными танцами, а после вышел и сам Том, который в течение пятнадцати минут фотографировался со всеми желающими и раздавал автографы. Перед показом Том с Филиппом произнесли небольшую речь в каждом зале, и после того, как Том окончательно покорил всех зрителей, сказав «спасибо» на русском, иностранные гости удалились – видимо, отмечать 31-летие Тома.


Выскажись!



!