Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Искусство // Про это. Маяковский в Домике Чехова

Про это. Маяковский в Домике Чехова

Выставка «Маяковский. Про это» в Домике Чехова - уникальное событие даже для нашего весьма любящего Маяковского времени. Прежде всего, потому что здесь раскрывается истинное отношение поэта к некоторым вещам, которое может удивить, ошарашить и даже вызвать неодобрение у современных почитателей таланта Владимира Владимировича. Мы посетили открытие выставки, чтобы составить своё мнение об экспозиции, вышедшем недавно репринте оригинального издания поэмы и книге сопроводительных материалов – статей и разъяснений на тему. 

0 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова1 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова2 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова3 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова4 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова5 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова6 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова7 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова8 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова9 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова10 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова11 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова12 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова13 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова14 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова15 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова16 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова17 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова18 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова19 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова20 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова21 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова22 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова23 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова24 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова25 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова26 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова27 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова28 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова29 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова30 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова31 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова32 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова33 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова34 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова35 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова36 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова37 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова38 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова39 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова40 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова41 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова42 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова43 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова44 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова45 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова46 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова47 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова48 фото к материалу Про это  Маяковский в Домике Чехова

Про что?

Организаторы выставки и выступавшие гости несколько раз намекали публике, что «Про это» - это совсем не про то, это, дескать, гениальная (звучало даже – «вершина творчества») история о рушащемся счастье и испытании любовью. Безусловно, это так. И всё же, такая трактовка заставляет нас оставить в стороне другую важную смысловую составляющую – мещанство.

Маяковский, как и многие другие деятели авангарда, был человеком не столь простым (sic!), как может показаться нашим современникам. Личные драмы всегда были для него топливом, но личное и человеческое в его творчестве друг без друга не существовало никогда. Не стоит недооценивать это, может быть, утопическое бичевание мещанства, которое столь яростно захватывает страницы поэмы. Не обманитесь, представляя Маяковского неким Дон Кихотом, страдающим во имя прекрасной дамы, иначе вам не откроются все секреты книги.

Сама предыстория временного разрыва между Маяковским и Лилей Брик показывает, в чём дело, откуда в «Про это» возникает тема мещанства. Ведь решение пожить некоторое время раздельно было вызвано именно тем, что Владимир неожиданно увяз в быту, в подёнщине, в делах, недостойных революционного трибуна. Об этом много писала сама Брик, пытаясь оправдаться перед будущим. Уж она-то, как никто другой, понимала, что её отношения с гением будут разглядывать через лупу, забывая про контекст и про то, что все мы – живые люди.

Начало двадцатого века – время гигантомании во всех её проявлениях. Бытовое, мещанское – это постыдные проявления старого мира, свойственные старому человеку. Новое общество – коммуна, которую вспоминает поэт, и которая, по его собственным словам, «и то завернется комом». Это может казаться смешным сегодня, во времена, когда «Н.Э.П.» уже не кажется такой уж деградацией, а многие идеи громогласных двадцатых рассыпались в пыль, но тогда слово «новое» поднимали на щит все. Новое искусство, новая жизнь, новый человек, новая любовь. Да-да, новая. Вот она-то и показана здесь.

Сказать, что Маяковский в своих моральных и рассудочных изысканиях не пытался добраться до этого нового, значит умалить его роль в истории. Конечно, пытался. И написал поэму, которая даже на фоне остального его творчества выглядит мощным и страшным колоссом. А как ещё ломать свои «инстинктики», как ещё можно принести себя на алтарь революции не классовой, но антропологической? Эта поэма – корчи, она - «переоценка всего ценного» в большем объёме, чем всё наследие Ницше. 

Но она же вбивает раскалённый гвоздь в мысль о распущенности и свободе, которые так легко инкриминировать двадцатым годам. Весь мир – мой дом, родственники – все люди мира, и вот в этом огромном доме, в котором все – родня, есть любовь. «Да как же любить их, таких неумытых?» - спрашивал через десятилетия Башлачёв. Сложновато. Но всё остальное – наносное, всё остальное повисает на Марксе пошловатой рамочкой, а на человеке пудовыми гирями. Мы слишком привязаны к мелочам, и за ними не видим главного, огромного и сложного для понимания, как, собственно, и поэма «Про это».

Что показывают?

В ходе открытия нам показали экспонаты: письма, которыми обменивались влюблённые (и я настаиваю на этой формулировке), два телефонных аппарата, которым поэт отвёл так много внимания в поэме, работы Родченко, попавшие в издание и не попавшие. О них стоит поговорить отдельно.

Не секрет, что Родченко впервые серьёзно работал с Маяковским именно над изданием данной поэмы. Его работы – фотомонтажи – на тот момент явление почти новаторское, в чём вы можете убедиться, приобретя новый репринт «Про это» с комментариями, вышедший в серии «Avant-garde» и представленный в музее. Монтажи и сегодня смотрятся очень необычно. Казалось бы, с тех пор прошло почти столетие, а современное искусство так и не смогло создать что-то конкурентоспособное. Возможно, именно поэтому фамилия знаменитого художника и фотографа всегда на слуху.

На выставке в Домике Чехова вы можете не только ознакомиться с большим количеством артефактов, но и послушать нечто совершенно особенное – сотрудники музея Маяковского оцифровали аудиозапись, на которой Лиля Брик читает поэму. Муза, персонаж произведения и адресат озвучивает историю. Надежда Морозова, директор Музея Маяковского, фанатично преданная собиранию и изучению всего авангардного наследия начала двадцатого века, рассказывала, что благодаря интонациям Лили можно понять, как поэма строится и «звучит» на самом деле – так, как задумывал её автор. У Маяковского всегда было своё собственное представление об архитектуре языка, поэтому кому как не героине поэмы знать особенности бессмертного текста?

В рамках открытия молодой театральный коллектив представлял некую собственную интерпретацию поэмы. Было довольно интересно наблюдать за драмой поэта через призму театральности. Некое пограничное, синтетическое произведение вышло у актёров. 

Выставка, безусловно, относится к категории обязательных для посещения. Но не менее важно быстрее купить репринт поэмы, так как тираж – 3000 экземпляров. Расхватают, не успеете моргнуть.

Благодарим Музей Маяковского, Манеж и всех, кто передал организаторам новые экспонаты, за эту небольшую, но чрезвычайно значимую выставку. 

Выскажись!

CARCASS


!