Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Интервью // Морэ&Рэльсы: необычный пейзаж 67-го

Морэ&Рэльсы: необычный пейзаж 67-го

Мы встретились с Морэ&Рэльсы и директором группы Максимом накануне презентации их нового альбома «67». Честно говоря, было не совсем понятно, какой покажет себя в общении индии-рок команда, существующая с 1998 года. В первые же несколько минут я была приятно удивлена их спокойствием, приятным чувством юмора и полным отсутствием звездности. Усталые, только что с поезда Питер-Москва, ребята готовились к акустическому концерту в Пушкино, поэтому вопросы зашкаливающей оригинальности вроде «Расскажите, как сформировалась группа?» и «А как появилось название?» было решено не задавать. Вместо этого поговорили о появлении нового альбома, духовном очищении, странных и не очень сравнениях и будущем музыки.

0 фото к материалу Морэ Рэльсы  необычный пейзаж 67-го1 фото к материалу Морэ Рэльсы  необычный пейзаж 67-го2 фото к материалу Морэ Рэльсы  необычный пейзаж 67-го3 фото к материалу Морэ Рэльсы  необычный пейзаж 67-го4 фото к материалу Морэ Рэльсы  необычный пейзаж 67-го5 фото к материалу Морэ Рэльсы  необычный пейзаж 67-го6 фото к материалу Морэ Рэльсы  необычный пейзаж 67-го7 фото к материалу Морэ Рэльсы  необычный пейзаж 67-го

ГБР:  Что бы вы особенно хотели рассказать вашим слушателям? 

Алексей: На днях вышел наш новый альбом «67», над которым мы работали почти год.

ГБР: Почему 67?

Алексей: Я с детства ездил на 67-й км, это под Питером. От станции нужно еще идти 8 км по лесам, полям, болотам. Шесть семь – это место очищения, такого полного обнуления, где просто и очень хорошо. И вот я понемногу стал рассказывать о нем своим друзьям, они - своим. В результате, там побывало множество знакомых и совершенно незнакомых нам людей. 

Илья: Там человек находит спокойствие, умиротворение, уход от мирской суеты. Получает определенное посвящение. Атмосфера места напоминает фильмы Тарковского.  

Алексей: Важна не финальная точка, а сам путь: никакой инфраструктуры, ты один на один с природой и своими мыслями. На 67-м написано много песен, и многие идеи пришли оттуда, поэтому мы решили назвать альбом в честь этого места. 

ГБР: Кто пишет музыку? Как у вас проходит творческий процесс? 

Алексей: Да все понемногу. Кто-то приносит свою идею, и понеслось.

Илья: Есть такие отношения в коллективах, особенно в больших западных командах, когда люди напрямую говорят: мы не общаемся за пределами группы. Такой подход работает, наверное,  но это не про нас. Вообще, идеально съехаться на какое-то время, повисеть, пообщаться, никуда не торопясь. Однажды мы так и сделали. На неделю уехали в частный дом за городом, привезли туда кучу оборудования, каждый в любое время суток мог пойти и поиграть на чем угодно. Когда композиции были готовы, решили писать. После такой тусовки мы, конечно, имели бледный вид, но результат приятно удивил: сыграно было слаженно и круто, хотя все, кроме барабанщика, играли не на своих инструментах. Это работает на 100%, вы становитесь настоящей семьей.  

ГБР:  Задам гадкий вопрос, который парочкам обычно задают. А почему тогда расставались? 

Все: Любовь прошла. Изменяли (смеются).

ГБР: Любовь - понятие эфемерное. А  вот бытовуха вполне реальна. Не устаете друг от друга в коллективе?

Алексей: Нет, причина расставания не в этом. Это, скорее, творческий отпуск. В музыке бывают паузы, вот и мы делали паузу. 

ГБР:  Вас часто сравнивают с кем-то? Вася В, Кирпичи? И как вы к этому относитесь?

Алексей: С кирпичами не сравнивали еще ни разу. Это мы раньше говорили «О, Вася В» (смеется). Недавно где-то написали, что мы похожи на the Strokes, the Creeps, Kaiser Chiefs и NRKTK. 

