Анонсы Контакты Мы ВКонтакте Мы в Facebook Мы в Instagram Поиск по сайту

Интервью с Анастасией Паписовой (Meldis)

Дата: | Авторы:

Предлагаем вашему вниманию интервью с Анастасией Паписовой, создательницей группы Meldis и первопроходцем игры на кельтской арфе в России.

0 фото к материалу Интервью с Анастасией Паписовой  Meldis 1 фото к материалу Интервью с Анастасией Паписовой  Meldis 2 фото к материалу Интервью с Анастасией Паписовой  Meldis 3 фото к материалу Интервью с Анастасией Паписовой  Meldis

У меня есть один вопрос, на который я много лет ищу ответ. Я был на концерте Meldis примерно вечность назад и вот теперь слушаю «Переплёт». Как в жанре происходит развитие группы? Я слышу лучшее качество записи, возможно, более отточенные ходы, но можно ли говорить о поступательном развитии фольклорных и неофолковых коллективов, и если да - в чем оно может выражаться?

Смотря что подразумевается под этим поступательным развитием.

Вот, предположим, закончили вы один альбом. Куда дальше? Где они, новые вершины? Или это просто работа в жанре?

Я не задаюсь вопросами такого философского характера. Мне, в общем, все равно, поступательное там движение или вращательное... Я не "космонавт". На вершину мы идем или просто топаем себе по солнышку, куда глаза глядят. Конкретно для меня важно, чтобы музыкальное произведение было образным. Причем интересно создать образ при минимуме задействованных инструментов. Хотя это нечасто получается.

То, что мы делаем, очень похоже на работу ювелира. Кто-то добыл драгоценный камень (написал песню), но чтобы этот камень заиграл всеми своими оттенками, его необходимо подвергнуть огранке.

Как говорил Александр Пушной: "Песня - ничто, исполнение - все!".

Кстати, я сейчас несколько раз переслушал Колотушку. Почему вдруг именно Заболоцкий? Причем одно из самых нетипичных его стихотворений.

Вообще, песня Колотушка не наша. Музыку к ней написал Василий Лавров.  Это его надо спросить, почему именно это стихотворение. Мы просто нежно любим эту песню еще с середины 90х годов, когда по ТВ показывали чудеснейший клип.

Но мне с самого начала знакомства с ней казалось, что она очень фолковая. Мы ее немного переосмыслили.

Мне не повезло учиться в литературном классе, и нам ещё тогда объясняли, что все это видения пьяного поэта, условно говоря, упавшего в прихожей. В вашей версии этого не слышно. Это довольно неожиданная смена угла зрения, по-моему.

Да, мы слегка подсократили басенку на один куплет. И из нее получилась отличная сказка на Самайн.

Расскажи о новом альбоме. Как он родился, что в нем откуда растет? Может, есть песни "с историей"?

«Переплёт» это альбом - путешествие. В него входят песни, которые как-то зацепили. Причем в работе обычно больше песен, чем входит в сам альбом.  Многие песни я привожу с заграничных фестивалей, так в наш новый альбом "Переплёт" вошла совершенно чудесная песня "E verrà quel dì di lune" (И придет день Луны) – песня на итальянском языке, в которой используются архаичные названия дней недели. По сюжету прекрасная Нинетта (в иных вариантах Розина) каждый день ходит на рынок и покупает нужные для хозяйства вещи или одежду. История создания песни неизвестна, но, скорее всего, ее использовали, чтобы дети запомнили последовательность и названия дней недели.

Еще довольно внезапно вошла в наш репертуар песня на языке басков («Первые ноты марша») – песня с народно-освободительным смыслом. Невзирая на то, что у нее есть автор - Mikel Laboa, народ басков считает ее народной. «Пока кто-то голоден, никто не сможет чувствовать себя сытым, пока кто-то угнетен, никто не сможет быть свободен…»

Обе эти песня меня зацепили на Международном фестивале Арфы в Эдинбурге.

