Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Кино и театр // Три мушкетёра

Три мушкетёра

В ноябре, выдавшемся урожайным на громкие премьеры, киноманов ожидает ещё один сюрприз: 14 числа в прокате стартует новая экранизация всем известного и местами уже поприевшегося произведения Александра Дюма – «Три мушкетёра». 

0 фото к материалу Три мушкет ра1 фото к материалу Три мушкет ра2 фото к материалу Три мушкет ра3 фото к материалу Три мушкет ра4 фото к материалу Три мушкет ра5 фото к материалу Три мушкет ра6 фото к материалу Три мушкет ра7 фото к материалу Три мушкет ра8 фото к материалу Три мушкет ра9 фото к материалу Три мушкет ра10 фото к материалу Три мушкет ра11 фото к материалу Три мушкет ра12 фото к материалу Три мушкет ра13 фото к материалу Три мушкет ра14 фото к материалу Три мушкет ра15 фото к материалу Три мушкет ра16 фото к материалу Три мушкет ра17 фото к материалу Три мушкет ра18 фото к материалу Три мушкет ра19 фото к материалу Три мушкет ра20 фото к материалу Три мушкет ра21 фото к материалу Три мушкет ра22 фото к материалу Три мушкет ра23 фото к материалу Три мушкет ра24 фото к материалу Три мушкет ра25 фото к материалу Три мушкет ра26 фото к материалу Три мушкет ра27 фото к материалу Три мушкет ра28 фото к материалу Три мушкет ра29 фото к материалу Три мушкет ра30 фото к материалу Три мушкет ра31 фото к материалу Три мушкет ра32 фото к материалу Три мушкет ра33 фото к материалу Три мушкет ра34 фото к материалу Три мушкет ра35 фото к материалу Три мушкет ра36 фото к материалу Три мушкет ра37 фото к материалу Три мушкет ра38 фото к материалу Три мушкет ра39 фото к материалу Три мушкет ра40 фото к материалу Три мушкет ра41 фото к материалу Три мушкет ра42 фото к материалу Три мушкет ра

На этот раз своё прочтение романа и видение его основных образов публике представит Сергей Жигунов – актёр, режиссёр и продюсер, навсегда отпечатавшийся в зрительской памяти ролью продюсера и отца семейства Шаталина в сит-коме «Моя прекрасная няня». Ну и немножко «Гардемаринами».

Сразу хочется отметить: вопреки молниеносно рождающемуся на словосочетание «новая экранизация мушкетёров»  чувству протеста и непонимания – зачем переснимать то, что вроде бы уже итак снято неплохо? – данная картина имеет все шансы потеснить на насиженных пьедесталах почёта предыдущие экранизации как наших соотечественников, так и их забугорных коллег. Почему? Всё просто: как неоднократно подчеркнули за время пресс-конференции сами создатели картины – режиссёр Сергей Жигунов и актёры-исполнители главных ролей, - она, несмотря на весь антураж барочной эпохи, зрителю современна – идеями, поведением, ценностями, мыслями и, конечно же, чувствами её персонажей.

Сюжетная канва осталась такой же, как и в других интерпретациях, но, главное, такой же, как и в романе Дюма. Вот только акценты расставлены здесь совсем по-другому. Пусть для кого-то это покажется вопиющим нарушением, но женской аудитории и сентиментальной публике в целом они придутся весьма по душе.

Надо сказать, что Сергея Викторовича отнюдь не обошло стороной такое любимое занятие сценаристов, как «улучшение художественного произведения». Увлекшись им в полной мере, он, опираясь на собственные эмоции и представления о главных человеческих ценностях – любви и дружбе, - добавил туда несколько драматических эпизодов от себя. Из вредности не скажу, каких: кто не читал, всё равно не заметит, а кто читал – прекрасно догадается сам. В крайнем случае – и те и другие узнают о них в материале пресс-конференции. Что здесь действительно важно – благодаря действительно прекрасной, пусть и временами с утрированной театральной подачей, актёрской игре, эпизоды, привнесённые Жигуновым, крепко влились в картину и не вызвали никаких внутренних пререканий и ощущения дисгармонии у зрителя. Они придали этой заезженной истории о 3-х мушкетёрах такой эмоциональный накал, что наиболее чувствительная часть прессы пустила во время просмотра слезу. Даже не одну. В экранизации Сергея Жигунова произведение зажило и задышало новой жизнью.

