Анонсы Контакты Мы ВКонтакте Мы в Facebook Мы в Instagram Поиск по сайту

Колдовство: фильм для никого?

Дата: | Авторы:

Стартующая 19 ноября в отечественном прокате картина «Колдовство: Новый ритуал» (The Craft: Legacy) предполагалась как сиквел вышедшего в уже внезапно далёком 1996-м фильма «Колдовство» (The Craft). Однако несмотря на заезженную прибавку к названию в виде «Legacy», очевидно свидетельствующую о дефиците фантазии у его авторов, а также один единственный за всю картину связующий мостик к оригиналу в виде героини из него в исполнении той же актрисы, Колдовство: Новый ритуал на деле оказался просто адаптированным в соответствии с нормами современной толерантности ремейком. Поскольку в центре сюжета мы также имеем квартет чародеек, причём даже внешне похожих на их предшественниц, с точно таким же арсеналом чудес и точно также безосновательно самопровозглашающих себя фриками. С той лишь разницей, что в оригинальном фильме из девушек получились именно ведьмы, а не друиды с повадками фей Винкс

0 фото к материалу Колдовство  фильм для никого 1 фото к материалу Колдовство  фильм для никого 2 фото к материалу Колдовство  фильм для никого 3 фото к материалу Колдовство  фильм для никого 4 фото к материалу Колдовство  фильм для никого 5 фото к материалу Колдовство  фильм для никого 6 фото к материалу Колдовство  фильм для никого

Колдовство: Новый ритуал является второй режиссерской работой актрисы того же плана (за исключением разве что её же первой режиссёрской работы «Группа “Лейкопластырь”» (2017)) Зои Листер Джонс, выступившей здесь также в качестве ведущего сценариста и продюсера. Центральные роли исполнили начинающие служительницы Мельпомены Кэйли Спэни, Гидеон Адлон, Лови Симон, Зои Луна и совершенно непонятно как в это вляпавшиеся Мишель Монахэн (Поцелуй навылет (2005), Миссия: невыполнима (2006; 2018), Прощай, детка, прощай (2007), На крючке (2008), Исходный код (2011)) и Дэвид Духовны (Твин Пикс (1990–1991; 2017), Секретные материалы (1993–2002; 2016–2018), Калифорникейшн (2007–2014)). Впрочем, и последние упомянутые актёры выглядели и играли отвратно, поэтому в эту картину в итоге вписались отлично.

Даже русскоязычный дубляж, обыкновенно выходивший качественнее и профессиональнее большинства отечественных фильмов, для нового Колдовства сделали словно с бодуна: актёры озвучания не везде интонационно попадали в своих персонажей и разворачивающиеся ситуации, а некоторые надписи, которые уместнее было бы перевести субтитрами, зачем-то озвучили.

Однако даже самые первоклассные спецэффекты и даже в купе с хорошей актёрской игрой (но всего этого здесь и нет) не способны были бы вытянуть фильм, который прогнил ещё на этапе идеи и при этом навязчиво рекламирует Кристен Стюарт и «Сумерки» (а вот этого, увы, здесь предостаточно).

Во-первых, исполнительница главной роли – Кэйли Спэни – не просто очень похожа лицом, стрижкой и такой же невыразительной мимикой на Кристен Стюарт, она как будто бы пытается её играть. Во-вторых, её подружки-ведьмы на протяжении всего фильма регулярно изображают восторг и восхищение упомянутыми персоной и серией романов и фильмов (хотя закрадывается сомнение, что они вообще в курсе существования книг).

И если такая уверенность режиссёра и сценариста в безграничной любви современных (???) девочек-подростков к Кристен Стюарт пока что просто вызывает недоумение, то слабо завуалированное заявление, что абсолютно все современные афроамериканки (лишь за крайне редким исключением, которым, конечно же, является темнокожая героиня) настолько же без ума от Бейонсе, пробивает на смех – мыслить подобными стереотипами это уже даже как-то по-расистски. Однако этим набор штампованных представлений о подростковой культуре создателей фильма, к сожалению, не исчерпывается – мы видим здесь себяшки, “гламурные” прикиды, пьяные и распущенные вечеринки, хулиганов и чирлидерш, достающих белых ворон, а также постоянно слышим очень мерзкие и раздражающие девчачьи визги-писки по любому поводу и без.

