Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Кино и театр // Ударение на последний слог

Ударение на последний слог

Они иногда возвращаются. Не так давно "Каравелла DDC" в рамках проекта "Проверено временем" выпустила в повторный прокат "Криминальное чтиво" и "Эдварда Руки-ножницы". 20 мая в Сахаровском центре Театр.DOC и Центр драматургии и режиссуры вновь показали немного подзабытый хит сезона 2007 года Елены Невежиной – "Трусы" минского драматурга Павла Пряжко. Ударение в названии – на последний слог.

0 фото к материалу Ударение на последний слог1 фото к материалу Ударение на последний слог2 фото к материалу Ударение на последний слог3 фото к материалу Ударение на последний слог4 фото к материалу Ударение на последний слог5 фото к материалу Ударение на последний слог6 фото к материалу Ударение на последний слог7 фото к материалу Ударение на последний слог8 фото к материалу Ударение на последний слог9 фото к материалу Ударение на последний слог10 фото к материалу Ударение на последний слог11 фото к материалу Ударение на последний слог12 фото к материалу Ударение на последний слог13 фото к материалу Ударение на последний слог14 фото к материалу Ударение на последний слог15 фото к материалу Ударение на последний слог16 фото к материалу Ударение на последний слог17 фото к материалу Ударение на последний слог18 фото к материалу Ударение на последний слог19 фото к материалу Ударение на последний слог20 фото к материалу Ударение на последний слог21 фото к материалу Ударение на последний слог22 фото к материалу Ударение на последний слог23 фото к материалу Ударение на последний слог24 фото к материалу Ударение на последний слог25 фото к материалу Ударение на последний слог26 фото к материалу Ударение на последний слог27 фото к материалу Ударение на последний слог28 фото к материалу Ударение на последний слог

"Новую драму" вообще сложно пересказывать – остроумные сюжеты блекнут, глубина высказывания мельчает, смыслы ускользают, как мокрое мыло. Девушка-сирота Нина (прекрасная Арина Маракулина) любит, как вы уже понимаете, трусы – красные, синие, дешевые, дорогие, и только с ними дружит. Серая обывательская масса ее не понимает и злобствует, ворует ее сокровища и даже пытается сжечь девушку на костре, но, в конце концов, вроде прощает. А может и не прощает.

Первое, что привлекает внимание – с каким видимым удовольствием интеллигентные актеры изображают типажи "низовой", маргинальной России, а интеллигентная публика в зале – им внимает. Надо сказать, что в пьесах Павла Пряжко обсценная лексика передает довольно широкий спектр эмоций – как и в жизни, собственно. С пьесами "новодрамщиков" на сцену прорвался "язык улиц", и это совсем не недостаток, а едва ли не главное завоевание. Хотя бы потому, что наша речь говорит о нас гораздо больше, чем кажется. Не зря, допустим в постапокалиптическом Средневековье "Кысь" Татьяны Толстой люди-мутанты, потомки москвичей, и говорят на русском языке-"мутанте". А из новояза в "1984" Джорджа Оруэлла, например, сознательно удаляются все потенциально "оппозиционные" слова – чтобы инакомыслие не возникало.

Трусы как фетиш – нелепость только на первый взгляд, и образ вообще очень точный и нашему времени адекватный. В современных реалиях сфера интимного, сокровенного заполняется черт пойми чем. Агрессивная пропаганда потребительского образа жизни в стране с неизжитыми комплексами советского прошлого породила специфичную эпоху Большого Гламура. "Скоро, скоро, очень скоро превратится всё в трусы" – пророчат сами фетиши, сохнущие на веревке. А вот что предвещает прекрасные музыканты из того же Минска, группа Кассиопея: "Людям, людишкам, детям человечьим / Грозит вымиранье, забвенье грядет. / Гоблинам, гремлинам, гномам и оркам / Вечная слава и вечный почёт!"

Наверное, не случайно, осмысление превратностей капитализма на просторах постсоветского пространства очень продуктивно происходит в Белоруссии, как закономерна, например, "новая румынская волна" – масштабная рефлексия советского наследия (на что мы так и не решились – кто не согласен, съездите на станцию метро Курская-кольцевая и посмотрите на стеночку). Маленькие страны просто переживают эти процессы острее. Румыния – едва ли не единственная страна соцлагеря, где не было десталинизации. а вместо "бархатной революции" в 1989 году случилось кровавое побоище. Современная Республика Беларусь – в сущности, та же Россия, только масштабом поменьше и совсем без нефти.

Сам драматург с помощью "Трусов" предлагает "спустя годы посмеяться над тем, что так напрягало когда-то, то что казалось катастрофой", а затем, забыть. И если с первым пунктом программы у пьесы все хорошо, то вот со вторым как-то не очень. Как недавно отметил философ Михаил Ямпольский, отечественная реальность перестала генерировать новизну.  Пока все также тускло, неуютно, и очень хочется ерничать, чтобы не было так жутко. Шутки шутками, но нельзя не заметить, что в пьесах "рассерженного" белоруса на самом-то деле все очень серьезно. За стебным постмодерном бьется живое сердце. Девушка Нина, нелепая и по-крапивински трогательная, идет на костер за свои идеалы. Да, за трусы, глупые и идиотские, но ведь за идеалы, и идет-то ведь на костер.

Выскажись!



!