Сразу же после пресс-показа, в 8-м зале киноцентра Октябрь состоялась пресс-конференция с создателями и актёрами фильма. На протяжении часа режиссёр и продюсер картины Сергей Жигунов, при поддержке актёров Мищеля Карье (д’Артаньян-отец), Риналя Мухаметова (д’Артаньян), Юрия Чурсина (Атос), Алексея Макарова (Портос) и Павла Баршака (Арамис), а также затерявшегося в начале конференции, но успешно найденного главного и единственного композитора картины – Алексея Шелыгина, красноречиво и с долей заносчивости максимально подробно ответил на все, даже самые каверзные и неприятные, вопросы журналистов.

Сокращения:

Ж: Сергей Жигунов

М: Алексей Макаров

Б: Павел Баршак

К: Мишель Карлье

Ч: Юрий Чурсин

Мух: Риналь Мухаметов

Ш: Алексей Шелыгин

- пресса


Ж: Ваши вопросы?

- …

М: Отлично, пойдёмте.

Ж: Макаров сейчас уйдёт. Решайтесь.

- «Мушкетёров» уже 1000 раз снимали по всему миру. И везде сохранялись одни и те же мушкетёрские лозунги. Не хотелось ли их поменять, переосмыслить в 21 веке, заменить привычные «всех за одного» на что-то другое? Тем более в вашей картине присутствовал антураж современности.

Ж: Если хочется поменять «один за всех», то и снимать надо «что-то другое». Такого желания не было, поэтому мы ничего не меняли. Было лишь желание ускорить, что мы и сделали, так как снимали картину для тех, кто на 100 процентов читал.

Я не знаю, где вы там современность нашли. В картине даже декорации были старше происходящего на несколько сот лет. Мы хотели снять историю о дружбе и о любви, про вечные ценности, которые не меняются со временем.

Б: Лозунги составляют суть романа, поэтому менять ничего не хотелось.

М: Если подстраиваться под современность, лозунг был бы «сам за себя».

- Как были выбраны актёры на роль героев, удалось ли им правильно интерпретировать свои роли? Почему в фильме не появились вы?

Ж: А что актёры? Они очень талантливые, так и были выбраны. Большинство из них были мне знакомы как коллеги по площадке, со многими я вместе снимался, поэтому уже знал, какой творческий потенциал за ними стоит.

Я не снялся сам, потому что мне некого было играть. Я мог сыграть папу д’Артаньяна, но, согласитесь, Мишель был лучше. Я его озвучил. Да, Мишель, ты знал? (Мишель сначала залип, но потом облегчённо выдохнул «Ес!»).

М: «Зачем всё это снимать?!» - первое, что пришло мне в голову до знакомства с Сергеем Викторовичем. Но потом я увидел человека, который, в первую очередь, хочет сделать хорошую историю, нужную для людей. И я стал сомневаться в себе, думать, почему же люди сразу начинают отторгать прекрасные и нужные для нашей жизни вещи? Я сказал себе, что работа будет сложной, так как это важно мне самому как молодому человеку, потому что здесь есть всё важное для смысла жизни – дружба и любовь.

- Поведайте о вашем общении с Михаилом Боярским и о том обещании, которое вы ему дали. Я ещё из того поколения, которое читало мушкетёров, и вижу в вашей экранизации попытки «улучшить» Дюма. Надо сказать, что вам это удалось: вы придумали сцены, которых не было в романе - встречу графа с графиней в их семейном замке, свидание королевы с мёртвым Бекингэмом…

Ж: Знаете, делать экранизацию буква в букву нельзя. Иначе возникает вопрос, а зачем я это смотрел, если всё уже читал? Это должно быть что-то, чего вы не ждёте, вызвать удивление у человека читавшего. То, что королева встретилась в Бекингэмом, совершенно ничего не изменило в написанном Дюма. Но зато изменило ваше восприятие. А сцена свидания Атоса и Миледи усилила эмоциональность. Это, конечно, отличалось от книги и предыдущей экранизации. Но для меня это другие герои и персонажи, которые живут своей яркой жизнью. Мне хотелось показать мир страстей, сделать картину максимально эмоциональной. Поэтому и ребята играли в довольно открытой манере. Честно, искренне. Это может быть странно, но я хотел ещё и ещё больше эмоций. Финальной сцены с д’Артаньяном и мушкетёрами у Дюма тоже нет – там просто все расходятся. Когда я писал сценарий, у меня претензий к Дюма появилось очень много. Этот человек легко жил и не считал свои произведения классикой. Оттого, возможно, в романе множество брошенных персонажей и героев с меняющимися характеристиками. Да и книга чётко разделяется на 2 половины: сначала коварный кардинал и неплохая Миледи, а потом кардинал всё добреет и добреет, а Миледи становится закоренелой злодейкой. Король с королевой вообще никакие. Это вызывает, мягко говоря, недоумение. Дюма всё это просто бросил, а я взял и дотащил эти линии до конца. Это дало артистам возможность чувствовать всё по-другому. Да, у Дюма королева не приезжает в лагерь, а у нас приезжает. Это позволило Маше Мироновой сыграть 2 или 3 прекрасных сцены, продемонстрировать уровень своего мастерства. А те, кто не читал, решат что так и было, потому что это похоже на Дюма. Это в его стиле. Свои обещания Боярскому я сдержал.

