Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Литература // Михаил Левитин - Богемная трилогия. Рецензия

Михаил Левитин - Богемная трилогия. Рецензия

После яркой театральной презентации книги не написать на неё рецензию было бы преступлением. Михаил Левитин, художественный руководитель театра Эрмитаж, создал в своей трилогии целый мир, основанный на жизни реально существовавших людей, но жизнь их, прошедшая сквозь призму авторского восприятия, стала авангардной картиной, в которой сложно понять, где исторически достоверные факты, а где ощущения самого автора. Вне зависимости от того, нравится ли вам осмысленное чтение, или же атмосфера произведения заменяет вам его смысловую часть, книгу стоит приобрести.
Михаил Левитин - Богемная трилогия

Купить книгу
Михаил Левитин - Богемная трилогия

Язык и атмосфера книги

Сам Михаил Левитин считает, что пишет как говорит, сохраняя собственную разговорную интонацию. Действительно, когда посредине предложения появляется какая-то случайная мысль, случайное отступление, создаётся ощущение, что читаешь прямую речь, подслушиваешь чей-то разговор. Читатель не принимает участия в событиях книги, он даже не может полностью погрузиться в неторопливое повествование, так как ему не дают расслабиться многочисленные камни преткновения, небольшие отрывки, которые на первый взгляд не связаны с основной линией. Читатель напрягается, пытаясь увидеть связь, но её попросту нет. И только через приличное число страниц она вдруг проявляется, совершенно неожиданно. К примеру, в «Убийцы вы дураки» есть фрагмент о неуспокоенном покойнике, который на первый взгляд с основной историей никак не связан. Но связь есть, она просто проявится значительно позже.

Левитин – драматург. Это видно и здесь, в его Богемной трилогии. Автор меняет ход событий, делает логические изломы, в которых вполне можно и запутаться, подчёркивает яркие сцены акцентированием внимания. Но на это нельзя полагаться, как на правило, потому что Михаил Левитин иной раз акцентирует читательское внимание на совершенно отстранённых вещах.
Советую обратить внимание на возраст персонажей. Эмилии – всегда 5 лет, это Её возраст. Георгий – всегда был стариком, он иначе в книге и не фигурирует. А персонаж третьей части книги – Шурка, прозванный Бессмертным. У него попросту нет возраста, потому что точка рождения и точка смерти отнюдь не ограничивают прямую линию его жизни. Именно поэтому, убийцы вы дураки. 
Мир Богемной трилогии – странный, возможно, пугающий, но весьма занимательный. Если в «Сплошном Неприличии» вырастает какая-то любовная пирамида, вместо привычного и понятного треугольника, затмевает все другие мотивы, то в «Безумии моего друга Карло Коллоди, создавшего куклу буратино» основной становится идея творения, бесконечного, и, возможно, даже бессмысленного, творения, которое одновременно радует и мучает Георгия. «Убийцы вы дураки» - завершающая часть трилогии, самая страшная, странная и яркая. На неё наложила отпечаток смерть, причём гораздо сильнее, чем на остальные. Чтобы не быть голословным, предлагают немного поговорить о сюжете и ходе повествования.