Итальянскую исполнял Adriano Sangineto, а песню на языке басков исполнила на сейшене одна девушка из Швейцарии. Вот так и путешествует музыка.

Надо сказать, что обе песни весьма нетипичны для нашего репертуара. Потому что мы в основном исполняем кельтский фолк.

Я вот прочитал про баскский, итальянский и пр., и у меня назрел вопрос о языках. Насколько аутентичное на альбоме звучание этих языков?

Кажется, это альбом рекордсмен по количеству языков, по крайней мере, в нашем случае.

В альбоме есть также песни на шотландском гэлике, на бретонском, русском.

Безусловно, я консультируюсь  либо с носителями языка, либо с людьми, которые профессионально владеют языком. Например, произношение на шотландском гэлике мне помогала ставить певица Màiri MacLeod. Она очень веселилась, когда я под ее диктовку писала русскими буквами произношение тех или иных слов или фраз. Воляпюк наоборот. С итальянским мне помогала моя подруга детства, которая нынче зав. кафедрой итальянского языка МГУ Дарья Шевлякова. Песни на бретонском языке были отшлифованы как нашими специалистами (Юлия Борисова), так и носителями языка. И так далее.

Кстати, на этом альбоме мы обратились также к русскому фольклору. Я говорю о песне "Уж вы, голуби". В ее записи участвовал Сергей Клевенский на духовых.

Чей фольклор тебе самой ближе? В каком контексте находиться максимально приятно?

Скорее всего, в бретонском.

Почему, можешь сказать? Или это необъяснимо?

Я думаю это что-то вроде первой любви. С кельтским фолком я познакомилась благодаря диску бретонского арфиста Алана Стивелла (Alain Stivell) "Renaissance de la harpe celtique". Этот альбом попал ко мне в руки в начале 90-х на аудиокассете, которую мне дал послушать один знакомый из тусовки толкиенистов. С тех пор я поняла, что мне в аварийном порядке необходимо научиться играть на кельтской арфе.

Причем никто тогда не знал, что это за диковинная арфа такая. Ну, может быть, некоторые профессиональные классические арфистки изучали предмет, но среди моих знакомых таковых тогда не оказалось.

Мне повезло в том, что я училась на Химическом факультете МГУ, а посему я была одним из немногих счастливчиков в этой стране, кто мог пользоваться интернетом. Оттуда почерпнула знания об инструменте.

А тот мой знакомый, который подсадил меня на эту музыку, отправился учиться во Францию, где помог мне приобрести заветный инструмент. Тогда 800 долларов была огромная сумма для жителей нашей страны. К тому моменту я училась в аспирантуре и смогла скопить необходимое количество средств с гранта.

Благодаря фанатизму и упрямству в итоге я стала первой кельтской арфисткой здесь, в России.

Вот, я уже не помню, что это был за клуб (память почему-то настойчиво говорит, что Вереск на Арбате, но я что-то сомневаюсь), но я помню, как на меня произвела сильнейшее впечатление арфа посреди маленького пивного зала. У меня она вот никак до того момента не ассоциировалась ни с чем, кроме консерватории. Вообще, это возвышенный инструмент? Ему комфортно в любой обстановке?

Она до сих пор мало у кого с чем-то другим ассоциируется. Минуло уже лет 20, как этот инструмент попал на российскую сцену, уже каждый фолк ансамбль считает своим долгом включить в состав арфу, но нет, для большинства этот инструмент остается "фишкой". Между тем, в западных странах кельтская арфа уже прочно заняла свою нишу и считается вполне самостоятельным инструментом.