К: Я сделал уже 3 или 4 экранизации «Трёх Мушкетёров». Когда я ставил трюки и драки, то старался думать о положительных и отрицательных чертах персонажей. Мы с Сергеем много разговаривали о его представлении, как это должно быть. После этого я попытался придать каждому персонажу индивидуальности в его трюках.

- Вопрос к Мишелю: как выглядят гасконцы, вы же их видели?

К: Скажем так, Риналь вполне справился с возложенной на него ролью. Он в принципе похож на француза по своему темпераменту и некому безумию. Он свободен. Он привнёс что-то свежее в свой образ гасконца, дополнил его.

- Почему у д’Артаньяна только одна любовная линия, не развиты отношения с Миледи, почему не появилась служанка Кати как проходной элемент? Почему решили внести такие драматические моменты? Они достаточно сильно отличаются от действительности.

Ж: Я уже давно читал книги Дюма. Когда появился сценарий, любовная линия Миледи и д’Артаньяна в нём отсутствовала. Ведь д’Артаньяна и Миледи связывает довольно непростая история. Я это понял, когда писал сценарий с Андреем Житковым, который почему-то побоялся прийти. Одно дело написать на бумаге – совершенно другое это потом это сыграть. Мы сделали две пары лучших друзей: Арамис и Портос, Атос и д’Артаньян, при этом Атос до сих пор любит Миледи. А если б у д’Артаньяна что-то было б с Миледи, как он после этого смотрел бы в глаза Атосу, своему лучшему другу?

- А служанка Миледи?

Ж: С этим проще, по-вашему? Давайте честно – если б у д’Артаньяна был роман в такой короткий промежуток с кем-то ещё, вы бы поверили в его любовь к Констанции?

- Ну… это ж Франция тех времён…

Ж: Вы бы поверили?! Представьте, мы смотрим фильм, видим, что Констанция на протяжении него то на допросе, то в тюряге, то в монастыре, то ещё где... а д’Артаньян в это время перебегает из постели Миледи в комнату её служанки Кати и обратно.

- Вы избежали реализма

Ж: Я попытался пощадить зрителя, который сошёл бы с ума, если б это увидел. Констанция бросила мужа и, в конце концов, умерла из-за д’Артаньяна. И представьте теперь, что за всё это она была им жестоко обманута и не один раз. Вы это хотели увидеть? А потом мы бы говорили, что сняли картину о любви и дружбе. Риналь с Аней-то отказывался целоваться, не то что там ещё…

Ч: У нас есть телеверсия. Потому что весь роман не может уложиться в рамки одного фильма. Вы могли заметить, что картина имеет высокую скорость. Но ничего не поделаешь. Максимально провести одну сюжетную линию в таком пространственно-временном романе очень тяжело.

Ж: Существует более подробная 10-серийная телеверсия, больше отвечающая нуждам читавших. Какие-то вещи, проходные в экранизации, раскрываются в ней. Невозможно 900 страничную книгу втиснуть, сохранив всё, в одну картину. Она итак идёт 2 часа! И это длиннее, чем многим хотелось.

- Юрий, вы такой же пессимист как ваш герой?

Ч: Вы что, Атос очень весёлый парень, тонко всё замечающий. Просто мрачный, да и время тяжёлое. В романе даже есть такая его характеристика, что он иногда мог превращаться из тонко чувствующего существа в пошлое.

Ж: Мы не застаём его превращающимся, это Юркины отклонения. Просто я знал, что после этого он будет нравиться женщинам.

Ч: И нет, я не такой же. Я совершенно противоположный.

- Не возникало ли у вас желания проявить жёсткость и переозвучить исполнителей некоторых ролей, как это было принято в старых советских фильмах? А то в некоторых актёрских работах так и звучит фальш, прорезается наше отечественное, русское. Например, образ короля очень странно интерпретирован. Если проводить параллель с фильмом, снятым 35 лет назад…

Ж: А зачем её проводить?

Ч: Вы считаете, манера исполнения в том фильме не была современной советскому времени?

