Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Музыка // Swans: тонкие и пульсирующие материи

Swans: тонкие и пульсирующие материи

28 ноября в петербургском клубе "Космонавт" состоялся большой концерт легендарных "Swans". Эти американцы уже не первый раз погружаются в недра нашей страны, чтобы вдохнуть в ее легкие несколько часов неимоверного звукового потока. Перед вами не просто концертный репортаж, а целый пласт волнений и переживаний одного из журналистов ГБР, имевшего счастье посетить это пятничное мероприятие.

0 фото к материалу Swans  тонкие и пульсирующие материи

28 ноября. Клуб «Космонавт». В 20:00 должен начаться концерт Swans. Конечно, скорее всего, действо начнется хоть чуточку, но позже. Возможно, ближе к девяти вечера. Ничего, уж кого-кого, а Майкла Джиру сотоварищи можно и подождать, не сетуя нисколько на задержку.

Нужно написать отчет по концерту. Конечно, я заранее уже знаю, что употреблять слова «месса», «мистика», «шаманизм» и иже с ними – уже давным-давно избито до состояния расплющенной асфальтоукладчиком медузы. Впрочем, и разговоры об избитости – тоже избиты.

Начало девятого. Зал практически полон. Полон людьми, в возрасте от двадцати до пятидесяти с лишним – что ж, подобное указывает на актуальность группы (практически всегда, по крайней мере). Особенно приятно, что было абсолютная уверенность, что в зале нет «лишних» людей, пришедших не ясно зачем.

На сцене появляется кто-то. Джира? Началось? Нет, просто включили оборудование, колонки.

Определенно, я сравню концерт Swans с «Тибетской книгой мертвых». Участников – ровно шесть, как и Будд в первые дни пребывания в загробном мире, путешествии; на сцене есть все нужные цвета света – желтый, красный, белый, синий. Зеленого нет, но, наверняка кто-то будет хотя бы в чем-то зеленом – он и будет буддой… Сверяюсь с книжкой… Вот, Буддой Северного Предела! Какой я молодец!

Мысленно прикидываю, что за полубогов и демонов приму инструменты, если Джира будет в шляпе – она будет в числе дивных созданий, встречаемых, коли верить древнему тибетскому писанию, после смерти до перерождения.

Кто-то выходит вновь на сцену. Джира? Началось? Нет, еще рано.

«Хорошо, - продолжаю я думать и волноваться, прокручивая в голове примерный вариант отчета, - Еще, еще я обязательно упомяну историю черного и белого лебедей! Правда, я помню ее только по фильму Аронофски, но, я – все равно молодец. Ха-ха!».

Половина девятого-без четверти девять. Шоу начинается. Длинноволосый густобородый перкуссионист стучит по медно-латунному гонгу у черной стены, становящейся синей от света ламп. Чарующее дребезжание. Шумы. Бой барабанов. Постепенно на сцене оказываются все шестеро участников, в том числе и Он – весь в черном, с закатанными рукавами рубашки, седовласый, великий. Что ж, да начнется сеанс… то есть, обряд… то есть, да начнется же концерт, на котором, как заявлялось ранее, будет презентация вышедшего в этом году альбома группы “To Be Kind”. Коли учитывать, что по хронометражу альбом длится более двух часов, то надеяться на то, что будет сыграно что-то с предыдущих альбомов (и уж тем более старых, композиции с которых группа не исполняет на концертах уже давно) вряд ли приходится.

Все планы об отчете летят в трубу как вещи из салона самолета на высоте одиннадцати километров в пробоину. Что чувствуется в зале? Тут вам и разряженный воздух, и толщи океана, перемешанное Внутреннее и Внешнее.

Как? Как я смогу привязать это к «Тибетской книге мертвых», если ее сюжеты я могу узреть и прочувствовать не то, что по разу за одну композицию, а то и по несколько раз, если не более. Тут вам и боги, и демоны, и яркий свет условного рая, и тусклый свет ада, и боги, и удивительные звуки – вгоняющие в экстаз и пугающие. Но, не мы ли Дети Бога, Майкл Джира? Да, и потому, мы с радостью побежим к тому, что нас пугает именно для того, чтоб испугаться и испытать восторг от этого. Вернее, в том числе и от этого. Был ли концерт лишь восторгом испуга? Нет. Это был и обряд экзорцизма и что-то, противоположное ему: несчетное число демонов – быть может, своеобразных покемонов этого харизматичного и обаятельного дедушки в черном? - несется на тебя, а ты должен лишь быть стоек и суметь, совсем как в «Тибетской книге мертвых» (получилось! получилось!) узреть в них себя. И успокоиться.

Ближе к концу концерта у меня возникло ощущение или уверенность, что все исполненное группой, да и то, что будет исполнено, великолепно подошло бы огромному тонущему кораблю. «Помирать – так с музыкой»? Не совсем. Помирать – так с такой музыкой. «А мы вообще живы?» - мелькнуло тут же в голове. 

Концерт Swans – это когда вся группа пробирается тебе в голову с пулеметами «Максим» на перевес  у каждого и, вставив ленту, заряженную пулями-образами, стреляет ими яростно, пока все дула не раскалятся до оранжево-красного.

Концерт Swans – это магия без разоблачения. Но, приглядевшись, можно понять, что это – не магия, но чудо, совсем как молния или зачатие жизни. Это можно объяснить, нарисовать принцип действия, с чего все начинается, как развивается, нарисовать графики, составить таблицы. Но, что это все, когда ты видишь сияющую молнию-фотовспышку и стоишь на месте подрагивающим столбом, плененный и очарованной этой красотой – удивительной, бушующей, неистовой?

Почти половина двенадцатого. Концерт окончен. Группа исполнила почти все композиции с нового альбома (за исключением как минимум одной песни – “Screen Shot”, открывающей альбом), плюс, несколько произведений (не могу и не хочу заставлять себя называть их «песнями» или «треками»). Майкл Джира кричит со сцены несколько раз “Freedom!”. Вот Он представляет группу: Норман Уэстберг (гитара), Фил Пулео (барабаны), Кристофер Правдика (басс), Кристоф Хан (синтезатор, терменвокс?), Тор Харрис (ударные, перкуссия, деревянная штуковина со струнами, собранная полностью по ходу концерта). Все участники группы кланяются залу. Овации, овации, овации. Группы благодарит публику, а мы благодарим их – обаятельных, удивительных, поразительных.

Огромная очередь в гардероб. Я все еще стою в зале, где уже с десяток минут как включен свет, и просто смотрю на публику. Вот, седовласый дядька лет пятидесяти дарит Майклу Джире шапку-ушанку. Молодая девушка фотографируется с Ним – постаревшим, похудевшим, но все таким же невероятным, живым. 

Вот, несколько женщин, чьи сверстницы в абсолютном своем большинстве желают попасть на концерт Михайлова или Ваенги, стоят с цветами и свернутыми плакатами. А они, в отличие от «ваенгологов» и «михайловатых» - пришли увидеть и услышать Swans, прикоснуться, так сказать, к тонким и пульсирующим материям. Отрадно, отрадно, господа.

Почти полночь. В запасе еще есть время до закрытия метро. Наушники – в раковинах ушей. Я достаю плеер и включаю… Думаете, что-то из творчества Swans? Нет, не угадали. Я включаю трек Бена Фроста “We love you, Michael Gira”.

Выскажись!

CARCASS


!