Анонсы Контакты Мы ВКонтакте Мы в Facebook Мы в Instagram Поиск по сайту

Алина Крочева: Без музыки я будто бы теряю ориентир

Дата:

Алина Крочева — молодая московская певица, определяющая свой стиль как «кинематографичная поп-музыка». Недавно артистка выпустила свой новый релиз — песню «Гололёд» написанную знаменитыми авторами Зацепиным и Дербеневым. Мы поговорили с Алиной о том, как она формирует свой репертуар, какую роль музыка и искусство играют в её жизни и что нужно делать, чтобы смотреться на сцене органично.

0 фото к материалу Алина Крочева  Без музыки я будто бы теряю ориентир1 фото к материалу Алина Крочева  Без музыки я будто бы теряю ориентир

Алина, добрый день. Твой стиль вызывает много любопытства. Расскажи о нём поподробнее. Как возник коллектив, материал, образ?

Вообще, я бы хотела, чтобы мой стиль назывался “добрая музыка”! На мой взгляд, это бы максимально отражало концепцию, а главное - передавало ощущения, которые возникают от прослушивания. Сегодня, в бесконечном делении на жанры и сортировке по плейлистам, люди стали забывать, что музыка - это физическое удовольствие! Что можно слушать совершенно разные песни от рэпа до джаза, отключая мозг и просто наслаждаясь тем, что откликается в душе и сердце. Для меня, например, это чаще всего мелодичные лиричные композиции, нежные, светлые и тёплые. Такие же я стараюсь делать и со своим коллективом, и мне бы не хотелось ограничивать нас ритмами, стилями или другими формальностями. Группа возникла как логическое продолжение моих музыкальных увлечений. Я много слушала джаз и когда стала собирать команду - получился традиционный бэнд с живым контрабасом, интимным саксофоном, с латинскими ритмами кахона, с очень интеллигентным и вкрадчивым роялем. Потом в репертуаре стали появляться авангардные твисты и потребовалась гитара, более яркие барабанные партии, а рояль заменили на родес. Получается, что состав и звучание диктует материал, а это просто та музыка, которая вдохновляет меня в данный момент. Какие-то песни я нахожу на старом виниле, но большая часть все-таки рождается в недрах группы, а еще есть песни, которые нам дарят слушатели, разделяющие мою страсть к шестидесятым, тоскующие по ушедшей эпохе. Оттепель была очень кинематографичным временем, и я не устаю черпать образы оттуда. Хотя мне меньше всего хочется заниматься пародией, копированием, и я стараюсь делать все-таки стилизацию. А между этими понятиями существует очень тонкая грань! Нужно постоянно удерживать баланс между ретро и современностью, ностальгией и свежей, стильной подачей без “совка” и нафталина. Во всем - от аранжировок до концертных образов.

С чего началось твое увлечение музыкой?

Пение для меня - это способ жизни. Звук всегда помогал справиться с эмоциями, соединиться с собой, пережить боль, даже самую простую физическую. А вообще, я петь начала, кажется, раньше, чем говорить, и знаю, что мои бабушки так отслеживали, когда меня пора кормить и хорошо ли я себя чувствую. Если все было нормально, то в доме звучали веселые динамичные песни, но если я была голодная, то затягивала заунывные романсы. Так что, как только репертуар поворачивал на лирику, бабушки понимали что пора идти готовить обед. Сегодня я конечно себя контролирую (улыбается). Но мне сложно выдержать и дня, не послушав любимые треки, не проведя наедине с музыкой хотя бы 20-30 минут. Это минимум, который я стараюсь позволять себе всегда - воткнуть наушники и просто побродить, пропустить сквозь себя мелодию, почувствовать вибрации, флюиды - для меня это время наедине с собой, способ прислушаться к своим истинным желаниям, настроению, самочувствию. Без этого я будто бы теряю ориентир.

Как ты формируешь свой репертуар? Инициатива исходит от тебя? Есть ли песни, которые так и остаются «на полках»?

Я очень рада любой инициативе, благодарна, когда мне предлагают песни или подсказывают, к какому репертуару присмотреться, но решение всегда остается за мной. Поскольку, если мне не нравится материал, то ничто не поможет, нужно, чтобы “пёрло”, нужно, чтобы был драйв! А это очень личная штука. Нужна большая мотивация, чтобы заставить себя вновь и вновь переживать эмоции (иногда не самые счастливые), пробуждать ощущения в теле (иногда не самые приятные), и, испытывая всё это, воспроизводить какой-то собственный звук, вложить собственную идею. Это, во-первых, сложное физическое действие, во-вторых, целый пласт эмоций, и в-третьих, это всё должно сложиться одновременно и на всех уровнях! Вот что такое песня в итоге. Но если все получилось, нужно обязательно сделать так, чтобы люди эту песню услышали.

