Анонсы Контакты Мы ВКонтакте Мы в Facebook Мы в Instagram Поиск по сайту

Игорь Лазарев: Затяжной прыжок «Над облаками»

Дата: | Авторы:

С Игорем Лазаревым, основателем и лидером джаз-роковой группы «МимоНот», мы побеседовали в Вермеле, после его сольного выступления в рамках большого благотворительного концерта объединения «Терапевчие». Беседовал Алексей Воронин.

0 фото к материалу Игорь Лазарев  Затяжной прыжок  Над облаками 1 фото к материалу Игорь Лазарев  Затяжной прыжок  Над облаками 2 фото к материалу Игорь Лазарев  Затяжной прыжок  Над облаками

- Игорь, как ты относишься к анекдотам про музыкантов?

- Нормально. Даже хорошо.

- У тебя есть любимый анекдот?

- Два любимых.

- Расскажи, пожалуйста.

- Оба на тему, которая меня особенно заботит, – востребованность музыки и музыкантов. Встречаются два музыканта. Один другому говорит: «Братан, я купил твой последний альбом, такой шикарный - ваще!», а тот ему отвечает изумленно: «Так это был ты?!». Единственный проданный альбом был куплен собратом – музыкантом… (смеется)

- А второй любимый?

- Такая же ситуация – встречаются два музыканта. Один спрашивает: «Братан, я слышал, ты выпустил новый альбом? Продал что-нибудь?», другой отвечает: «Все продал… Машину, квартиру, дачу…»

- Все это было смешно, когда бы не было так грустно… Игорь, сегодня ты участвовал в концерте творческого объединения «Терапевчие». Выступал как автор-исполнитель. Как часто ты участвуешь в подобных благотворительных концертах?

- Реже, чем стоило бы - один раз в пару месяцев, примерно. 

- Как оцениваешь практику волонтерского пения перед больными, стариками, детьми?

- Я думаю, что это очень интересный опыт, нужный любому поющему. Это та публика, к которой имеет смысл идти только с открытым сердцем. И каждый такой концерт напоминает, что ещё вопрос, кому такие выступления важнее и полезнее - слушателям или тебе самому.

- Поговорим о самом сложном для музыканта: в какой стилистике работаешь ты и твой коллектив?

- Действительно сложно сказать. Язык, на котором все это создаётся, - родом из джазовой традиции, но то, что получается на выходе, джазом уже не является.

- Как так?

- Одним и тем же языком можно говорить разные вещи. На языке Пушкина можно читать рэп.

- И все-таки, какими словами ты определяешь стилистику, в которой работаешь? Хотя бы для самого себя…

- В группе мы решили, что нам удобно называть это джаз-роком. В нашей музыке действительно есть и рОковые, и джазовые влияния, но всё-таки и к традиционному джаз-року наша музыка тоже не вполне относится.

- В связи с чем?

- Классический джаз-рок семидесятых – это обилие духовых, сочленение меди – тромбонов, саксофонов, труб - и тяжелого, рОкового звука. Мы от этого сочетания далеки. У нас какой-то другой джаз-рок, из альтернативной вселенной.

- Помнишь, ты рассказывал о концерте одной мировой знаменитости, на котором ты побывал. Послушал, посмотрел и открыл для себя что-то важное…

— Это был Брайан Адамс (Bryan Adams). На его концерте я понял, что да – в сущности, он поет слащавые песенки, мед для ушей, и тем не менее – сейчас он на сцене, а я в зрительном зале. И можно сколь угодно снисходительно относиться к таким песням, но за этим стоит очень много работы артиста, вложенных сил. И еще я понял тогда, что учиться можно и нужно практически у всех. Даже если, как в этом случае, музыка тебе не близка. Более того – даже когда какой-то человек вообще пока что не артист, он обязательно что-то делает лучше, чем ты. Какую-то одну вещь, или две, или три. И этим вещам можно и нужно у него учиться. Даже у собственных учеников есть, чему учиться – например, у тех, кто пришел к тебе на мастер-класс.

- Брайан Адамс – мировая звезда. Ты веришь в то, что способен стать мировой звездой?

- Нет, конечно (смеется). Хотя раньше я сказал бы, что да. Но я взрослею.

- Сколько тебе лет?

- 36.

- А вот это «трезвомыслие» – твое «нет, конечно» - оно уместно? Может быть, наоборот надо повторять себе изо дня в день - стану мировой звездой!...

- Я повторял это себе 20 лет, и вроде бы ничего не изменилось (смеется). Может быть, пора перестать убеждать себя в этом? И тогда что-то на самом деле случится.

- Когда была создана твоя группа?

- В 2010 году, сразу после того, как я закончил джазовый колледж.

- Почему - «МимоНот»? Название для серьезного коллектива немного стрёмное…

- Недавно мы были в Сочи, играли на отборочном туре фестиваля «Усадьба Джаз», и этот вопрос был первым от жюри. Название группы почему-то было воспринято почти как оскорбление общественного вкуса. Но когда я его придумывал, оно просто казалось мне смешным. И еще было понимание, что я далеко не лучший вокалист на свете и нужно брать чем-то другим. В этом был вызов, и для самого себя в том числе.

