Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Архитектура // Вологда. Фрагменты истории

Вологда. Фрагменты истории

Лето-2008. Вологда. День музеев.

Вологда.
Фрагменты истории


Статья написана в 2007 году
Не помните, кто сказал: поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан? Точно! – Некрасов. К чему это я заговорила высоким слогом? А как же иначе с думой о городе, в котором живешь, и которому исполняется вот уже 860 лет!
Меня всегда интересовал вопрос: как определяется возраст древних городов? На основании дошедших из глубины веков манускриптов или других каких-то извлеченных археологами свидетельств? А если их нет? А что, если нетвердая рука древнего писчего ошиблась и не там поставила закорючку, превратив цифру 1 в 4, существенно изменим тем самым дату основания города? Словом, много клубилось в голове вопросов, распутать которые без помощи книг и историков невозможно. И тогда я обратилась к декану исторического факультета ВГПУ, профессору Саблину. Василий Анатольевич подсказал мне не только литературные источники достоверной информации по истории Вологды, но также имена людей, чьи монографии дают максимально полное представление о нашем городе, а стало быть, и ответы на многие вопросы. «Вологда в минувшем тысячелетии» - так называется шикарный фолиант, созданный коллективом вологодских исследователей, в котором я обнаружила ответы про Вологду: как, где и почему. С представителями авторского коллектива, работавшего над выпусками этого книжного издания, я тут же поспешила познакомиться. И вскоре поняла, как мне повезло.
Лето-2008. Вологда. День музеев.

1. Мы все - пришельцы
Александр Валерьевич Суворов из общества вологодских историков «Древности Севера» (примечательное совпадение, не так ли – Александр Суворов и древности Севера?) соавтор «Вологды в минувшем тысячелетии». Благодаря ему, став счастливой обладательницей этой книги, я погрузилась в нее с головой. И не плагиата ради, а достоверности для, с нескрываемым удовольствием далее позволю себе выдержки из «Вологды в минувшем тысячелетии».
Так вот, задаваясь дилетанским вопросом о дате основания города, я не догадывалась, что никто в точности не знает день, год, и даже век, когда появился наш город. Почему же мы празднуем 860-ю годовщину основания Вологды, а не 900-ю, к примеру? Из глубин веков, а именно с середины XVII века, дошла до нас «Повесть о чудесах» Герасима Вологодского. В этом уникальном письменном упоминании о городе говорится, что именно в 1147 году («в лето 6655 года») пришел на Вологду из Киева монах Герасим и основал на Кайсарове ручье Троицкий монастырь. Но там говорится так же, что обитель была поставлена не на безлюдном месте, хотя полной уверенности в этом у современных историков нет.
И что означает «Вологда» - до сих пор неизвестно. Из двух версий о названии лично мне по сердцу версия филолога Ю. И. Чайкиной. Якобы, «Вологда» происходит от древневепсского слова «vouged», «valgeda» - «белый». Река, расположенная за волоками (отсюда и вторая версия) и давшая впоследствии название городу, будто бы в древности получила имя Белая (Вологда), поскольку являлась не только «водоемом с прозрачной водой», но и водным путем по Сухоне к Белому морю.
Кстати, к вопросу о древневепсском и других языках древних жителей нынешней Вологодчины. Наивно полагать, что испокон века жили на просторах лесов, озер и полей только славянские племена. Вологодские земли изначально населял разноязы¬кий народ, что подтверждается в «Повести временных лет». Вот как в книге «Вологда в минувшем тысячелетии» пишут наши историки: «Для Вологодчины типичны предания о чуди как первопоселенцах какой-либо местности; о военном противоборстве «наших» с воин-ственной чудью; об исчезновении, уходе и даже самопогребении не желающей принять христианство чуди. Сохранение огромного количества нерусских топографических названий свидетельствует о длительном периоде сосуществования аборигенов и пришельцев». Так что, потомки осевших в крае «белой реки» христиан, все мы - пришельцы.