Например, про мой последний релиз - винтажный твист «Гололёд», который вышел этой зимой, с самого начала было ясно, что “есть контакт” и что я сделаю все, чтобы он скорее вышел. А есть какие-то песни, которые мне были очень дороги, но раз за разом я понимала, что чуда не случается. Как правило, двух-трех концертов хватает, чтобы понять, живем мы с этой песней дальше или благодарим ее и прощаемся. Такие песни есть, но я очень рада, что их немного.

Что ты можешь ответить тем людям, которые считают джаз «непонятной музыкой»?

Да в общем-то я отвечу им «слушайте другое». Не вижу смысла заставлять себя страдать. Если вам не заходит, не нравится, может быть, сейчас, а может быть, навсегда — значит, не нужно. Это, в конце концов, не критично! Найдите другие жанры. Возможно, вы начнёте разбираться в чем-то совершенно другом. Я верю, что музыка это не про жанры, а про настроение. Есть музыка чтобы танцевать и музыка, чтобы плакать. Условно, конечно. Просто поймите, какая по настроению музыка вам нравится - веселая, грустная, лиричная, динамичная, меланхоличная или апокалипсическая (можно продолжать бесконечно). Потом попробуйте найти соответствующее настроение в других жанрах, и вы поймёте в конце концов, что главное в музыке это идея, это мысль, а вовсе не какие-то там технические параметры звучания или размеры. Главное - это ощущения, которые вы испытываете! Главное чтобы вам было хо-ро-шо.

Ты часто ходишь на джазовые концерты в качестве слушателя?

Да, я люблю ходить на концерты, потому что, как говорится, отдыхать не работать. Я стараюсь ловить себя на мысли, что сегодня я зритель и я пришла получать удовольствие! Я действительно люблю музыку и не хочу, несмотря на то, что это моя работа, от неё отказываться в каких то других проявлениях. Стараюсь расслабиться и взять то, что мне предлагается, пройти с артистом путь, который мне как слушателю уготован. И еще стараюсь не оценивать сразу, а пожить с этим впечатлением. Несколько дней спустя оно раскрывается в пол-ной мере.

Очень часто вокалистки испытывают сложности с тем, как вести себя на сцене. Есть ли у тебя какие-то личные правила в этом? Как найти баланс между стеснением и впадением в крайности?

Я думаю, главное это органичность. Не стоит делать то, что для вас неестественно. Невозможно же петь чужим голосом, да это и просто бессмысленно. Так же во всем остальном. Разве можно себе представить на сцене человека, который абсолютно не попадает в такт, в ритм и не чувствует музыки - это вряд ли. А вот другая крайность - заученные движения, поставленная хореография. Наверное, в каких-то форматах это уместно, но, я думаю, не в моем. Для меня концерты сейчас - это камерное общение со зрителем, интуитивные и даже сакральные движения, очень интимная обстановка. Любая фальшь и заученность может ее легко разрушить. Так что я предпочитаю прислушиваться к себе, к музыкантам и к залу и жить в той музыке, которая сейчас звучит. Все мои движения и действия исходят из нее. Отдельной строкой идут разговоры со зрителем, и здесь важно не перебарщивать, потому что есть артисты, которые больше говорят, чем поют. Конечно, рассказывать нужно и быть откровенным тоже, но, с другой стороны, нужно и интригу сохранять.

Что ты чувствуешь, когда выходишь на сцену, к зрителям? Какие эмоции испытываешь?

Конечно, волнуюсь, но это не волнение перед сценой, это другое. Каждое выступление, независимо от его формата или длительности, это путь, который я задумала пройти вместе со слушателем. Я выхожу что-то рассказать, чем-то поделиться. И конечно, невозможно абстрагироваться от собственных драм или радостей, жизненных обстоятельств. Поэтому песни на каждом концерте звучат по-разному, очень тонкие грани эмоций передаются. Перед выходом на сцену я очень волнуюсь за то, получится ли у меня именно сегодня провернуть задуманное. Поймут ли меня, станут ли слушать с интересом или просто из вежливости, смогу ли я увлечь слушателей в историю, которую собираюсь рассказать. Обычно это становится понятно после 3 песни. Если не вышло, то концерт будет тяжелым для меня и бестолковым для слушателей. Не допустить этого - мастерство артиста.

Расскажи про фестиваль «Усадьба Джаз». Зачем ты туда поехала? Были ли достигнуты цели, поставленные перед коллективом?

