Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Кино и театр // Полеты во сне и наяву

Полеты во сне и наяву

В Москве прошел пресс-показ “Бёрдмена” - нового фильма Алехандро Гонсалеса Иньярриту, оценить который российский зритель сможет только в январе. Человеческая комедия о поиске самого себя в мире, где в тебя никто не верит.

0 фото к материалу Полеты во сне и наяву1 фото к материалу Полеты во сне и наяву2 фото к материалу Полеты во сне и наяву3 фото к материалу Полеты во сне и наяву4 фото к материалу Полеты во сне и наяву5 фото к материалу Полеты во сне и наяву6 фото к материалу Полеты во сне и наяву7 фото к материалу Полеты во сне и наяву8 фото к материалу Полеты во сне и наяву9 фото к материалу Полеты во сне и наяву10 фото к материалу Полеты во сне и наяву11 фото к материалу Полеты во сне и наяву12 фото к материалу Полеты во сне и наяву13 фото к материалу Полеты во сне и наяву

Если вы думаете, что это новый фильм о супергерое, спасении мира и мужчинах в трико, то вы заблуждаетесь. Да супергерой есть, но он существует в виде голоса в подсознании Риггана Томпсона, актера-неудачника, который много лет назад, еще в 90-х, воплотил на экране  образ Человека-птицы в героической франшизе. Но слава не вечна, и он, актер одной роли, теперь отчаянно пытается вернуть толику былого внимания постановкой на Бродвее спектакля по пьесе малоизвестного писателя, эксплуатирующего шекспировский сюжет об убийстве из ревности. Но вокруг столько соблазнов, заставляющих отказаться от задуманного, кроме того критики прочат провал, дочь (Эмма Стоун), вышедшая из реабилитационного центра, постоянно скручивает косяки у него за спиной. Истеричный, но серьезный продюсер (Зак Галифианакис), панически боящийся провала, пытается создать пьесе благоприятную репутацию у зарубежных журналистов, которых значительно больше волнует вопрос,  использовал ли Ригган сперму свиней для омоложения. Но самая большая проблема – на смену одному из участников спектакля приходит эксцентричный молодой актер (Эдвард Нортон), который ни в какую не хочет играть в театре «условном» - он требует реализм и только реализм. Все должно быть натурально - от алкоголя на столе, до постельной сцены. Пресс-показы  каждый раз идут не по плану, мечты  рушатся, а герой медленно сходит с ума в преддверии премьеры , которая кажется ему такой же неважной, как и его жизнь.

Весь фильм – это путешествие по внутреннему миру одного человека, где проводником становится его полушизофриническое альтер-эго в виде хрипловатого голоса Бердмена, превращающего мир вокруг  в непрекращающийся блокбастер, которым может управлять он один. Щелчок пальцев, и начинается музыка, на улице взрываются машины, а здания разрушает огромный механический дракон. Щелчок и Ригган, как в фильме Федерико Феллини взмывает в небо, проносясь над мегаполисом и приземляясь перед зданием театра.  Бёрдмен в голове Риггана – мифологическая надстройка американской поп-культуры, воплощённая в расщеплённом «я» больного сознания. Каждый может стать героем, нужно только захотеть, однако не у всех это получается. 

Откровенно  говоря,  в Голливуде давным-давно уже не снимали ничего глубже «Глубокой глотки». Кризис сценариев привел к тому, что студии охотнее заключают контракты на фильмы с продолжением, которые обеспечивают кинокомпаниям гарантированную прибыль в многократном размере. Заключать контракты с молодыми неизвестными, но талантливыми режиссерами – большой риск. Поэтому кинокомпании нашли самое широкое поле для создания финансово успешных проектов – кинокомиксы, в которых все больше блеска, но мало художественного и идейного наполнения. А актеры, однажды  игравшие супергероев , редко отделываются от этого ярлыка.  Это палка о двух концах – с одной стороны слава и поклонение фанатов, с другой – актер настолько сливается с образом, что зритель забывает, кто скрывается под маской.