Ж: Как Лёшка разговаривает в фильме, так он разговаривает и в жизни. Ничего в речевых манерах актёров не поменялось. После знакомства с картиной Хилькевича нашу очень сложно смотреть и возникает масса вопросов. Но в той картине говорили как в 78-м году в Одессе. А если говорить о Табакове в роли короля… и кого он там играет? Филипп-то хотя б короля. И блестяще играет, очень тонко показывая человека с абсолютной властью, человека из поколения, которому генетически позволено всё.

- Он похож на криминального авторитета, вам не показалось?

Ж: А когда-то давно короли и были криминальными авторитетами. Иначе бы они не смогли возглавить социально активные группы. Это были лидеры, самые активные люди. Так они и взялись, не аист их принёс.

- Почему д’Артаньян в вашей экранизации выполняет странные акробатические номера во время драк?

Ч: Да захотели вставить элементы из «Нападения на 13 участок».

Ж: Это сделано по моей просьбе. Я всегда очень хотел сделать сальто в кино, поэтому Мишель прислушался и сделал такую штуку. В конце концов, ну прыгнул парень и сделал сальто назад с бортика, ну и что?

- Это была такая манера драться?

Ж: Если вы думаете, что кому-то известна та манера драться – вы ошибаетесь. В экранизациях мы создаём собственное пространство и виденье. Вопрос лишь в том, насколько это убедительно. Мы пытаемся не выходить за очевидные рамки, но мы все равно делаем всё ради эмоции.

- По-вашему есть ли в экранизации параллели с фильмом 78-го года?

Ж: Сознательно мы не хотели отличаться. Есть, нет… мы экранизировали книгу и Хилькевич не интересовал нас ни в коей мере. Я вообще эту картину показывал бы своим актёрам в последнюю очередь. Риналь, по-моему, даже и не видел этого фильма.

Мух: Я смотрел только первую серию, но уже специально после съёмок, так как мне не хотелось чего-то повторять. Я знал, что будут сравнивать. Но в каждом человеке есть что-то своё. Я считаю, это правильно, делать что-то своё.

М: Параллели с картиной Хилькевича конечно возникают, но, как мне кажется, проводить их не уместно. Это как сравнивать покер и футбол. Фильм 1978 года большой 4-х серийный киномюзикл, музыкальное произведение. Но это, конечно, не отменяет гениальных работ наших артистов. У нас же картина снята в другой стилистике. Это разные весовые категории.

- Вопрос к Алексею Шелыгину. Очень понравилась музыка. Откуда вы черпали вдохновение?

Ш: Вдохновение черпал из внутренних ресурсов. Откуда музыка? Из головы, просто она стилистически повёрнута к музыке того времени. Это музыка барочной эпохи. Когда Сергей спросил меня, как я отношусь к Лондонскому симфоническому оркестру, я подумал, что он издевается и напрасно сразу не поверил. Это был грандиозный для меня опыт, я первый раз записывался с симфоническим оркестром, да ещё и из 5-ки лучших. В музыке к фильму нет цитат, но ей сознательно придана стилистическая узнаваемость, потому что опора на что-то должна быть. Партитура вышла очень сложной. Это не мюзикл и не собирался им быть. Это просто музыка к фильму.

- Расскажите об интересных случаях на съёмках.

М: Меня лошадь понесла… Мой кобыл Инкос, литовский конь, был занят на момент съёмки сцены, поэтому мне дали особь женского пола, той же масти, но которая, как выяснилось, не могла существовать без стада. Как только я уселся, она понесла меня противоположную камере сторону. Я попытался задать ей нужное направление, но она увидела вдалеке стадо и, невзирая ни на что, со страшной скоростью поскакала к нему. Я вспомнил, что мама учила не поддаваться панике, поэтому ровненько и целеустремлённо скакал в сторону управляющей стадом женщины и кричал «Рута! Рута! Рута-аааа!». А парни, не знавшие, что происходит, махали мне и говорили «хорошо идёт, красавец!». Наконец, лошадь ткнулась в Руту. Я слез седой.

Ч: Поначалу всех потряхивало. Круче скакал только Риналь. А однажды Алексей вдруг идеально поскакал. Только глаза выдавали.

Ж: В Чехии пошёл нормальный такой снег. А снимаем мы начало картины. Остальное лето мы уже отсняли. А тут снег. И мы ушли в интерьеры. Представьте – перенос выхода картины на год из-за недоснятых 2 сцен! Но только мы ушли – всё растаяло. Я слегка поседел от подобного.

- А почему не во Франции снимали?

