Анонсы Контакты Мы ВКонтакте Мы в Facebook Мы в Instagram Поиск по сайту

Интервью с Егором Федоровым

Дата:

Молодой московский бас-баритон Егор Федоров, которого уже называют «новой инкарнацией Муслима Магомаева», приступил к записи дебютного альбома. Этот певец с удивительно красивым и богатым обертонами голосом считает своей миссией популяризацию «золотого фонда советской эстрады» в рядах современной молодежи. Наш корреспондент побеседовал с Егором и о его дебютном альбоме, и о советских шлягерах, и даже о том, почему многие российские певцы сейчас предпочитают петь по-английски.

Интервью с Егором Федоровым

О чем вы мечтали в детстве? Хотелось ли уже тогда стать певцом, или ваши представления о будущем были тогда совсем другими?

Музыка и изобразительное искусство переплетались во мне с самого раннего детства. У нас дома был старый проигрыватель пластинок с картинкой, где изображалось морское дно. Помню, что-то рисуя, я любил параллельно слушать на нем музыку из мультфильмов и кинофильмов - и напевал некоторые песни. Особенно мне нравились «Бременские музыканты» Гладкова и Энтина, «Про Красную Шапочку» Рыбникова и Кима и серия музыкальных историй про Кузнечика Кузю с песнями Юрия Антонова. Но мечта детства лет до десяти была - создать собственный зоомагазин: очень любил книги про экзотических животных!

Расскажите о своем музыкальном образовании, которое помогло создать фундамент для вашей музыкальной карьеры.

С юных лет занимался в ДМТЮА - Детском музыкальном театре юного актера. Играл разные роли - в основном, с музыкальными партиями. Самая запоминающаяся - роль новенького Серёжи Стоноженко в спектакле «Московская история 1205», о не совсем обычном 9Б классе в котором, подобно известной шекспировской пьесе, происходит борьба между отличниками и двоечниками. По ходу действия спектакля влюбляюсь в свою партнершу - Катю Безрукову, тоже новенькую, но оказываемся мы в разных кланах, я - двоечник, а она - отличница, и это страшно мешает нашему общению. У нас было два дуэта – «зачем тебе глаза такие» в первом действии, и «к чему теперь мои глаза» во втором. Мне кажется, мы исполняли и первый, и второй дуэт не меньше 100 раз!

Вы исполняете песни на русском и английском языках преимущественно. Известно, что многим российским артистам, как ни странно, комфортнее петь по-английски, а не по-русски. А лично вы как ощущаете эти отличия?

На это есть несколько причин. Первая - если мы говорим о влиянии зарубежной музыки - оно более масштабна в мировом смысле, особенно американская, французская, английская и итальянская музыка. И это влияние не может пройти мимо российской музыкальной культуры… Во вторых, для некоторых почему-то всегда интереснее петь иностранный репертуар. Возможно, потому что он кажется более лёгким на слуховое восприятие для «слушателя-неносителя»... Но все наоборот, это еще и большая ответственность - исполнять зарубежные композиции. Ведь важно понимать, о чем поешь. Думаю, что артист с бархатным тембром и широким диапазоном окажется в проигрыше перед артистом, не обладающим этими качествами, но понимающим иностранный текст.

Сейчас ваш репертуар состоит из «золотых» стандартов классики. Планируете ли вы записывать свои песни?

Вполне возможно. Иногда в свободное время пишу стихи. Думаю, что в процессе работы судьба сведет меня с молодыми, талантливыми композиторами, и мы сделаем что-то очень интересное.

Творчество каких вокалистов повлияло на вашу творческую манеру?

По жизни я меломан. На мой творческий путь влияют исполнители разнообразных музыкальных стилей и жанров. Люблю слушать как Франко Корелли, Лучано Паваротти или Марка Бернеса, так и Джо Кокера, Элтона Джона или Ронни Джеймса Дио. Но творческим стимулом и ориентиром для меня является Дмитрий Хворостовский. Кроме того, что этот человек своим творчеством прославлял нашу родину как внутри, так и за ее пределами, он ещё и близок мне своим академизмом, и своей поистине огромной душой, без которой просто невозможно стать большим артистом.

Если бы у вас была возможность выступить на разогреве у любой мировой музыкальной звезды, кого бы вы для этого выбрали?

Тони Беннетта.

Сейчас меломаны любят говорить о нюансах отличия неоклассической музыки от классической. Имеют ли эти проблемы какое-то отношение к вашему творчеству?

Музыка на протяжении всей истории человечества, начиная от пещерных танцев под стучание палок о камни, заканчивая инновациями в поп-культуре XXI века, видоизменяется. Мне нравятся музыкальные находки Алессандро Сафины, Джоша Гробана, Андреа Бочелли. Дмитрий Хворостовский также преуспел в направлении неоклассики, работая с Игорем Крутым. Я с огромным интересом попробовал бы себя в подобной музыке! Тем более, в России, на мой взгляд, она развита слабее, чем за рубежом…

Готовы ли вы попробовать себя в новом жанре - например, записать вокальный трек для электронной музыки?

Я понимаю, что еще очень молод и мне важно экспериментировать. Но лучше, если это будет песня современного композитора, а не «Ноктюрн» Бабаджаняна или «Нежность» Пахмутовой, переделанные под электронную танцевальную музыку.

Вы сейчас записываете дебютный альбом, какой материал туда войдет?

Да, конечно, мы уже приступили к записи! Туда войдет мой нынешний репертуар с песнями Никиты Богословского, Василия Соловьева-Седого, некоторые романсы и еще много наших «золотых» шедевров.

Какие направления дальнейшей работы вы сейчас видите перед собой?

Вижу, что надо «вкалывать» на культурном поле советских и зарубежных шлягеров 40-80 гг. Особенно советских, это наше народное достояние, наша история, наше наследие. Никак нельзя допустить, чтоб это музыкальное «Русское поле» - с такими фантастическими хитами Френкеля, Богословского, Пахмутовой, Мокроусова, Бабаджаняна, Гладкова, Таривердиева и многих других известных авторов - заросло. Потом будет сложно взращивать заново… И, на мой взгляд, мне надо добавить в эту музыку элементы классического кроссовера!