Режиссер берет концепцию супергероического фильма, однако он не наделяет персонажа какими-либо способностями – левитация, манипуляции пространством и полеты - всё сверхъестественное происходит у Риггана в голове. Иньяритту отстраняет его от комиксной реальности, помещая супергеройского героя в театральную среду, которая является полной противоположностью «голливудской мишуре». Театральный контекст создает объем, усложняя  образ  героя. Театр, как место поиска самого себя и своего амплуа,  начинает играть первостепенную роль в истории. Театр - мир условный, и мы заведомо знаем, что погоня за подлинностью окончится провалом. Театр - арена амбиций. Он заставляет забыть о дружбе, любви и привязанностях ради самовыражения, хотя какую-такую «индивидуальность» актер выражает, он и сам не в курсе. 

“Весь мир театр, а люди в нем актеры и каждый здесь свою играет роль”, – писал Шекспир. В фильме Иньяритту фраза английского драматурга раскрывается в полной мере. «Театр» в фильме выходит за рамки сцены и переплетается с жизнями главных героев настолько, что они уже не разделяют что реально в жизни, а что происходит на сцене. Вот камера показывает двух персонажей, занимающихся любовью, а затем медленно “перетекает” на сцену. Камера преследует сначала одного персонажа, а когда сцена исчерпывает себя, то герой уходит из кадра и в нем появляются новые персонажи, которые в свою очередь продолжают действие. Фильм выглядит как единой целое, потому что снят почти без монтажных «склеек». Камера ни на минуту не останавливается, она проникает в каждый закоулок театрального организма, отвлекаясь от одного персонажа, переходя к другому, вытаскивая на свет каждую деталь отношений героев. Глаз (зрителя) приобретает гиперчувствительность, и каждая эмоция, сыгранная на сцене или на экране кажется объемной и физически осязаемой. А благодаря саундтреку, состоящему только из барабанного соло уличного музыканта, создается ощущение, что герои тоже начинают подстраивать свои диалоги под ритм  музыки. Например, когда герои после ссоры выходят на улицу за кофе, музыка постепенно становится громче и речь персонажей перетекает на повышенные тона . Художник и режиссер играют со звуком, светом и окружающей обстановкой, создавая у зрителя ощущение, что весь мир, тоже театр, где каждый человек играет отведенную ему роль. И ни у кого это не вызывает сомнения. Герой стоит на крыше раскинув руки перед прыжком и все, и вместо того чтобы спасти его спрашивают “а вы что тут кино снимаете?”

Ригган пытается сделать в жизни что-то по его мнению важное, чтобы после его смерти остался хоть какой-то след, чтобы был какой-то эффект от того, что он был на земле, здесь жил. К этому предсмертный ужас того, что время кончилось, а ты не кайфаул как следует. Вот такого рода кризисы настигают людей после 40-ка, когда они понимают, что время упущено. В фильме это всё усугубляется тем, что он имеет перед собой образ супергероя, но в жизни не состоялся. 

“Однажды я летел в самолете и через ряд от меня сидел Джордж Клуни. Самолет попал в турбулентность. Все молились, а я все думал, что если мы все умрем, то в завтрашних заголовках будет Клуни, а не я.”

Иньяритту иронизирует над Голливудом и его погоней за славой и вниманием. Герою Майкла Китона постоянно говорят, что он не актер – он звезда, что не далеко от правды. По сути Китон – идеальный актер для этой роли. В недалеком прошлом Бэтмен в фильмах Тима Бертона, сейчас малоизвестный актер, он по сути играет самого себя, с удовольствием высмеивая свое супергероическое прошлое. Ирония пронизывает фильм насквозь. Тут и монолог критика про продажную академию и восхитительно эксцентричный  Эдвард Нортон,  изображающий актера в погоне за реализмом у которого встает только на сцене перед зрителями. Но по большей части ему смешно смотреть на мир, где если тебя нет в социальных сетях, то тебя не существует, а слава измеряется количеством лайков на YouTube. Но главная ирония в том, что как бы Иньяритту не насмехался над Голливудом, в скором будущем, судя по реакции зрителей и критиков по всему миру, у кого-нибудь из участников фильма в скором времени точно  дома появится сияющая позолоченная фигурка Оскара.

Выскажись!

LORDI


!