Сюжетная составляющая Богемной трилогии

А. Спошное Неприличие

Михаил Левитин нашёл себе в прошлом брата – Игоря Терентьева. Так иногда бывает, историческая фигура становится близка современным людям культуры и искусства, они чувствуют какое-то метафизическое родство. Игорю Терентьеву отведена особая роль в трилогии: он и действующее лицо, и наблюдатель, и вестник перемен, кому-то муж, кому-то любовник, кому-то друг, кому-то ученик. Впервые он появляется практически в самом начале «Сплошного Неприличия», хотя поначалу автор акцентирует внимание отнюдь не на нём. 
Главное действующее лицо – Эмилия, конечно, Эмилия, кто же ещё может быть главным в столь сказочном повествовании? Вечно пятилетняя актриса, клоунесса, певица. Игорь и Володя – два человека, две грани геометрической фигуры. Один из них верит во все рассказы Эмилии, в её вторую жизнь, другой оставляет за собой право сомневаться. Трое? Это вполне нормально и органично. Ведь рядом есть семейство Брик и Маяковский, у них та же проблема. Хотя нет, не та. Чем больше читаешь, тем больше понимаешь, что совсем не та. Эмилии можно всё, её сплошное неприличие началось ещё в пять лет (а ей и сейчас столько же), она живёт в нём. Её неприличие целомудренно, оно не напоказ, оно для неё самой. Левитин умудрился передать бытность этого странного общества, в состав которого в разное время входили разные люди. 
Что касается сюжета «Сплошного Неприличия», можно сказать, что его фактически нет. Есть эстафета, в которой разные персонажи перехватывают бразды правления. Сначала Эмилия, она подготавливает читателя к авангардности произведения, и если вы не можете осилить сказание об этой девушке чаплинского роста, то дальше можно чтение не продолжать. Потом Игорь. Он – «несерьёзный человек», и этим всё сказано. У него есть жена – Наташа – третий персонаж книги, который «ничего не умеет, только любить меня», как говорит о ней сам Игорь. Сложно понять, какой из этих трёх персонажей главный. Наверное, всё-таки Игорь, хотя и Эмилия приковывает внимание читателя. Она открывает книгу, она сопровождает Игоря, она, наконец, помогает Наташе потом, когда Игоря уже нет рядом. Наташа – драматический персонаж, который не занимается ничем, только любит самого «несерьёзного человека» своей жизни и самого важного для неё. Женская верность, попавшая в водоворот авангарда жизни определённой эпохи, символ самопожертвования. Каждый читатель найдёт в её жизни что-то своё. Левитину удаётся передавать историю о театральных успехах и жизненных поражениях Терентьева многослойно, не как в прямом и простом для восприятия историческом произведении, но как в философской притче, которую невозможно разложить на хирургическом столе.

Б. Безумие моего друга Карло Коллоди, создавшего куклу буратино

«Безумие моего друга Карло Коллоди, создавшего куклу буратино» - совсем другое произведение. Оно посвящено Сергею Параджанову, знаменитому режиссёру, которого называли «армянином, родившимся в Грузии и сидевшим в русской тюрьме за украинский национализм». 
Георгий – основной персонаж книги, и тут не может быть никаких сомнений. Сумасшедший старый творец, чья задача в этом мире делать из простых бытовых вещей вещи бессмертные. Он – «стакан, которым забивают гвозди». Знатоки называли Георгия человеком искусства, власти называли его спекулянтом. А люди несли ему вещи, надеясь, что хотя бы через них обретут бессмертие. Проще всего эта мысль вырывается на свободу ближе к концу повествования, когда два бывших сокамерника доставляют созданных в неволе кукол Георгия к его дому. Единственная тема обсуждения у них – они попадут в словари, как одни из тех, кто спасли творения Георгия для бессмертия. 
А старик в это время идёт к смерти. Медленно, но верно. Его любят и ненавидят одновременно, он проклял свою сестру, а потом простил её, его сын в тюрьме, а в быту самого Георгия ничего не меняется. Его можно сравнить с Дали, он эпатажен, как истинный гений, которым и является. Всё, кроме дарования бессмертия для него – пустой звук, случайная встреча. Это особенно ярко проявляется в момент, когда Георгий общается с представителем власти, как с человеком, который отвечает за всю власть в стране вообще, не желая видеть ни чинов, ни имеющейся в органах лестницы. А случайная встреча с Идой, некогда влюблённой в него… Она увидела Георгия и влюбилась, он тоже влюбился, но не в продавщицу магазина Виола, а в вазу, стоявшую в витрине. 
Мотив неприятия отношения к нему окружающих пронизывает повествование, Георгий сначала начинает хулиганить, но его выходки встречают аплодисментами. Тогда он пытается раскрыть глаза людей на то, что он обманщик, но и это не выходит. И живёт герой между немного заискивающей любовью всех и ненавистью со стороны сестры и сына. 
Смерть пришла вечным сном под Каварадосси.