2. Как Европа окно в Русский Север прорубала
Впервые территория Русского Севера появилась на карте венецианца Фра-Мавро в 1459 году. Правда, итальянский негоциант ошибочно принял Северную Двину с притоками за три впадающих в Белое море речные системы, а местность восточнее каждой из них - «Пермией». Довольно точные карты, составлявшиеся уже с помощью измерительных инструментов, появились в XYI веке. Интересен такой факт: в 1705 году посол во Франции (бывший двинский воевода) А. А. Матвеев передал знаменитому картографу французу Гийому Делилю несколько карт русских земель. Был там и весьма подробный «чертеж» Двинских земель с нанесенными на нем 122 населенными пунктами в 21 волости Русского Севера. В 1706 году Гийом Делиль, используя в том числе карту бассейна Северной Двины и Вологодских земель, выпустил свою карту России. Но географически более совершенен «Атлас мира» голландца Герарда Меркатора (1512—1594), почитавшегося современниками вторым после Птолемея великим картографом. На одной из страниц атласа можно видеть раскрашенную карту «Тартарии», на которой проступают весьма точные контуры речной сети Вологодчины: на реке Сухоне шесть поселений - Устюг, Стрельна, Брусенец, Тотьма, Шуйское, Вологда. Почему же Вологодчина была столь привлекательной для европейцев XVI века?
Тому предшествовало освоение края переселенцами из давно обжитых мест. Нет, не туманы и не запахи тайги влекли потоки расчетливых и отважных колонистов. «Добыча драгоценного вывозимого за границу меха пушного зверя манила славян-переселенцев». Бобр, белка, куница, выдра — европейская слава русских мехов. И у нас в X—XIII веках этот фактор сыграл свою роль при заселении будущих вологодских земель и возникновении Вологды. К сожалению, до наших дней не дошли свидетельства об истинных мотивах, об обыденной жизни наших пращуров. Сохранившиеся летописи донесли до нас лишь фрагменты по¬литических событий и связанные с ними легенды. Вот одна из них.

3. Люди в белых одеждах
Едва появившись, Вологда стала одним из объектов дележа Великого Новгорода и великих князей тверского и московского. Город переходил из рук в руки, много раз был разграблен, горел и отстраивался заново. С одним из этих страшных событий исследователи связывают происхождение «самой вологодской» легенды, живущей в народе более 400 лет. Наиболее ранний ее пересказ содержится в древнем Житии Димит-рия Прилуцкого, составленном в конце XV века. И даже если вам знакома эта история о белоризцах (людях в белых «ризах» - одеждах), предлагаем вам ее еще раз. Чтобы она передавалась и дальше из уст в уста, от нас нашим детям, от них - нашим внукам и правнукам.
«Однажды в зимнее время неожиданно подошло к Вологде большое войско и к ночи окружило крепость. Вел войско князь Дмитрий Шемяка. В городе не оказалось ни воевод, ни воинов. Стены города были слабы, мало было людей для обороны от врага. Горожане в страхе ожидали наступления утра. Трое жителей города этой ночью видели одинаковый сон — будто осветился весь город, когда подошел к нему святой покровитель Вологды Димитрий Прилуцкий. От «убогого дома» (места захоронения неизвестных и погибших насильственной смертью) подошли к нему два белоризца — человека в белых светящихся одеждах. Димитрий и белоризцы помолились о спасении города от гибели и стали укреплять бревнами все четыре городские стены. Когда работа была закончена, белоризцы стали невидимы. Утром с Божьей помощью горожане отбили нападение неприятеля, бросая со стен камни. Войско много дней ходило вокруг Вологды, но не нападало больше и затем отошло к Галичу, где многие воины его погибли. Так Бог наказал их за неправую войну на русской христианской земле».
Что же до реального нападения Шемяки на Вологду в XV веке в период великой смуты, следует отметить: легенда о белоризцах – это лишь фрагмент конкретного штурма Вологды, сюжета затяжной, длившейся целую чет¬верть века междоусобной войны. Город выстоял лишь в народной памяти, а исторических подтверждений победы вологжан над Дмитрием Шемякой не имеется.