- Во Франции никто не снимает. Дорого. Разрешение надо заранее получать. Ладе BBCпараллельно с нами снимали 3-х серийный сериал про мушкетёров там же, в Чехии.

- Что нужно сказать в фильме, что б его полюбили навсегда. Что б эта картина помогала тебе в любой период твоей жизни? На подобии западающих в душу фраз из предыдущих экранизаций.

Ж: Я не очень понял, что вы хотели спросить и сказать. Пытаться работать в той же стилистике, что и у предыдущих картин, невозможно, всегда будет соперничество. А когда мы делаем для ТВ – у нас нет конкурентов. Мы уже давно выдавили на внутреннем рынке иностранцев. Но выпуская экранизацию, мы выходим в столкновение со всей киноиндустрией. Вот вы же (журналист задавший вопрос женщина преклонного возраста – прим. ред.) не ходите в кино, а ходит 18-24. Если б вы ходили, я б снял другую картину, где б говорили подобные куртуазные фразы. Наш монтажник ходил за мной 6 месяцев и повторял одну и ту же шутку: пионер Иванов забыл взять попкорн и в итоге не понял, о чём был фильм. К концу съёмок до меня дошло, к чему он меня толкал всё это время - фильм получался сложным для массового зрителя.

Я большой специалист в этой области. Самое страшное, что могло быть, это то, что последние 10 лет провалились все отечественные исторические картины. Провалилось, потому что было похоже на книжку, снятую с библиотечной полки, где говорят библиотечным языком. У нас есть прекрасная историческая школа. Но так снимать и говорить уже нельзя. Это никто не будет смотреть. Это должно быть как бы там, но сегодня. Невозможно идентифицировать себя с персонажем, если он разговаривает книжно-театральным языком. Стилистика кинематографа стала другой. Мы встречались с Боярским на передаче и там была смешная нарезка: нам показали подборку д’Артаньянов из французского фильма 1961 года, голливудского, хилькевича и нашего. Было видно, как меняется стилистика. И Риналь у меня вызвал больше удовольствия, потому что он был живой. Это раньше нас учили любить картинки, похожие на средневековые гравюрки, и этой похожести было достаточно, что б вызвать у зрителя удовольствие. А теперь недостаточно. Как могут совпасть мысли? У Дюма в книжке умирает якобы любовь всей жизни д’Артаньяна, а все просто разошлись в конце, без диалогов, как ни в чём не бывало. А я думаю, как он дальше будет жить? Монтажёр Николя не смог приехать к сожалению. Он мне сказал, что это очень русский подход, потому что жить надо дальше. Да умерла женщина, ну и что? Ну и что меня не устраивает. Я старался сделать эмоциональную картину. Если все герои будут просто напудренные и напомаженные изваяния – это никто не будет смотреть.

- Вы начинали снимать свой фильм 2 года назад, как и Бондарчук «Сталинград». Он решил снимать 3D, IMAXи прочее. Ваша картина как раз просится в эти новые технологии. После просмотра её в обычном формате, у меня возникло ощущение старомодности стиля и интонации.

Ж: А она у нас есть в 3D версии, мы просто не стали вам показывать. Например, там есть классный момент, когда д’Артаньян поворачивается, перья с его шляпы словно касаются лица. В общем, момент погружения в это шоу высокий. Правда, говорят герои правильным языком. Мы за этим очень следили. Хотя Паша и пытался что-то там…

Б: Но безуспешно.

Ж: Но безуспешно. Но в целом картина для сегодняшней аудитории и она под наше время. Например, у Дюма д’Артаньян только на 32-й день пребывания в Париже встретил Констанцию, после чего ещё какое-то время думал, нравится ли ему эта женщина. А у нас вот всё сразу, как видите. Так же мы сидели над картой Европы и высчитывали, за сколько д‘Артаньяну реально доехать из Англии во Францию. Плюс наши герои не кланяются, как тогда было принято. Я только в середине съёмок это заметил и вздрогнул. В итоге они кланяются только королю и кардиналу, ну и в конце немножко де Тревилю. Это и есть та грань между написанным и адекватностью современности, потому что когда все наши представления «как жили» реализованы на экране – начинается нафталин. При выборе артистов я ставил себе лишь одну задачу – выбрать самых красивых парней. И я её выполнил. Теперь ожидаю широкого всплеска женской любви в нашей стране.  

Завершилась пресс-конференция демонстрацией принесённого Сергеем Жигуновым фрагмента передачи «В наше время» с монологом отца д’Артаньяна в исполнении Михаила Боярского.


Выскажись!

CARCASS


!