Арфа куда универсальнее, нежели принято считать. Ее используют от джаза (один из лучших примеров Edmar Castaneda и его парагвайская арфа), до рока и блюза (например, Deborah Henson-Conant). Кстати, модель электроарфы, на которой я играю на концертах, была сделана фирмой Camac специально для этой арфистки и названа ее именем - Camac DHC (первые буквы имени арфистки). У меня тоже был опыт игры на кельтской арфе в начале 00-х в составе группы Олега Сакмарова. Тогда я поняла, что все-таки рок мне не чужд (это все Алан Стивелл, наверное, он прославился, играя фолк-рок). Однажды Олег сделал мне забавный комплимент: "Настя, ты играешь на арфе как... как танк!"

Что  это значит?)

Значит мощно.

И ты до сих пор играешь, как танк?

Некоторые западные коллеги говорили мне, что у меня немного мужской стиль игры на этом инструменте. Но ассоциация насчет танка была только у Олега. Хотя я подозреваю, что и у Олега на тот момент впечатление об арфе было... ну, стандартное.

Ок. Я хочу задать вопрос на неудобную тему. Насколько Meldis - коммерческая (или потенциально коммерческая) история? В смысле, можно ли музыканту жить музыкой, или она наоборот требует постоянных денежных вливаний?

У нашей группы нет медийной поддержки, мы себе сами менеджмент, НО! При минимальных затратах, которые себе могут позволить сделать залы и организаторы, к нам уже много лет ходят зрители, заполняя целиком залы. И все, кто с нами работал, говорят, что мы одни из очень немногих в наши дни, кто играет в "плюс". Да, залы, как правило, не очень большие: 100-200 человек, но собрать и такой зал в наши дни - уже редкость. Было несколько раз, что и в залах на 500 человек были аншлаги, народ реально почти на люстрах висел. Например, в ДУ г. Жуковский.

Я думаю, что напрасно такую музыку оставляют без внимания, считая ее непопулярной. У нее очень большой потенциал. Просто современные медиа слишком стереотипно мыслят.

Мне вспоминается, как обрели популярность Битлз. Нет, мы, конечно, тут и рядом не стояли. Просто это пример того, как стереотипное мышление чуть не утопило этот проект. Директор группы Брайан Эпштейн обивал пороги звукозаписывающих компаний, которые ему все отвечали отказом, мотивируя, что "группы гитаристов уже никому не интересны". Он обошел их штук 20. Одна лишь небольшая компания EMI согласилась на эксперимент.

Я по другую сторону баррикад. Вынужден признать, что у читателей интерес к подобной музыке довольно ограниченный. Я как раз хотел у тебя спросить: как ты думаешь, какого размера ваша потенциальная аудитория? Если представить идеальную ситуацию в вакууме, когда вся возможная информационная поддержка будет у тебя в руках.

В цифрах не скажу, но наша потенциальная аудитория состоит из тех, кто, допустим, в ВК состоит в группах интересующихся фэнтези (можно посмотреть, сколько человек в группах по творчеству Толкина, например) музыкой вроде Blackmore’s Night, Omnia и даже метал, а не только традиционной кельтской музыкой. Я с удивлением порой наблюдала у нас среди зрительского контингента народ из метал-тусовки, например.

В том проблема, что как видят арфу, то сразу срабатывает стереотип. Ага, арфа, ага, нет роковой ритм-секции, значит качать по определению не может. Всё. Занавес.

Да, и тексты еще не на русском, но при всей нынешней перекормленности аудитории и обесценивании музыки в целом (раньше кассету из рук в руки передавали, теперь достаточно скачать нужный трек в онлайне), к нам на концерты собирается народ.

А не бывает "синдрома реконструктора"?) Ну, когда ты - историк и искатель аутентичных древностей, но люди продолжают считать тебя "толчком"?

Я не историк и не искатель. Я музыкант.  Но да, у меня есть ролевое прошлое. А бывшими толчки, как известно, не бывают…

Человеческое сознание инертно. Арфа, значит консерватория и салонная тихая музыка, если увлекаешься историей или языками кельтов - толчок.