В. Убийцы вы дураки

От произведения остаётся только название. Можно ли воскресить роман, если есть одно лишь название, в котором так сложно поставить запятую? От того, куда лучше поместить эту маленькую закорючку зависит ваше понимание книги. 
Герой – Бессмертный Шурка. Человек, чьим даром стала возможность смотреть на себя со стороны. Увы, он пользуется ею с лиричной безответственностью, поэт, который плывёт по реке жизни как бумажный кораблик – не зная, куда и зачем. Над всей книгой реет фигура Александра Введенского, знаменитого поэта и драматурга. 
Жизнь Бессмертного Шурки показана полностью, начиная от его самоосознания в материнской утробе и заканчивая его второй смертью, неумолимо надвигающейся на него на самой последней странице. Хотя, один раз в той же самой ситуации он уже умирал, но смерть не взяла его. А между первыми страницами и двумя его смертями – жизнь, странная, безудержная жизнь, в которой Шурка как мотылёк порхает между женщинами, игорными столами, вином и прочими деталями, больше подходящими «Сплошному Неприличию». И лишь одна героиня, подобно немного сумасшедшему сыщику пытается ответить на один простой вопрос: когда же успевают рождаться стихи Бессмертного Шурки, его жизнь лишена лирики, по крайней мере, по её мнению. 
«- Почему же ты всё-таки пишешь?» – интересуется одна из героинь произведения. 
«- Потому, что хочу победить смерть», - признаётся Бессмертный Шурка, и вдруг оказывается, что он не способен её победить. Жизнелюб и бессмертный транжира. 
Книга заканчивается, пожалуй, самой глубокой и в тоже время с первого прочтения непонятной фразой: «…всё равно жизнь так прекрасна, что её не испортит ничто, даже смерть».

Богемная трилогия. Эпилог

Книга Михаила Левитина «Богемная Трилогия» - попытка приобщиться к тому миру и к той эпохе, которыми автор восторгается. Нет, не так. Он не восторгается ими, но он хотел бы жить именно в это время – 20е годы XX века. Собственно, на презентации книги Левитин сам это сказал. 
Если пытаться разобрать все три произведения на составляющие, то первую часть я бы назвал «жизнью». Вторая – «дорога к смерти», по которой не получается пройти прямо. Георгий перед смертью старается что-то исправить, найти себе оправдание. Но, заранее записанный в бессмертные, он не способен побороть лавину общественной любви, как не способен изменить отношение к нему самых близких людей. «Убийцы вы дураки» - это гимн самой смерти, это существование вне её, попытка остановить и разглядеть Время. 
Кому будет интересна книга Левитина? В первую очередь, конечно, любителям его прозы. Знатоки театральных постановок Михаила по достоинству оценят изменение его отношения к реальности, то, как он отбрасывает сиюминутные мгновенные сцены, присущие театру, ради затяжных описаний и диалогов. Как мне кажется, «Богемная трилогия» должна стоять на полке у каждого книголюба, как яркий представитель современной интеллектуальной прозы, одновременно исторической и фантастической, каждая страница которой способна заставить задуматься не только об истории, но и о собственной жизни. И не стоит пытаться сравнивать современные нормы морали и шаблонное мировоззрение с бытностью героев книги, они совершенно не совпадают. Возможно, именно этот факт заставил Михаила Левитина употребить такое название для этого замечательного сборника. 
Героям «Богемной трилогии» априори позволено больше чем простым обывателям, ведь они представители богемы. Только здесь, увы, они действительно достойные люди, на грехи которых, возможно, можно закрыть глаза. Главное, что бы, прочитав эту книгу, наша современная богема не посчитала, что ей тоже можно выходить за рамки приличий. Конечно, я шучу.

Выскажись!



!