— Это была первая группа, которую ты создал?

- Нет. Первую группу я создал еще в школе, она называлась «Iridium». Точнее, мы создали ее на пару с моим одноклассником. И, кстати говоря, один из последних концертов группа отыграла здесь, в Вермеле.

- Сохранились записи «Иридиума»?

- Да. В 2016 году мы отрыли в наших архивах студийный альбом «13°C», записанный еще в 2006 году, свели заново звук и выпустили. Этот альбом есть на ресурсе «Яндекс.Музыка», можно послушать.

- Ты поешь сейчас песни из этого альбома?

- Большей частью те песни ушли в небытие, но парочка всплывает на концертах, пою.

- Насколько важным ты считаешь качество пения?

- Петь пришлось научиться, потому что это очень важно. Когда в голове ты можешь прокрутить всю пластинку рок-оперы Иисус Христос Суперзвезда (Jesus Christ Superstar), есть с чем сравнить. И свои несчастные потуги петь начинают выглядеть жалкими, поэтому пришлось научиться.

- Что ж, у тебя получилось… Вернемся к твоей группе «МимоНот» - кто играет, на каких инструментах?

- Группа довольно часто меняла свой состав, как бывает со многими коллективами. Но сейчас он устоялся, и я надеюсь, больше меняться не будет. Мария Панкова играет на кларнете, Ростислав Воронин – ударник, Федор Фабер – бас, Анна Бёме – фортепиано, я пою и играю на гитаре. Вспомнился любопытный факт: у Ани дальневосточные корни, но фамилия немецкая - причём, в переводе означающая «богемский», то есть «чешский». Лучшее со всего евразийского континента!

- Игорь, несмотря на стилистические нюансы и отличия, ты родом из джаза. Но ведь чтобы состояться именно как джазовому музыканту, нужно вращаться в соответствующей среде, в этой тусовке. Какие у тебя планы на этот счет?

Любая околожанровая тусовка - «пуристская» (от слова pure, то есть «чистый» - прим. ред.). А наша музыка очень эклектична, в ней много и от фолка, и от западного классического рока, не обошлось и без русского рока, и даже авторской песни. Поэтому среди любых пуристов она вряд ли имеет шанс прижиться. И, соответственно, лучше обращаться не к какой угодно тусовке, а непосредственно к слушателю.

- Поговорим о краудфандинге. Речь ведь идет об издании второй части альбома «Над облаками»? Расскажи об этом проекте - где первая часть? Она уже вышла?

- Да, первая часть альбома уже вышла, она представлена на всех цифровых площадках – Вконтакте, Яндекс.Музыка, Yotube, iTunes и других. Вместе со второй половиной выйдет диск, на котором будут обе части.

- Что особенного в этом альбоме?

- «Над облаками» - альбом, который мы постарались сделать бескомпромиссно. Во-первых, он записывался на профессиональной студии, где в своё время работали любимые мной в русской музыке исполнители и коллективы – «Несчастный Случай», Ирина Богушевская, было создано много российских джазовых альбомов. Таким образом, этот альбом - амбициозная попытка встать в один ряд с такого уровня исполнителями - как минимум, по качеству записи. Альбом записывался полностью вживую, как старинные роковые пластинки и как до сих пор принято в джазе. Приходит группа и играет, и все записанное с минимальными правками попадает на альбом. Это тоже была наша давняя мечта.

- О чем альбом «Над облаками»? Если говорить не о музыкальной форме, а о сути…

- О взрослении, об осознании, об утратах – о чем-то таком, жизненно важном и глубоком. На альбоме, безусловно, есть и оптимистические темы, но предпринята попытка говорить без обиняков. Не отфильтровывать что-то искусственно, оставляя в текстах и песнях одни только чистые свет и радость, а писать обо всем. Не быть ходячим праздником, попытаться оставаться живым человеком…

- Басковым быть не хочешь…

- Не-е-ет (смеется). Думаю, в этом и есть взросление – честно признать, что ты живешь на Земле, сделан из крови и плоти, из мяса и костей. И у тебя есть проблемы, горести, которые не минуют никого. И писать об этом песни. Таких песен примерно половина на этом диске, чего раньше не было. Раньше все было слишком хорошо (смеется).

- Задам жесткий вопрос – у тебя есть аудитория?

- Небольшая – да, есть. Люди приходят к нам на концерты. Может пока не в тех количествах и не так часто, как нам хотелось бы, но проблемы пустого зала у нас нет. Мы делаем большие сольники примерно три раза в год — это та частота, когда на концерт не слишком медийной авторской музыки можно собрать публику.

- У твоей группы есть администратор, занимающийся организацией концертов?