Вот и я о том. Это нормально?

Однажды где-то такое и было слышно, что, типа, а зачем еще плодить группы с арфистками? Одна же уже с такой фишкой есть. На что я спросила журналиста, а сколько групп, где люди поют под гитару? И что, на этом основании их не плодят? Да тысячи их.

Если ты слушал наш новый альбом, то ты не мог не услышать, что там арфа ведет и джазовые партии, и рок, и даже используется как бас-гитара (в песне Karantz Vro). У инструмента бездна возможностей.

У тебя есть какой-нибудь список инструментов, которые хотелось бы использовать в следующих записях?

Я не отталкиваюсь от инструментов, я отталкиваюсь от песни. Для меня аранжировка - это как одежда для человека. Она может ей пойти или не пойти. Если я открою для себя какой-то новый инструмент, это вовсе не значит, что он непременно повсеместно в нашем репертуаре будет использован.

В той же Karantez Vro (бретонская песня о любви к родине, кстати :)) у нас появился контрабас. Не потому что я решила, что необходимо внедрить этот инструмент в наш саунд. Просто на каком-то этапе стало понятно, что он "раздвинет" пространство в этой конкретной песне.

Ага. Хочу немного внутренней кухни. Можно сказать, что Meldis - это ты? Вот отбросив скромность и всё остальное?

Да. «Государство — это я»

Ты сатрап в группе?

Это надо у моих коллег спросить.

У нас так: в составлении основы репертуара последнее слово всегда за мной. Я утверждаю конечный вид аранжировки. Я решаю, куда мы поедем играть, а куда нет, веду внутренний менеджмент группы. Но в музыкальном плане я даю экспериментировать своим коллегам. Я считаю, что каждый лучше знает свой инструмент. Нотных партий не пишу. Я вообще дикий фолкер, который в детстве не учил сольфеджио, да и сейчас ленится этим заняться. И так все получается (да и времени, надо сказать, нет особо).

Тебе удалось подобрать людей, с которыми тебе комфортно? Это вопрос сложнее, чем может показаться. Я просто лет 10, как минимум, его задаю, и все музыканты отвечают по одному шаблону: вокруг меня люди, которые идеальны, мы семья, все это возможно благодаря им, а я такой маленький вампир, питающийся их энергией и энтузиазмом. Это действительно у всех состоявшихся музыкантов так, или это что-то из области аутотерапии?

Я не скажу, что мы семья. Мы - коллектив коллег. Нам интересно друг с другом, когда мы играем музыку. Так получилось, что в последние годы со мной играли и играют лидеры других музыкальных проектов.

А три лидера в группе это... Это три лидера в группе =)

Но, скажу я вам, в нашей немного азиатской сознанием стране довольно непросто быть убедительным лидером  женского пола для коллектива из парней, да еще и лидеров...

Ты выше сказала о времени и упадке. Расскажи подробнее, как, по твоему мнению, чувствует себя наша многострадальная музыкальная сцена сегодня? Не считая шоу-бизнес и телевизионных звёзд, конечно.

Не знаю, как измерить общий градус по больнице для российской сцены. Но меня не радует отсутствие надолго ярких и интересных новых коллективов. Вот взглянешь на афишу "Нашествия" - каждый год одни и те же, те, кто успел раскрутиться и заявить о себе года до 2008. То же самое на Нашем Радио.

Да нет, общий градус измерять - это наша работа) мне скорее интересен взгляд изнутри.

Ну, вот он.

Внутреннее ощущение, что интересные и талантливые больше продюсерам и подобным компаниям не нужны. Талантливый человек - он независим и может быть не совсем понятен сразу массам. Поэтому вложения в талантливых - это не гарантированно быстрый доход. Раньше искали команды и артистов, чтобы они были не как все, и их раскручивали. Теперь наоборот, нужно так, чтобы попасть в мэйнстрим.