Илья: Это новые ДДТ! Это Чайф 20 лет назад! (смеются)

Максим: Еще недавно пошло новое сравнение, кажется в журнале Афиша, с группой Секрет (всеобщее недоумение). Да-да, писали о том, что М&Р – это чисто питерская культура, питерская энергетика, так сказать, продолжатели традиций. 

Алексей: Я чур Леонидов (смеется).

ГБР: Насколько пристально вы следите за чужим творчеством? Какой последний клип или, может, альбом понравился?

Алексей: Не могу сказать, что мы пристально следим за тем, кто и что выложил в интернет. Скорее, это занятие музыкальных критиков. Мне лично понравился клип Wishes (группы Beach House – ГБР). Там снимается актер из Twin Peaks (фильм и сериал режиссера Девида Линча - ГБР), который играл отца Лоры Палмер. Его взяли потому, что атмосфера клипа и сериала Линча похожи.  

Илья: Лёлик очень любит видеоиндустрию и хочет снимать клипы.

Алексей: А я и снимаю.

ГБР: Будущее музыки в интернете?  

Илья: В сердцах.

Алексей: Будущее музыки - в яндекс кошельке (все смеются). Если музыка не будет получать того, что заслуживает, то группа не сможет существовать. На данный момент, к сожалению, нет культуры потребления музыкального творчества, чтобы человек из личных побуждений платил  хотя бы доллар за скаченный альбом.  

Илья: Такая же история с краундфандингом, который сейчас очень популярен. На Западе это, может, и работает, а у нас срабатывает только с заведомо успешными группами, у которых уже есть фанаты. И вот они просят денег на мастеринг в Лондоне, хотя могли бы собрать сумму за концерт в Подольске. 

ГБР: Какой можно найти выход из этой ситуации? Создавать профсоюзы молодых музыкантов?

Алексей: В таком случае, и качество музыки будет соответствующее. Музыкант будет жевать жвачку и думать «Ну вот, я внес профсоюзный взнос, теперь надо песню записать».

Илья: Мне нравится западный вариант, когда есть компания, одни сотрудники которой ищут молодые таланты, другие занимаются СМИ, третьи  - звукопродюссированием, и так далее. А музыканты занимаются только музыкой.

ГБР: Такая ситуация была, когда продавали диски. Теперь же музыка ушла в интернет, как работать там?

Илья: Делать видео. Первое - трогательное, второе - шокирующее, третье - такое, чтобы все обалдели. Помните клип группы ok go, когда они на беговых дорожках? А песню помните? Я – нет, не помню ни одной мелодии. И на концерт их никогда бы не пошел. 

Алексей: А я думаю, что интернет – это хорошо. Посредством него можно передать множество настроений. Просто, здесь не работает закон сохранения энергии, когда ты делаешь что-то, должна быть отдача. 

Илья: Надо заниматься своим делом, вот и всё. Любой вид творчества – хождение по тонкому льду. Ты можешь взлететь, а можешь всю жизнь прозябать в безвестности.

ГБР: С какими музыкантами вы сделали совместные треки, с какими еще собираетесь?

Илья: У нас есть песня с группой Jane Air. Еще мы подумываем с Женей Федоровым из Tequilajazzz сделать трек.

Алексей: При записи нового альбома на клавишах играл Женя Лазаренко из группы Мультфильмы, в некоторых песнях клавишником был Вождь из группы Пилот, Андрей Казаченко. Еще с Тимой Лаврентьевым из Alai Oli несколько концертов дали. Слава Завьялов нам сделал house mix. 

ГБР: А могли бы вы с музыкантом совершенно другого направления что-то записать?

Илья: Мы сейчас планируем сделать feat с известным репером, но пусть это будет интригой.    

После интервью у ребят была небольшая фотосессия в парке. Я смотрела, как они дурачатся, и вспоминала, сколько тусовок прошло под  «Утро. Суббота», как мы , девочки и мальчики в кедах и со смешными стрижками, прыгали под «Асфальт», как играли в переходе «Солнце, купи мне гитару». Тогда нам казалось, что музыканты – это совсем другие люди, которые иначе мыслят и живут, и уж точно не будут говорить с тобой вот так запросто. А теперь, повзрослевшая я задаю вопросы создателям саундтрека моей юности, а они отвечают, как простые смертные. И мы улыбаемся. Не оставляет легкое ощущение нереальности происходящего, логикой такого не объяснить, «и ты просто веришь в это».

Выскажись!



!