Анонсы Контакты Мы ВКонтакте Мы в Facebook Мы в Instagram Поиск по сайту

Кома: туда и обратно

Дата: | Авторы:

Завтра в отечественный прокат выходит режиссёрский дебют пока ещё незнакомого широкой публике сценариста Никиты Аргунова – «Кома». На протяжении нескольких лет создания фильма его курировал квартет российских продюсеров армянского происхождения (Армен Ананикян, Рубен Дишдишян и братья Гевонд и Сарик Андреасяны), члены которого приложили руку если не ко всем, то минимум к 99% комедий с участием бывших КВНщиков, камедиклабовцев и прочих сериальных звёзд ТНТ. Подобные факты из биографии создателей «Комы» стали явным препятствием на пути больших зрительских ожиданий, однако заявленный жанр фантастического боевика всё же немного обнадёжил. Но и на сей раз совсем без актёров ТНТ съёмочная группа обойтись не смогла.

0 фото к материалу Кома  туда и обратно1 фото к материалу Кома  туда и обратно2 фото к материалу Кома  туда и обратно3 фото к материалу Кома  туда и обратно4 фото к материалу Кома  туда и обратно5 фото к материалу Кома  туда и обратно6 фото к материалу Кома  туда и обратно7 фото к материалу Кома  туда и обратно8 фото к материалу Кома  туда и обратно9 фото к материалу Кома  туда и обратно10 фото к материалу Кома  туда и обратно11 фото к материалу Кома  туда и обратно12 фото к материалу Кома  туда и обратно13 фото к материалу Кома  туда и обратно14 фото к материалу Кома  туда и обратно15 фото к материалу Кома  туда и обратно16 фото к материалу Кома  туда и обратно17 фото к материалу Кома  туда и обратно18 фото к материалу Кома  туда и обратно19 фото к материалу Кома  туда и обратно20 фото к материалу Кома  туда и обратно21 фото к материалу Кома  туда и обратно22 фото к материалу Кома  туда и обратно23 фото к материалу Кома  туда и обратно24 фото к материалу Кома  туда и обратно25 фото к материалу Кома  туда и обратно26 фото к материалу Кома  туда и обратно27 фото к материалу Кома  туда и обратно28 фото к материалу Кома  туда и обратно29 фото к материалу Кома  туда и обратно30 фото к материалу Кома  туда и обратно31 фото к материалу Кома  туда и обратно32 фото к материалу Кома  туда и обратно33 фото к материалу Кома  туда и обратно34 фото к материалу Кома  туда и обратно35 фото к материалу Кома  туда и обратно36 фото к материалу Кома  туда и обратно37 фото к материалу Кома  туда и обратно38 фото к материалу Кома  туда и обратно39 фото к материалу Кома  туда и обратно

27 января в КАРО «Октябрь» вместе с красной дорожкой состоялась российская премьера «Комы». Фильм зрителям представили сами продюсеры Гевонд Андреасян, Армен Ананикян и Сарик Андреасян, а также режиссёр Никита Аргунов. Гевонд Андреасян поблагодарил всех, кто тем или иным образом оказался причастен к созданию «Комы», после чего красноречиво признался в любви своему брату-сопродюсеру Сарику. Эстафету благодарностей подхватил Армен Ананикян, не забыв упомянуть в ней своего коллегу Рубена Дишдишяна, не пожелавшего выйти на сцену, после чего микрофон оказался у Сарика Андреасяна, обозначившего некоторые трудности в процессе работы над фильмом и в шутку призвавшего зрителей к оставлению обратной связи, правда, только в том случае, если она будет положительной. Затем Никита Аргунов поимённо, хотя и не без заминок, представил каждого члена съёмочной группы (также поднявшихся на сцену), обозначив его вклад в работу над фильмом, и откровенно признался, что пробовать себя вновь в роли режиссёра он больше не хочет , поскольку работа над «Комой», в силу разных обстоятельств, далась ему очень тяжело, и, если бы не квартет веривших в этот проект продюсеров, он бы так и не довёл его до конца.

Наконец показ «Комы», вымучиваемой Никитой Аргуновым 4 года и, под давлением продюсеров, в итоге, вымученной, начался.

