Анонсы Контакты Мы ВКонтакте Мы в Facebook Мы в Instagram Поиск по сайту

Андрей Еронин раскрыл «культурный код» своей музыки

Дата:

Сделан я в Советском Союзе, я рожден в СССР”, - пел Олег Газманов в небезызвестной композиции, ставшей поистине провидческой и народной. Несмотря на то, что долгое время на нашей эстраде был период отрицания советской идентичности, сейчас все больше артистов возвращаются к корням и используют ностальгические мотивы в своем творчестве. Участник ансамбля под руководством легендарного песняра Леонида Борткевича Андрей Еронин строит сольную карьеру, поставив во главу угла гармоничное сочетание ностальгических мотивов и отсылок к советской музыкальной культуре с современными трендами. О советском музыкальном воспитании, музыке на постсоветском пространстве, различных подходах к ее созданию в России, на Украине и в Белоруссии и о том, как быть «на волне», не теряя идентичность, Андрей Еронин рассказал в эксклюзивном интервью.

0 фото к материалу Андрей Еронин раскрыл  культурный код  своей музыки1 фото к материалу Андрей Еронин раскрыл  культурный код  своей музыки2 фото к материалу Андрей Еронин раскрыл  культурный код  своей музыки

Вы романтичный человек и, кажется, ностальгируете по временам СССР: определенные отсылки к этому прослеживаются в новых композициях. В частности, в вашем скором релизе «Хочу любви». Вам близок этот период?

Конечно же, близок. Мои детство и юность прошли в СССР и музыкальный вкус формировался тогда же. Да, сейчас я продолжаю черпать много нового, стараюсь следить за трендами в музыке. Это также влияет на мое творчество, однако основы музыкального воспитания были заложены в юности.

Отечественная и зарубежная музыка, звучавшая в те времена, оставила свой отпечаток на моем музыкальном мировоззрении. Я ностальгирую по временам СССР не только из-за культурной составляющей, но и из-за житейской: на мой взгляд, было много всего хорошего. Молодежь тогда умела мечтать, и все казалось таким многообещающим. Наверное, будучи юношей я не замечал каких-то недостатков государственного устройства. Мы также создавали музыку, учились, занимались спортом: все это поощрялось и поддерживалось государством. Поэтому я люблю поностальгировать. Хотя и в нынешнем времени много плюсов. Просто когда ты юн – вокруг вечная весна. Поэтому столько приятных впечатлений от советского времени. Ну а может я и правда большой романтик и склонен романтизировать все вокруг. Вдруг, через 20 лет я буду с таким же трепетом вспоминать нынешнее время.

Вы активно занимаетесь сольной карьерой, но ранее были частью ансамбля. Лучше ли Вы себя чувствуете, когда не зависите от решения коллектива?

Я и сейчас участник ансамбля под руководством легендарного песняра Леонида Борткевича. И вместе мы исполняем песни Владимира Мулявина, которые мне близки. Конечно, мы их немного меняем, преобразовываем, делаем современнее. И мне нравится работать в таком коллективе. Сейчас меня окружают отличные музыканты, прекрасные профессионалы. И сам Леонид

Борткевич – мой наставник, чье мнение я уважаю. Да, на первых порах, когда я только пришёл в коллектив, были трения: меня, как молодого вокалиста, матерые участники не воспринимали всерьез. Важную роль сыграло то, что я всегда воспринимал музыку «Песняров» как что-то родное и актуальное.

Что касается сольной карьеры, это тоже работа в команде - с музыкантами, аранжировщиками, продюсерами, маркетологами и другими коллегами. Бывает, что мнение члена команды идет вразрез с моим: тогда окончательное решение принимаю я, потому что мое творчество – моя ответственность. Мне нравится быть лидером, но я за демократический подход: у нас команда, и каждый заточен на результат, поэтому я учитываю все мнения.

Вы некоторое время жили в Германии и занимались там музыкой. Почему решили вернуться?

Уезжал я из Советского Союза, а вернулся в самостоятельную Республику Беларусь. Время было непростое. И можно было остаться: я в совершенстве овладел языком, у меня появились друзья. Но я поймал себя на мысли, что не совсем понимаю, как себя реализовать в Германии. К тому же, немецкий музыкальный рынок и его тенденции мне были не близки.

И, если честно, у меня были романтические отношения с немкой. Я понял, какие мы разные. В Германии много плюсов: немцы очень «правильные», щепетильные, строгие в каком-то плане, соблюдают закон. Это прекрасно, но русскому человеку там тяжело: у нас другой культурный код. Поэтому я решил вернуться на Родину, где мне все близко, понятно и любимо.

Какой язык кажется Вам самым музыкальным?

Конечно, французский! Шарль Азнавур, Патрисия Каас – прекрасны! Французские слова звучат томно, романтично, песни на французском вызывают трепет – такая уж особенность языка. Несмотря на то, что я французский не знаю, мне нравятся его интонации.

Вы выступаете в России, Белоруссии и Украине и, в частности, работаете с продюсерами, аранжировщиками и музыкантами из этих стран. Как вам кажется, есть ли разница между музыкальными индустриями в этих странах?

Да, есть отличия. И рынок разный. Конечно, есть сходства (ведь мы все славяне), и между этими странами нет такой пропасти как, например, между Беларусью и США. Даже при наличии Интернета, информационное пространство страны все равно другое. И все работает по-разному. Например, мне нравится, как в России пишут тексты, а на Украине – аранжировки, музыку. Россия и Украина ближе к Западу. В Беларуси, конечно, сложнее: тут по-другому потребляют музыку. Мне посчастливилось оказаться частью международной команды: над музыкой работают люди из трех стран.

Получается совершенно необычный продукт со своим шармом. А благодаря интернету, границы ничего не значат.

К примеру, сейчас я сотрудничаю с известным киевским продюсером, композитором и аранжировщиком Михаилом Некрасовым. Он работает в составе международной команды сонграйтеров, пишущих хиты для западных звезд. В числе его проектов - одна из самых известных и ротируемых на радио певиц Украины Злата Огневич, участвовавшая в конкурсе “Евровидение”-2013. Мы готовим несколько крепких хитов с западным звучанием, которые выйдут в ближайшее время. Так премьера песни “Хочу любви” - 1 апреля 2021 года.