Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Кино и театр // Рой Андерссон: трудно быть простым

Рой Андерссон: трудно быть простым

16 июня в рамках ретроспективы Роя Андерссона, известнейшего современного шведского кинорежиссера, в зале Гоголь-Центра была показана его новая картина «Голубь сидел на ветке, размышляя о жизни». Картину представил сам режиссер Рой Андерссон в компании Венецианского Золотого Льва, оператор Иштван Борбаш, кинокритик Антон Долин, выпустивший первую в России книгу об Андерссоне, а также посол Швеции Вероника Бард Брингеус. После кинопоказа режиссер ответил на вопросы аудитории.

0 фото к материалу Рой Андерссон  трудно быть простым1 фото к материалу Рой Андерссон  трудно быть простым2 фото к материалу Рой Андерссон  трудно быть простым3 фото к материалу Рой Андерссон  трудно быть простым4 фото к материалу Рой Андерссон  трудно быть простым5 фото к материалу Рой Андерссон  трудно быть простым6 фото к материалу Рой Андерссон  трудно быть простым7 фото к материалу Рой Андерссон  трудно быть простым8 фото к материалу Рой Андерссон  трудно быть простым

Уже одно название собравшей полный зал картины намекает на ее необычность и даёт заявку на ярлычок «артхаус». Не каждый день видишь фильм, названный в честь маленького и почти незаметного элемента известной картины, а в данном случае название пришло из работы Питера Брейгеля «Охотники на снегу», где за происходящей человеческой жизнью наблюдает голубь на ветке. Несмотря на то, что в фильме нет ни одной отсылки к самой картине, упоминание о голубе пару раз всё же встречается, да и то по касательной.

В определенный момент своего творческого пути, Рой Андерссон понял, что он устал от реализма в кино. Тогда он начал искать свой собственный киноязык, удивительный и чистый, отметая все лишние нагромождения из своего творчества и оставляя лишь самое необходимое. Рой, большой ценитель живописи, признаётся, что именно избранные картины в большей мере повлияли на его стиль. Режиссер решил, что впредь хочет строить свои фильмы по тем же принципам, по которым выстраивает свои картины художник. Чётко определяя для себя те элементы, от которых необходимо избавиться в своих работах, Рой Андерссонсо скрупулёзностью перфекциониста оттачивал свой неповторимый стиль, тратя по несколько лет на производство своих кинополотен. Подобными отсеянными элементами стали крупные «киношные» планы, перемещение камеры, натурные съемки, светотени и компьютерные спецэффекты. Таким образом, фильмы Роя Андерссона можно узнать по сложившимся стилистическим фишкам, например, по зафиксированной камере с покрытой толстым слоем пыли кнопкой зума на протяжении всей сцены. Или по особенному свету, который сам режиссер называет безжалостным, потому что он высвечивает равномерно все детали в кадре и не даёт теней. Свой киноязык живописца Рой подчеркивает статичным началом каждой сцены: проходит несколько секунд, прежде чем кто-то в композиционно вылизанной мизансцене совершит первое движение.

Главное кредо Роя Андерссона, как представителя абстрактного кино: убрать всё то, в чём нет необходимости. Именно этот девиз позволяет очистить ядро сути от шелухи и вынести на экран лишь отфильтрованный смысл. Именно поэтому Рой не признаёт съемок на натуре или в естественных помещениях, тратя огромное количество времени на создание павильонов и рукотворных декораций для каждой сцены. Этот метод гарантирует отсутствие в кадре ненужных или случайных объектов и в очередной раз иллюстрирует технику «живописного» построения кадра.

Вся трилогия Живущего, окончанием которой и стал фильм «Голубь сидел на ветке, размышляя о жизни», рассказана уникальным авторским языком, и даже не имеет значения порядок просмотра картин. Здесь, как и в двух предыдущих фильмах трилогии («Песни со второго этажа» и «Ты, живущий»), непрофессиональные актеры с выбеленными лицами и освещенные безжалостным светом Андерссона живут в мире горчично-песочной цветовой гаммы, символизирующей безвременье. Все полтора часа мы просто наблюдаем за жизнью абстрактных и условных персонажей, которые раскрываются нам лишь в настоящий момент без историй и объяснений. "Посмотрите на Брейгеля. Вам нужно знать что-то ещё о его персонажах? Вы хотите знать их предысторию? Я - нет. Это ничего не добавит к изображенному на картине" – отвечает Рой Андерссон в интервью Антону Долину.

Однако абстрактность мира Андерссона не отменяет его ошеломительной реалистичности.Фильм наполнен абсурдными ситуациями, которые при этом являются совершенно тривиальными. В жизни есть важные вещи, но большинство её составляющих – чушь. Именно подобная банальность в фильме Роя Андерссона доводится до абсурда и является основным источником юмора, недостатка в котором фильм не испытывает. Да и действительно, что делать с оплаченным заказом в столовой, если покупатель упал замертво рядом с кассой, не успев опустошить свой поднос? Это первое, что приходит на ум сотруднице кассы и волнует её своей бытовой назойливостью, пока врачи осматривают тело умершего. Или как реагировать молодому человеку на чрезмерно высокое внимание своей некрасивой учительницы танцев? Как быть, если ты великий король и хочешь зайти в туалет в баре, а там занято? В фильме «Голубь…» никто из персонажей не смеется, эти банальные ситуации встают перед ними как трудности, которые откидывают их на противоположный полюс от состояния счастья. Персонажи испытывают перманентную тоску по сочувствию и теплу, но сами не в состоянии их дать. В фильме присутствует фраза, идущая лейтмотивом через всю историю, её произносит в неизменной формулировке практически половина действующих лиц по телефону неведомому собеседнику: «Рад слышать, что у вас всё хорошо». Иногда эти сцены заряжены юмором, а иногда – щемящей тоской. Но в любом случае в мире «Голубя…» - эта реплика отвечает за максимальную степень сочувствия, на которое способны герои.

Рой Андерссон после показа ответил на некоторые вопросы аудитории, и его ответы сводились лишь к одному: режиссер совсем не старается снимать сложное кино. Наоборот, он стремится к максимальной простоте, которую и старается достичь с помощью абстракции. Но быть простым очень трудно, человеческий ум всегда старается всё усложнить. Творчество Роя Андерссона стремится к точности живописи, где не нужно лишних объяснений – всё есть точно так, как показано. Происходящее в фильме – эта та самая настоящая картина событий, которую может наблюдать голубь, сидя на ветке. И у голубя взгляд Роя Андерссона.

Выскажись!

CARCASS


!