Помимо обилия штампов в новом Колдовстве также масса грязи – это месячные во всей красе (лужа крови на стуле и обильно заляпанные в этой крови одежда и руки, которыми главная героиня без стеснения трогает всё подряд); это использованный (спасибо, что почти за кадром) презерватив, который героини, опять же без стеснения, трогают руками (хотя он не их) и при этом ржут как полоумные, слишком уж старательно и натурально имитируя показушные рвотные позывы; наконец, это демонстрация подростковой мастурбации и первого секса, единственная мотивировка которых в фильме – это животная природа самих героев: никаких чувств, только голая потребность.

При всём этом без внимания не оставили темы полового воспитания и половой самоидентификации, подчеркнув обязательность чёткого согласия либо отказа от близости и возможность свободного выбора любого пола, а также акцентировав внимание на терпимости к сексуальным меньшинствам.

Если раньше фильмы про подростков рассказывали нам истории о героях, которые были «не такие, как все», то здесь главные действующие лица как раз-таки точно такие же. Из всей серой массы героинь выделяет только наличие у них способностей к магии, однако же эти способности к ним прилагались по умолчанию ещё до начала фильма, что в общем-то полностью нивелирует их выделение. Ведь в остальном они точно такие же размалеванные девицы в странных, но совсем не экстравагантных и никак не ассоциирующихся с ведьминскими (только с цирком) нарядах молодящихся шуга мам в цветастом и леопарде, противно визжащие и выглядящие в свои предполагаемые 15 как женщины за 40, причём с полтонной штукатурки даже старше, чем с тонной.

В новом Колдовстве мы имеем сюжет настолько примитивный, что его можно пересказать одним простым предложением, ничего при этом не потеряв: три молодых ведьмы находят четвёртую, начинают практиковать магию и легко гасят матёрого тёмного мага. Здесь не то что каких-то перипетий – интриги нет. Нам с самого начала толстым пальцем тычут в плохиша, правда создательница при этом ни разу не утруждает себя объяснениями как и почему он дошёл до такой жизни. Из чего зритель, видимо, должен заключить, что он плох уже потому, что является мужчиной с властным характером. Ведь исходя только из увиденного на экране, обосновать иначе невнятные (ни одно его преступление нам так и не показали, ограничившись лишь намёками на нечто оставшееся за кадром) поползновения главного антагониста на тёмную сторону нельзя.

Точно также Зои Листер Джонс не потрудилась сколько-нибудь внятно изобразить адекватную мотивацию поступков остальных героев. Зачем-то была введена масса персонажей, которые вообще не играют в сюжете никакой роли, но при этом ни разу не показали родителей троих центральных героинь, хотя это помогло бы раскрыть их образы и рассказать о том, как они обрели дар.

В результате финал картины тоже смазан: судьба потенциально значимых лиц, на деле оказавшихся фоном, остаётся за кадром, а главная героиня находит тот единственный мостик к оригиналу, который упомянут в начале рецензии. Остаётся надеяться, что это не предвестия сиквела, а просто сценарист не знала как закончить. Потому что даже одного фильма, сверхидеи которого «можно не пользоваться средствами женской интимной гигиены» и «маскулинность – это чистое зло и оно должно быть искоренено» уже более чем достаточно.

В процессе просмотра возникает ощущение, что для создателей нового Колдовства всё, что делает женщина – по умолчанию хорошо, а всё, что делает мужчина – плохо. Третьего не дано. Поэтому в нём нет ни одного «просто мужчины» – это либо извращенцы, хулиганы, убийцы, либо геи и ещё не определившиеся. Третьего снова не дано. Единственный за весь фильм маскулинный гетеросексуальный мужчина олицетворяет всё плохое, что только может быть в этом мире, поэтому хорошие героини командной игрой пытаются его уничтожить и спасти его последователей, превратив их хотя бы в бисексуалов. В самом неприглядном свете показана и роль мужчины как главы семьи. При этом тут же превозносится всё женское, особенно женская дружба, словно авторы всё это время жили в параллельной вселенной с амазонками, где негатив исходит только от мужчин. Увы, к реальности это не имеет никакого отношения, ведь порицаемые в картине грубость и агрессия присущи всем людям независимо от пола. И феминисткам не в последнюю очередь.