- По большей части я сам себе администратор. Но без друзей никуда: Николай Подорольский помогает с интернет-рекламой и ведет проект краудфандинга, Ирина Фомина и Сергей Мальцев – тоже периодически помогают.

- При записи альбома очень важная штука – звук, как говорят музыканты, или характер звучания, чтобы было понятно широкому слушателю. Ты сам нашел звук своей команды? Ориентируешься на какие-то образцы?

- Звук я придумал, когда еще не было группы. Ехал в метро, и вдруг мне представилось, что было бы хорошо, чтобы в команде была роковая ритм-секция, то есть бас-гитара и ударные, и при этом был джазовый рояль и какой-нибудь духовой инструмент – флейта или кларнет, а я бы играл на гитаре и пел. А потом эта идея, пришедшая ко мне в метро, начала жить своей жизнью и собирать под себя людей. Разумеется, время внесло коррективы. Раньше я играл на классической гитаре с нейлоновыми струнами, общий звук был такой полуакустический, потом это все естественным образом качнулось в сторону рока. В итоге звук сформировался таким, какой он и есть на альбоме «Над Облаками».

- Кто для тебя был образцовой группой в детстве? Что толкнуло на музыкальную стезю, на написание песен?

- Я думаю, The Beatles.

- А какую песню битлов ты впервые услышал?

- Please Please Me.

- Первая песня битлов, занявшая первое место в британских хит-парадах… А какую музыку слушаешь сейчас?

- Самую разную - рок, джаз, этническую музыку, классику. Из академической музыки предпочитаю барокко.

- А из русского поп-рока слушаешь что-нибудь?

- Вообще, мне Максим Леонидов нравится (смеется). Мне кажется, он незаслуженно обойден вниманием, именно как автор отличных песен. Да и группа «Секрет» была в детстве одной из самых любимых - у родителей была пластинка, и возможно, именно она во многом определила мой путь в музыке.

- «Секрет» — это ведь эдакий русский закос под The Beatles, следует признать – талантливый…

- Да, там у них даже прямые цитаты есть в аранжировках.

- А что касается западной музыки?

- В джазе главный человек для меня – Курт Эллинг (Kurt Elling), певец из Чикаго. Я до сих пор стараюсь не пропускать ни одного его приезда в Москву. Душа радуется, что среди непопсовых джазовых музыкантов есть люди с такой большой востребованностью. Он дает около 300 концертов в год несмотря на то, что жанр в кризисе, на самом деле.

- Курт Эллинг – представитель чистого джаза?

- Нет, он очень эклектичный музыкант, и то, что он делает не всегда даже можно назвать современным мейнстримом в джазе. Если же говорить о поп-джазе, то мне нравится английский певец Джейми Каллум (Jamie Cullum). Правда, в этом случае не всегда понятно, что это – джаз или поп-музыка. И, кстати говоря, во многом на Джейми Каллума я ориентировался, когда придумывал звук и создавал группу «МимоНот». Не факт, что получилось именно так, скорее – совсем не так, но это была одна из отправных точек. Еще мне очень нравится Стинг (Sting). Его сольное творчество - тоже одна из отправных точек. И это тоже эклектика, замешанная на джазе, что само по себе не удивительно, ведь он начинал как контрабасист в биг-бэнде.

- Что будешь делать дальше?

- Я сейчас на перепутье. Альбом «Над облаками» — это затяжной прыжок. Мы все предельно выложились, чтобы выдать максимум, на который мы способны сегодня. Если парашют раскроется – все будет замечательно, не раскроется – будем действовать по ситуации. Кстати, помочь ему раскрыться может любой заинтересованный человек, поддержав наш проект на «Планете»: (https://planeta.ru/campaigns/nadoblakami). Благодарность наша будет безграничной.

Если говорить о ближайших планах, то у меня есть недописанный камерный альбом со струнным квартетом – им буду заниматься в любом случае. Вообще, музыка большая и интересная, в ней всегда есть чем себя занять. Я не знаю, куда она заведет меня и нас дальше, каких-то конкретно очерченных планов пока нет. Главное, чего хочется - чтобы группа жила и развивалась. Скажем так: я почти всегда хорошо знаю, что хочу делать с творческой точки зрения, но не всегда - что придется делать с точки зрения насущной. Посмотрим.

- Ты веришь в то, что делаешь?

- Да. Я думаю, что мы записали очень крутую работу, которую можно поставить на одну полку с лучшими русскими альбомами в подобных жанрах. Если бы я был незаинтересованным слушателем, то Стинга, Джеймми Каллума, группу «Квартал» и группу «МимоНот» я бы поставил на одну полочку в своей фонотеке (смеется). Не то, чтобы мои амбиции настолько велики, что я считаю себя ровней с перечисленными музыкантами, но я очень хочу попасть на эту полку. И альбом «Над облаками» - максимум, что мы сегодня способны выдать, чтобы на этой полке оказаться. Мне кажется, у нас получилось, но решать все равно слушателю, конечно.

- Если веришь, все получится.