Главный герой – молодой архитектор Виктор, попав в автомобильную аварию, просыпается у себя дома. Или всё–таки уже не дома...? Терзаемый смутными воспоминаниями, и вскоре обнаруживающий, что очертания его дома во многом не соответствуют тому, что должно было бы быть в реальности, герой в поисках ответов выбирается на улицу, где его глазам открывается уже ну совсем невообразимая картина нагромождённых во всех мыслимых и немыслимых плоскостях городских джунглей. Однако, прежде чем Виктор успевает что-либо осознать, им, явно не с лучшими намерениями, заинтересовывается смахивающее на фонтанчик нефти с горящими глазами чудовище. Но наш герой оказывается “родившимся в рубашке” – в самый последний момент из ниоткуда ему на помощь приходит трио бомжеватого вида

бойцов – безбашенный силач-самодур, будущая зазноба сердца и какой-то чувак, всегда готовый жертвовать собой ради первого встречного. Троица выхватывает Виктора из лап монстра и пускается в бег с прыжками по пересеченной вывернутой во все стороны местности – с обрывами, кроличьими норами и сменой гравитации. В процессе улепётывания Виктор узнаёт, что оказался в Коме – мире, сотканном из воспоминаний всех находящихся в ней в данный момент людей, к базе которых его сейчас и тащат. Преследует же их один из коматозников, чей мозг уже умер, но, так как родственники в реальной жизни его не отключают, он застрял в Коме в виде крайне озлобленного сгустка энергии продолжающего разрушаться сознания. И только старейшина базы знает, как выйти из Комы, однако делиться своим секретом явно не торопится, поскольку будущее человечества и развитие его потенциала видит именно в новом мире...

К слову, и другие заложники Комы, даже зная о том, что выход возможен, как-то совершенно не стремятся его найти, полностью смирившись со своей жизнью бродяг в стенах разрушенного завода, перебивающихся на непонятно откуда берущихся кусках хлеба и алкоголе – не смотря на то, что Кома, отчасти, является миром сновидений, в нём также существует реальная смерть и не менее остры чувства голода и холода, клонит в сон. При этом создать что-либо из воздуха может лишь человек обладающий соответствующей способностью, а их в лагере немного, да и к еде это, почему-то, не относится... Так и наш герой, вместо поисков выхода, пытается построить в Коме новую жизнь, видимо планируя с утра до ночи заниматься изготовлением оружия, дозором и поисками непонятно откуда берущихся и почему-то не кончающихся уже Бог знает сколько времени припасов,.

При этом здраво объяснить подобное смирение со своей долей всех заложников Комы невозможно, поскольку, по сюжету, никто из них ничего не помнит – даже своего имени, а единственные напоминания об их прошлом – это наиболее яркие моменты сновидений, возникающие на местах их ночлега.

Учитывая же то, что весь контингент Комы (опять же, исходя из заявленного в самой картине) представлен, в основном, бомжами, алкоголиками, наркоманами, сумасшедшими и инвалидами исключительно из России, довольно странно было наблюдать в ней в виде сотканных воспоминаний не притон, больницы и ночлежки для бездомных, а, преимущественно, виды моста «Золотые Ворота» из Сан–Франциско, а также гигантскую статую Будды из Лэшана. Правда, в конце фильма его создатели спохватились и даже придумали этому завуалированное объяснение – мол, мозг просто цепляется и развивает в коме наиболее близкие ему образы, пусть и видел только раз, боком, в полусне и на маленькой картинке даже не их, а что-то похожее. Однако в том же конце фильма присутствует и противоречие этому объяснению, кроющееся в разъяснениях одним из героев феномена, при котором в Коме человек изначально всегда материализуется в обстановке того места, где он жил, поскольку самые прочные воспоминания связаны именно с домом.

И это лишь верхушка айсберга из сюжетных дыр и логических нестыковок, имеющих место даже в рамках мира Комы, но, к сожалению, описать все остальные не представляется возможным без подробного пересказа сюжета фильма целиком.

Единственное, что цепляет и привлекает внимание к данной картине – это её ещё незаезженный посыл воссоздать бытие человеческого сознания в состоянии комы. Однако ощущение чего-то действительно свежего и оригинального улетучивается буквально в самом начале фильма, едва успев появиться. Дело в том, что точно с таким же успехом создатели «Комы» могли перенести место действия в мир обычных сновидений, другое измерение, виртуальную реальность, ещё не открытую вселенную, или, даже, в ту же Россию, просто в условиях постапокалипсиса, поскольку единственная функция комы здесь – это быть оригинальной локацией и не более того. Вернее, даже не перенести – для конца света тут и декорации не пришлось бы менять, – а просто назвать это место любым другим из названных вариантов. Ничего от этого в сюжете принципиально бы не поменялось. Тем более что и кома (всех основных героев, по крайней мере) на поверку оказалась искусственной, да ещё и, к тому же, экспериментом сектантов.