Ведь даже здесь в духе воинствующего феминизма открыто бросается вызов Ридли Скотту, которому по мнению героинь «и не снилось», что только «женщина способна сотворить настоящее чудо» (то есть родить). Хотя судя по его же недавнему творению «Воспитанные волками» (2020), где всеми помыкает именно андроид Мать, он-то как раз уже давно принял феминизм.

Несмотря на низкокачественное образование и тенденцию к умственной и нравственной деградации масс в наши дни хочется верить, что молодые люди пока не настолько ограничены и внушаемы, чтобы им понравился этот фильм, а Кристен Стюарт не является их кумиром точно так же, как и Сумерки не являются эталоном фэнтези и мелодрамы о подростковых отношениях.

Очевидно, Колдовство: Новый ритуал создано фанатами упомянутой актрисы, последователями феминизма, активистами движения #MeToo и защитниками ЛГБТ. Но вот только для кого это снято? Неужели все эти люди сами вместо интересного, умного и трогающего кино предпочитают смотреть выдаваемую за него рекламу и пропаганду, неважно чего? Я думаю, что нет.

Увы, в итоге мы имеем не ужасы и не фэнтези, не драму и не комедию, а не пойми что. Фильм потенциально «про» и «для» подростков, однако при этом его рейтинг по уже понятным причинам 16+. Взрослым людям смотреть эту агитку, призывающую уничтожить маскулинных самцов, невообразимо скучно, для тинейджеров же здесь слишком много бессмысленной грязи. Конечно же, дети не ангелы и ни в какие времена таковыми не были. Однако суть воспитания и образования, целям которых должно служить и киноискусство, заключается как раз-таки в том, что бы их к этому подобию высшего существа как-то приблизить. Для этого и нужны сопливые диснеевские и подобные мультики и фильмы про принцев, принцесс и розовых пони. Вываливая же как само собой разумеющееся на итак не слишком устойчивую в переходный период подростковую психику разного рода мусор, да ещё и в таком обилии, мы добьёмся лишь противоположного результата. Возможно, что после знакомства с этой картиной тинейджеры незамедлительно захотят стать феминистами и самоидентифицировать свою половую принадлежность (ну или хотя бы просто стать терпимее и раскрепощённее), но ещё не факт, что это в конечном счёте обернётся благом как для них самих, так и для окружающих.

Таким образом получился очередной фильм для никого. Тем более что даже со своей, вероятно, сверхзадачей – угодить всем меньшинствам – его создатели тоже не справились. Потому что несмотря на то, что здесь есть геи, бисексуалы и чародейки разных рас и телосложения, показом в неприглядном свете, например, дискриминировали меньшинство маскулинных мужчин (в наши дни это действительно меньшинство). У всех же положительных героинь только тёмные волосы со слабо улавливаемыми различиями в тоне – что это за пренебрежение к блондинкам, рыжим и русым? Или по мнению создателей они не могут быть протагонистами? Да и вообще, почему ведьм в фильме играют только женщины по биологическому полу? Также очень странно, что при наличии полноватой и высоковатой героинь не было никого заметно низкого роста – это что, дискриминация людей с вертикальными проблемами?

Обычно даже в плохом фильме есть над чем подумать. Но тут приходится размышлять совсем не над фильмом, а над тем, куда уже скатился наш мир, если в кинопрокате на полном серьёзе выходят подобные нелепые, неинтересные и пустые “шедевры”. И нет, проблема даже не в пропаганде меньшинств или какой-то грязи. Проблема в том, что в современной киноиндустрии стали работать настолько недалёкие и бесталанные люди, что такими же они полагают и своих зрителей, клепая для широких экранов то, что в не столь отдалённом прошлом даже на кассете выпустить бы постыдились.