Ты упомянула гендерных вопрос. Я вообще не собирался об этом говорить, но что-то меня заинтересовало. В музыке девушке намного сложнее, чем юноше? Особенно в контексте группы, а не сольного проекта.

Да, при этом, если ты еще и не идешь, как бы это сказать помягче... не идешь традиционным путем. Если используешь как оружие только талант, работоспособность и мозги.

У нас много ведь проектов с лидером-девушкой.

И это хорошо. Но директор таких проектов, как правило, мужчина. И он строит всех, скорее всего.

А нужен вообще в наше время директор?

Ты вот не путай функцию "фронтмэн" и функцию "лидер". Если есть адекватный человек, который умеет грамотно организовать менеджмент проекта, такой, конечно, нужен. Но такое сочетание редкость. Или оно сочетается с неимоверной жадностью.

Мне было бы интересно узнать о твоих зарубежных поездках. Прежде всего, вот в каком ключе: когда за рубеж едут наши рокеры, они там как диковинка на сто человек. Когда барды - играют для эмиграции. Но вот как у вас обстоят дела? Я так понимаю, есть специфика.

Первый мой опыт заграничных гастролей состоялся в далеком 2001 году. Меня позвали в Ирландию. Я дала два концерта: один в Дублине (Temple Bar) и в Белфасте (в белфастском замке).

Чувствовала себя послом далёкой северной страны?)

Поскольку я была первым кельтским арфистом из России, которого пригласили играть в Ирландию, то я туда отправилась с некоторым беспокойством. Ибо известно, что ирландцы очень ревностно относятся к своим традициям. Мне казалось, что я со стороны выгляжу примерно как негр с балалайкой.

Невзирая на это, оба концерта прошли замечательно. И меня просили: "Сыграй еще!". В общем, не посрамила нашей державы.

Второй раз я отправилась соревноваться на конкурс арфистов на самый большой фестиваль кельтской музыки в мире. Та еще авантюра, скажу я вам.

Это уже было в 2009 году, когда у меня был свой проект. Я прошла в финал, объехав многих профи. Это было неожиданно. В финале было около 10 участников. Перед своим выступлением каждый должен был рассказать конферансье за кулисами, кто он такой, чем может похвастаться и вообще, как дошел до жизни такой.

К счастью, я бегло говорю по-французски, и посему я им честно объяснила, что как настроить арфу я узнала из интернета. И что училась сама без преподавателей. Народ и жюри это оценили. Ну и вышла я на пятое место в итоге. Знай наших! Причем я немного нарушила правило. Там нужно было сыграть сет из бретонской, галисийской (то был год Галисии на фестивале) и еще какой-нибудь кельтской. Так вот, я кельтскую заменила на украинскую, в чем честно призналась со сцены перед выступлением. Мне это простили как человеку из далекой северной страны.

И, кстати, эта украинская мелодия им всем очень понравилась. Фестиваль называется «Festival Interceltique de Lorient»

Потом мне еще весьма внезапно пришлось выступить на «Edinburgh International Harp Festival» в 2016 году. Выступление транслировалось в прямом эфире шотландского Celtic Music Radio, интернет-вещание которого охватывает весь мир.

Ну а год назад я уже официально была участником  «Festival Interceltique de Lorient» 2018 с часовой сольной программой.

Уже прямо как совсем взрослая!

И да, я себя действительно немножко чувствую посланником далекой северной страны, когда исполняю русские народные песни, аранжированные для кельтской арфы. Нативные кельты меня часто спрашивают, чего у нас такая музыка грустная. Ну а как им объяснить, что ты живешь в стране, где все с пеленок знают, что "Зима близко"?

Серьезный вопрос: что тебе лично дают подобные выезды? И насколько это вообще выгодно музыканту с точки зрения вдохновения, эмоций, статуса в музыкальном мире и, самое грустное, прибыли?)