Разочаровала и визуальная сторона данного проекта. Не смотря на не такой уж и маленький бюджет – 250 млн. рублей – выглядело всё так, как будто базу впавших в кому снимали на ближайшей свалке или заброшке, а весь остальной мир просто нарисовали на компьютере средней мощности, причём не слишком заморачиваясь, поскольку больше это походило на цветные подсвеченные картинки с некогда красивыми видами, ныне же испещрёнными следами разрухи, которыми художники решили имитировать провалы в памяти героев. Кроме того, лицезрение перевёрнутых вниз головой урбанистических пейзажей и парящих островов рождало в мозгу ощущение чего-то уже давно знакомого и много раз прежде виденного – например, в «Начале» (2010) Кристофера Нолана, «Параллельных мирах» (2011) Хуан Диего Соланаса, «Докторе Стрэндже» (2016) Скотта Дерриксона и многих фильмах-антиутопиях, а также в анимации – «Охотниках на драконов» (2004–2007; 2008) Нормана ЛеБланка, Жан–Шарля Финка; Гийома Ивернеля, Артура Квака и «Патэме наоборот» (2013) Ясухиры Ёсиуры.

Отторжение также вызвала игра актёров и воплощённые ими персонажи. Исполнитель главной роли инфантильного и капризного гения–архитектора Риналь Мухаметов («Три мушкетёра» (2013), «Без меня» (2018)) выглядел как-то очень уж жалко. У него отлично получился маменькин сынок, но совсем не получился человек, который может кого-то спасти и повести за собой. «Кома» оказалась одной из немногих вышедших за последние два года картин отечественного производства, в которых не снялся Александр Петров. Видимо, желая это компенсировать, исполнитель ещё одной центральной роли истеричного дуболома Фантома Антон Пампушный («Балканский рубеж» (2019)), по своей ли, или ещё чьей инициативе, воплотил на экране этакую версию «злого персонажа Саши Петрова», как если бы оный играл антагонистов. Тряпку и ни в чём не уверенного мямлящего тюфяка Астронома изобразил Милош Бикович, хотя, надо отдать ему должное – это было довольно резкое и совершенно кардинальное перевоплощение после главных ролей избалованного

мажора в «Холопе» (2019) и военного командира в «Балканском рубеже». Как мы упоминали ранее, в «Коме» не обошлось и без актёра с ТНТ – Ростислава Гулбиса, исполнившего ещё более невнятную роль Гнома, чем все его роли полицейских в «Чернобыле. Зоне отчуждения» (2014–2017; 2019) и «Полицейском с Рублёвки» (2016–...). Герой Константина Лавроненко («Аванпост» (2019), «Три мушкетёра» (2013), Ликвидация (2007)), как непризнанный злой гений медицины и сектант, получил больше всего реплик в фильме, однако произносил их с таким видом, словно сам ни капли не верит в то, в чём он должен бы убедить всех остальных, и поэтому скучным тоном с полным разжевыванием всех доводов пытался убедить хотя бы себя. Что забыл в «Коме» Вилен Бабичев («Холоп», «Тайна печати дракона» (2019), «Черновик» (2018)) также не очень понятно, поскольку хлыст за весь хронометраж в фильме так и не подвезли, как и банду средневековых разбойников-головорезов, в которую он мог бы привычно влиться.

Что же касается прекрасной половины фильма – образы в исполнении Любови Аксёновой («Без меня», «Салют–7» (2017), «Рассказы» (2012)) и Полины Кузьминской (актриса дубляжа) получились куда более брутальными и менее раздражающими, чем мужские, однако такими же сухими и карикатурными.

Помимо странных нераскрытых персонажей, что-то явно не так и с идейной составляющей «Комы». Сквозным мотивом всего фильма как будто бы отсвечивает мысль, что если ты инфантильный взрослый и непризнанный гений, то во всех твоих жизненных неудачах виноват только весь остальной мир и никто другой, потому что он ещё не дорос до того, чтобы понять тебя и твои бесценные задумки. При этом, когда главный антагонист предлагает всем строить счастливое и светлое будущее в Коме, мотивируя это тем, что в ней каждый может быть кем хочет, даже тот, кого в реальной жизни уже давно ничего не ждёт кроме одиночества, тюрьмы, психушки, инвалидного кресла и, главное, смерти (в данном контексте жизнь в состоянии комы действительно кажется не такой уж и плохой альтернативой), другие герои, многие даже без какой-либо внутренней (не говоря о внешней) борьбы, в конечном счёте приходят к выводу «а ведь он прав!». Колеблется только главный герой, но даже он, вновь столкнувшись с проблемами реальной жизни, в итоге начинает подумывать о том, как бы опять вернуться в Кому, чьи “нефтяные” монстры-коматозники, видимо, уже кажутся не такими уж и страшными на фоне пилящей жены, безработицы и предстоящих выплат по ипотеке.

К сожалению, в очередной раз свежая и перспективная идея получила не самое свежее воплощение, которым и оказалась бесперспективно задавлена.