Будучи на протяжении нескольких лет клубной группой, пополнив свое портфолио сольными концертами на таких знаковых московских площадках как «Клуб Козлова», «Джем клуб Макаревича», клуб «Форте», клуб «Союз Композиторов», хотелось выйти на фестивали как на новую ступень развития группы. Тем более что, открою секрет, три года назад я уже подавала заявку на Усадьбу Джаз, но тогда мы не прошли даже отборочный тур. С тех пор был пройден большой путь, и конечно стало огромной удачей поучаствовать в фестивале, я благодарю организаторов за такую возможность и думаю, сотни молодых групп и исполнителей-участников Усадьбы Джаз Роза Хутор меня поддержат. Для меня поездка на фестиваль стала огромным опытом, не только музыкальным, но и жизненным. Конечно, это совершенно другой быт и взаимоотношения внутри коллектива, все проходят испытания близостью, новым городом, гастрольными условиями. Но мы справились.

Как ты вообще относишься к фестивалям? Становятся ли они архаизмом или же эта культура будет жива всегда?

Совершенно никакого архаизма! Фестивали - это вещь! Мне вообще кажется, что это очень стильное действо. Если событие грамотно сделано, если в лайнапе хорошее соотношение хедлайнеров и свежей крови, если присутствует качественный и разнообразный фудкорт, если есть адекватные условия пребывания и меры безопасности… Конечно, музыкантам комфортнее играть сольный концерт, чем вписываться в фестивальную чехарду, но это шаг в сторону слушателя и, к тому же, это площадка невероятных возможностей - сколько неожиданных коллабораций может произойти и происходит регулярно! Иногда даже вопреки. Например, Усадьба Джаз в Сочи - это фестиваль-конкурс, то есть в нем присутствует яркий соревновательный дух. И так вышло, что мы прилетели без саксофониста. Но фестиваль это такое дружественное поле, максимально творческая среда, что мы очень быстро нашли его прямо на площадке. В итоге на конкурсной программе с нами выступал саксофонист Алексей Сухов, который изначально приехал на Усадьбу с коллективом Massala Quartet.

Ты получала образование в Англии. Где и чему ты там училась, и как ты туда попала?

Я провела около 5 лет в Великобритании. Сперва училась в University of Saint Andrews, это в Шотландии. Это один из старейших университетов Соединенного Королевства, в последнее время он стал знаменит тем, что его закончили принц Уильям и Кейт Миддлтон. Герцогиня, кстати, как и я, училась на искусствоведческом факультете. Это очень крутое место, но мне там было скучно, потому что Saint Andrews это студенческий городок на берегу океана и инфраструктура там крайне скудная. А еще это родина гольфа, так что мне ничего не оставалось делать, как научиться в него играть. Выдержала я там год и перевелась в University College London, в привычную для меня среду обитания - в мегаполис. UCL мало известен в России, но это один из топовых вузов в мировых рейтингах. Его я и закончила. Потом училась в образовательных департаментах Sotheby’s и Christie’s, это аукционные дома. Знакомилась там с кураторством, изучала арт-менеджмент и право в сфере искусства. Это было уже в Нью-Йорке.

Поговорим об искусстве в целом. Какие персонажи на сцене, в литературе и на экране наиболее на тебя похожи?

Я очень вдохновляюсь Европой 20-го века, персонажами Хемингуэя и Фицджеральда. Целыми днями сидела бы в барах Парижа и путешествовала между Лазурным Берегом и Довилем, как герои книги «Ночь нежна». Вуди Аллен, в этом смысле, мой идеальный режиссер. Я бы осталась жить в его фильмах “Магия Лунного Света” и “Полночь в Париже”. От этой эстетики у меня замирает сердце, и я всерьез думаю о путешествиях во времени. Должно же это когда-то случиться?!

Какие качества, полученные от работы на музыкальном поприще, ты могла бы использовать в жизни, если бы вдруг бросила музыку?

На самом деле, музыка - такая же индустрия, как и любая другая. Без всякой романтики то, чем я занимаюсь, можно назвать малым бизнесом, стартапом, индивидуальным предприятием. У меня нет лейбла, я не принадлежу продюсерскому центру, я независимый артист. Приходится быть осьминогом, засовывать щупальцы во все стороны, разбираться во всех процессах и нюансах. Но у меня есть команда, собранная мной лично. Это и те, с кем мы работаем над песнями - музыканты, конечно, и авторы, и композиторы, мой вокальный педагог Елена Кузнецова, звукорежисер Мосфильма Андрей Левин, мастеринг инженер Диана Горовая, а еще люди, которые помогают сделать так, чтобы нашу музыку услышали! Я не люблю большие собрания, не считаю их эффективными, а люблю диалог. Так что с каждым человеком из моей команды я всегда на связи, мне важно понимать, куда и как мы идем сегодня. К вопросу о будущем, конечно, вряд ли я когда-то смогу заниматься физико-ядерными делами, но всё, что касается работы в сфере культуры и искусства, я планирую продолжать, потому что мне это интересно. А интерес - лучшая мотивация. Надеюсь, что мне никогда не придётся работать на скучной работе.