О, эти путешествия много чего дают! Во-первых, это да, вдохновение. Там узнаешь, что делается в мире по твоему музыкальному направлению. Тусовка единомышленников - это вообще очень нужная и прекрасная вещь. На совместных сейшенах мы делимся друг с другом интересным музыкальным материалом.

Деньги такие фестивали платят лишь известным музыкантам с именем. Но ирландцы, кстати, мне оплатили и дорогу, и гонорар. Но это было в те времена, когда в Ирландии жилось вольготно.

А сейчас у всех кризис.

И вообще, я эту музыку играю прежде всего, потому что мне она очень нравится. А так, я кандидат химических наук, доцент, из профессии не уходила.

Интересное сочетание)

История знает подобные сочетания. Например, Александр Порфирьевич Бородин. Он и композитор, и химик, и медик в одном флаконе.

На самом деле, я просто годами собираю мнения, чтобы понять, музыка - это всё-таки потенциально работа с оплатой, или вечное подвижничество. И результаты этих опросов довольно плачевные)

Какая музыка? Эстрада у нас вполне себе денежное дело. И о каком регионе земного шара, кстати, идет речь?

А, ну тут отдельная тема, мы эстрадой не занимаемся. Именно вот шоу-бизом. О России.

Шоу-биз тут пока диковатый какой-то.

Как сказал один мой коллега, у нас есть две музыкальные сцены, и они никак друг с другом не связаны.

Быть может это и неплохо.

Одна - где-то на ТВ и корпоративная, вторая в клубах и на фестивалях. Может быть и неплохо. Но ты выше сама сказала, что недостаточно в медийном поле другой музыки.

Мне приходилось несколько раз проходить, так сказать, по касательной с российским шоу-бизнесом. И вот что скажу я вам, мне совсем не захотелось быть его частью. В медийном поле то, на чем с точки зрения продюсеров можно срубить денег. А кто у нас начиная с 90-х годов самая денежная аудитория? Прааавильно, те, кто слушает шансон, назовем их так =)

На них и ориентируются. А "Скрипач не нужен, родной" (с)

В общем, у нас востребован "кабак" и сильная доля. Ну и русский рок родом из 90-х, просто потому что те, кто сейчас зарабатывают, тогда были молодыми. Это ностальгия уже.

Но мир фэнтези и мир реконструкторов потихоньку завоевывает свои ниши. Теперь уже вся страна смотрит "Игру Престолов". Глядишь, дойдут и до нормальной музыки.

Как ты думаешь, есть ли шанс изменить ситуацию на нашем веку? И если да, то что для этого нужно?

Нужен один или пара сумасшедших продюсеров, которым стало бы снова интересно вытащить что-то этакое... Ну, вот таким был Брайан Эпштейн, он, по сути, и продюсером не был, пока не решил Битлз раскрутить. Причем, знаешь, я тут наблюдала интересную такую штуку, когда мы выступали на последнем фестивале в честь дня Святого Патрика: большой зал клуба Гластонберри, куча народа, музыка тематическая, но вся такая в сильную долю, громкая, тексты на русском про выпивку, лихих моряков и т.д.. Ну, такой кабацкий фолк-рок. И тут посреди всего выходит наша группа. С арфой... без стандартной ритм-секции...

И нас очень долго не хотели отпускать. Я думаю потому, что вот этого унц-унц - уже перебор. Хочется другого, но продюсеры пока не очень догоняют. Я же говорю, инерция. Нам уже не один раз говорили, что будь у вас медийная поддержка, на вас бы валом народ валил бы.

Но самое главное не это. Самое главное было отлично выражено заключительной фразой ирландского фильма «The Boys and Girl from County Clare»: “Well when you’ve got the music, you’ve got friends for life, that’s why I’m never lonely.” ("Ну, когда у тебя есть музыка, у тебя есть друзья на всю жизнь, поэтому я никогда не одинок").


Фотографии предоставлены группой Meldis.