4. Пушкинский след
Многим известно, что основой для написания Пушкиным «Бориса Годунова» послужил сюжет отечественной истории, описанный Карамзиным. Но далеко не все знают (похоже, и сам великий поэт этого не знал), что помимо Гаврилы и Афанасия Михайловича Пушкиных, имена которых Александр Сергеевич вводит в свою бессмертную трагедию, были еще два его предка, сыгравшие важную роль в смутное время царей-самозванцев. Речь идет о двух вологодских воеводах: Никите Михайловиче и Григории Григорьевиче Пушкиных (3. С. Кочина «Вологодские воеводы. XVII век»).
«В июне 1608 года войска Лжедмитрия II подходили к Москве, царю Василию Шуйскому нужны были ратные люди и деньги для содержания войска. Одним из неприятных последствий возможного похода Лжедмитрия II к Ярославлю, было то, что там содержались в заложниках поляки. Царь Василий Шуйский решил наиболее знатных поляков - Марину Мнишек, ее отца и часть из их свиты - отпустить на родину, а других отправить в дальние города: Вологду, Устюжну, Белоозеро. Воевода Пушкин не хотел принимать их: «И без Литвы здесь хватало забот, привезли нам разврат и ересь». В начале ноября 1608 года отряды Лжедмитрия II были уже в Ярославле, и город покорился самозванцу. Путь на Вологду был открыт. Первые отряды сторонников Лжедмитрия II, шедшие к Вологде, были разбиты. Сторонники Лжедмитрия II, бывшие в Ярославле, стали угрожать вологжанам жестокой расправой, если Вологда не сдастся. Воевода Пушкин и дьяк Воронов пытались оборонять город, но народ боялся жестокой расправы от сторонников Лжедмитрия II и занял выжидательную позицию, тем более, что Лжедмитрий II обещал льготы жителям. Воевода Пушкин и дьяк Воронов были заключены в темницу. В конце ноября в Вологду от Лжедмитрия II, прибыли новый воевода и сборщики податей с грамотой от самозванца, где перечислены названия и количество съестных припасов, которые должны собрать и прислать вологодские посадские люди в полки Лжедмитрия II для его ратных людей. Вологжане поняли, что их обманули, и новый царь не такой добрый и ждать льгот от него бесполезно. Они выпустили из темницы воеводу Пушкина и решили прогнать сторонников Лжедмитрия II из города. 29 ноября 1608 года вологжане перешли на сторону Шуйского, а нового воеводу Федора Нащокина и поляков посадили в тюрьму».
… «Воевода Никита Пушкин шлет письма в Тотьму, Устюг, Сольвычегодск, призывает объединиться на борьбу с Лжедмитрием II, просит прислать ратных людей и «оружье» в Вологду. Царь Василий Шуйский, узнав о победе вологжан над сторонниками Лжедмитрия II, благодарит вологодского воеводу Пушкина за письма в северные города с призывом объединиться для борьбы с мятежниками. Вологда становится местом сбора ратных людей из северных и сибирских городов, идущих на помощь Василию Шуйскому»...
Григорий Григорьевич Пушкин (Сулемша) был воеводой в Вологде в 1612-1614 гг. Участник разгрома отрядов Болотникова под Тулой в 1607 году, он защищает Москву в 1608 году от отрядов Лжедмитрия II, то есть тогда, когда его родственник Пушкин Никита Михайлович обороняет Вологду от отрядов самозванца и формирует ополчение для защиты Москвы. Первое достоверное сведение о пребывании воеводы Григория Пушкина в Вологде относится к 31 декабря 1612 г. В мае 1614 года Белозерский воевода Чихачев пишет письмо Вологодским воеводам Темкину и Пушкину с просьбой об оказании Белозерску защиты от поляков. В 1616-1618 годах Григорий Григорьевич Пушкин упоминается уже как воевода в Ярославле.

5. Край отреченно-заточенных
На Русском Севере есть много мест, куда испокон века власть отсылала ей неугодных в ссылку. Вологде повезло на великие фамилии, пожалуй, больше всех. Ведь помимо прочих ссыльных «изгоев» - претендентов на трон или людей с революционными идеями, - в Вологде «наследили» отнюдь не последние люди в отечественной истории. Так, перелистывая столетия, мы обнаруживаем, что в разные периоды времени вологодскими воеводами, помимо Пушкиных, были такие представители прославленных фамилий, как: принадлежавший к старинному княжескому роду князь Одоевский Иван Иванович (Меньшой) и князь Вадбольский Семен Васильевич. Вероятнее всего, среди нас живут потомки вологодских воевод «голубых кровей», сами о своем происхождении не ведая.
Что же до широкой известности Вологды в качестве места политической ссылки, то здесь мы должны благодарить Государь всея Руси Ивана III. Среди вологодских затворников были: тверской князь Михаил Холмский, попавший в плен при взятии Твери; царевич Айдар (сын основателя Крымского ханства Гаджи-Гирея); после взятия Казани – казанский «царь» хан Али (Алегам). Он (Иван III) даже своих родственников не пощадил в боязни притязаний на великокняжескую власть. Своих племянников, сыновей угличского князя Андрея Большого, Ивана и Дмитрия 12-ти и 13-ти лет от роду Иван III повелел заточить куда-нибудь подальше от Москвы. До самой их смерти Иван и Дмитрий находились в вологодской темнице, за что приобрели славу смиренных затворников-мучеников и почитаются теперь как святые.
Сделаем прыжок во времени и обнаружим, что своему названию «Северные Афины» Вологда обязана ссыльным литераторам, политикам, ученым, в конце XIX - начале XX веков создавшим в городе довольно высокий уровень интеллектуальной жизни. Достаточно назвать такие фамилии отбывавших в Вологде ссылку, как: Н.А. Бердяев, А.М. Ремизов, А.А. Богданов-Малиновский, Б.В. Савинков, П.Е. Щеголев, В.В. Воровский, А.В. Луначарский, М.И. Ульянова, И.В. Сталин, А.Я. Аросев, В.М. Молотов, О.А. Варенцова…
Не благодаря ли из глубин веков пришедшей и долго существовавшей традиции ссылок Вологда стала культурной столицей края?

Елена Москалёва

Выскажись!

FOLK SUMMER FEST 2017 (KORPIKLAANI, TYR, АРКОНА И ДР.)CHELSEA GRIN


!