Хэштег: #ГБР
Ищите во всех сетях!

Группа Быстрого Реагирования // Музыка // Шумовой террор в Шоколадной фабрике

Шумовой террор в Шоколадной фабрике

Приезд в Москву отборной шведской зондеркоманды из почившего Cold Meat Industry, с его основателем Роджером Кармаником (Brighter Death Now) и другими карманными монстрами лейбла - Trepaneringsritualen, Raison D’Etre и, конечно, Deutsch Nepal, выводил на пик осенний концертный марафон, учинённый в обеих столицах Arcto promo. Арт-этаж ’Шоколадной фабрики’ 15 ноября принимал матёрых заморских гостей.

0 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике1 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике2 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике3 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике4 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике5 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике6 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике7 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике8 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике9 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике10 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике11 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике12 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике13 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике14 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике15 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике16 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике17 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике18 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике19 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике20 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике21 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике22 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике23 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике24 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике25 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике26 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике27 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике28 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике29 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике30 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике31 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике32 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике33 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике34 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике35 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике36 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике37 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике38 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике39 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике40 фото к материалу Шумовой террор в Шоколадной фабрике

Сначала, к разбухшей до двух сотен толпе, пропахнувшей извечными контркультурными задворками и перегаром, вышли флагманы авангардного (т.e. запаянного с индустриальным шумом и иной музыкальной шизофренией) дарк эмбиента - Deutsch Nepal. Последние альбомы Генерала Лины Бэби Долла (Питер Андерссон) -  автора и голоса проекта, представляли собой декламационную поэзию под рвущуюся сталь индустриального шума, вызвав неоднозначную реакцию. Таким и обернулось его представление - маленький мужчина со своим цербером с гитарой, отчаянно выражающийся на мужественном (вероятно, из-за шведского акцента) английском под устрашающую пульсацию неведомых индустриальных шевелений, эффект которых подчёркивал то величественный (в виде бушующих океанических волн), то просто зацикленный психоделический видеоряд.

Впечатавшись со взрывом в неподготовленную толпу, и выхватив в ответ бурю положительных эмоций, Лина поспешил удалиться, предоставив незапачканную ораторскую трибуну своему церберу, успевшего перевоплотиться в своё основное сценическое амплуа - Trepaneringsritualen. С его выходом сложились звёзды на небе, а черепа в ребристый узор (изображение с проектора) - прояснилась осмысленность в очередности выступлений: грусть ораторских чертыханий "Немецкого Непала" сменялась бескомпромиссностью и злобой здоровенного мужика по имени Томас Эклунд (Thomas Ekelund), обёрнутого жутковатой шапкой а-ля палач-головоруб. Его эстетика вообще была основательна: от горящих ароматических свечей и обильно смоченного кровью (бутафорской ли, настоящей - решать вам) лица (да ещё при корпспэйнте!), до оккультных видеоинсталляций с кинопохождениями Иисуса Христа. Прокламационный же подтекст выступления Trepaneringsritualen также не подвергался сомнению, наоборот, здесь он не был как-либо связан с рассуждающей поэтикой: жёсткий ритмичный пульс шёл в ногу с рыком из отчаянно повторяющихся тезисов. Впечатление всё это производило колоссальное, сильно приободрилась и публика, пусть сам по себе deathindustrial Томаса достаточно однообразен.

Ритуальные воззвания угомонились неспешным эмбиентом Raison D’être - фигуры знаковой и без этикетки лейбла Cold Meat. В отличие от получасовых грохотаний предыдущих выступающих, этому Питеру Андерссону (не тому) предоставили целый час для заливки пространства самобытным гулом, с характерным для Raison d’être симфоническим, колокольным и другим внешним звуковым присовокуплением. Нельзя сказать, что это пошло разогретой толпе на пользу: время уже закатилось за десять вечера, да и спирт действовал совсем не так эффективно - словом, подразумевалось последнее большое движение, финальное па. Густая заливка душным эмбиентом уже вскипячённого сознания - пришлась по вкусу только отдельным ценителям творчества Андерссона (или маленьким любителям извечно долбиться головой о стену), к слову, сделавшего всё то немногое, чтобы вызвать к себе  и трезвый интерес: то жеманно потягивал смычок, то стучал по тарелочкам, да и просто старался нагнетать тучи. Но ряды публики заметно поредели, ведь эти тучи вышли после состоявшегося кровавого ливня, оттого выступление самобытнейшего Raison D’être выглядело как затянувшаяся пауза перед главными лицами вечера, которые выкатились на сцену в триединстве Brighter Death Now, Trepaneringsritualen и Deutsch Nepal. Обсуждать же этот финальный аккорд, это полубалетное па, с классических сторонних позиций - решительно невозможно. Карманик запросил на своё действо участников первых двух действ: рядом с Эклундом учтиво стояла бутылочка ’Русского Стандарта", а когда только на сильно пьяного малыша Бэйби Долла, уже сделавшего этот вечер с DeutschNepal, набросили искрящую шипением бас-гитару -  уже началась работа на выносливость. И как только из колонок разнёсся увесистый накал высоких частот BDN - начали рваться провода, падать аппаратура, а сцену заполонили малолетние девчата и зелёные абсентовые карлики (см.видео). Это напоминало закуренную кухню, где  никто давно не стеснялся неровно ходить и подбирать останки пищи, разбросанной по полу (это про инструменты), где все давно свыклись с  жужжанием вечно работающего телевизора, с отключёнными на профилактику каналами (звук).

Роджер Карманик, выдыхая свои гиблые проповеди, до вальяжности умело околдовывал тот сгусток публики, что прибился к берегам сцены. Но это не выглядело кормёжкой подплывших рыб - это было потрошением всплывших. Самые стойкие (а значит и наиболее беспокойные) зрители, требовали провернуть с ними именно это - акт звукового террора (все смыслы ещё на Trepaneringsritualen унесли чайки). Очень уж соскучились по временам, когда концерты были агрессивнее, музыка бесструктурнее, а ’Дом’ без стульев. Ещё бы чуть-чуть - нашлось бы и на сцене место неудержимому акту физического насилия, но шведским дядям уже слишком много лет, чтобы даже хорошенько прощупывать глупеньких восторженных девчат у сцены. Хотя и эти получили сполна впечатлений в этот приятный салонный вечер.


Выскажись!




!